Сергей Хотимский: Уходишь из офиса — продуктивность растет

Редакционный материал

Сооснователь Совкомбанка Сергей Хотимский рассказал «Снобу», как увлекся коллекционированием тростей, получил в подарок ювелирную «камасутру» и едва не стал продюсером фильма «Бумер»

12 Сентябрь 2018 15:33

Забрать себе

Сергей Хотимский

Фото: Darina Dantes

На рабочем столе Сергея Хотимского — старинные счеты, рядом — планшет, на котором в онлайн-режиме отображается текущий дневной оборот и точки, где клиенты банка совершают покупки по карте рассрочки «Халва». «Это вместо часов. Чтобы помнить, что время — деньги», — говорит банкир.

Хотимскому 40 лет, в банковский бизнес он пришел вместе с братом Дмитрием почти 20 лет назад. Тогда же у предпринимателя появилось необычное хобби: он собирает трости. В коллекции бизнесмена 300 тростей, от старинных до ультрасовременных. Половину он хранит дома, другую — в офисе.

С чего началось ваше увлечение — такое странное для молодого человека?

Началось с подарка. Я просто ходил по одной антикварке, увидел трость. Причем она одна всего и была, там какие-то другие вещи продавали. Ходил-ходил, смотрел на нее, и товарищ мой говорит: что ты ходишь? Вот я тебе купил, подарю. Так я начал собирать трости. Ну и захотелось что-то необычное коллекционировать.

Вам их продолжают дарить?

Какие-то трости я сам привожу, какие-то покупаю на аукционах, какие-то дарят. Однажды мне подарили трость с резными эротическими фигурками. Эскиз нарисовал мой друг Вася Клюкин, который когда-то был акционером банка, а сейчас пробует себя как архитектор и скульптор. Ювелиры по его наброску сделали эту вещь.

Трости не нужно хранить под стеклом? Они у вас на виду, каждый их может потрогать.

В отличие от картин или антиквариата, это не те вещи, с которых сдувают пылинки. Самая дорогая трость, которая может быть продана, будет стоить 20–25 тысяч долларов. Это не картина Пикассо за 25 миллионов. Бóльшая часть из них в рабочем состоянии. Часто спрашивают, собираюсь ли я их использовать по назначению. Надеюсь, что нет. 

Правда, что у вас одна из самых богатых коллекций в России?

В России — да, я в этом почти уверен. А в Европе есть известные коллекционеры. Однажды в Милане я зашел в магазин Prada. Смотрю: трости висят. Красивые, в большом количестве. Спрашиваю у продавца, какие цены. А он говорит: они не продаются, это личная коллекция Миуччи (Миуччи Прада — дизайнер, наследница модного дома. — Прим. ред.). Так что Прада тоже собирает трости.

Коллекция тростей Сергея Хотимского

Фото: Darina Dantes

У вас есть цель сделать эту коллекцию самой крутой в Европе?

Нет, мне просто нравится собирать. Есть очень большие коллекции, они периодически выходят на торги. Сейчас вот в Лондоне будет аукцион, большая коллекция, около 40 тростей. За год такие выставляются один-два раза, не больше. Отдельные трости попадают на какие-то аукционы, но целая коллекция — большая удача. Думаю, начальные суммы за нее будут порядка 60 тысяч фунтов и, наверное, вырастут в два раза. 

Какие трости в вашей коллекции самые дорогие?

У меня очень дорогих тростей нет. Может, самая дорогая стоит 12–15 тысяч долларов. Это дорого для трости, потому что 95% изделий стоят до 3–4 тысяч долларов. Даже если это будет хорошая, антикварная вещь, например, XIX века. Самая дорогая трость, которая здесь есть, не бросается в глаза. Ее сделал известный мастер, и в силу ее исторической, антикварной значимости она стоит дороже, чем другие вещи, но это оценит только эксперт. Есть уникальная трость, привезенная из Таиланда. Богатые люди когда-то использовали ее для физических наказаний — такой тростью могли пригрозить извозчику, это был символ власти. Сохранилось немного тростей XVIII века. Они небольшие — понятно, что опираться на них невозможно, да и носили их просто как аксессуар — для красоты. Не так уж много тростей, на которые опирались.

А из чего их делали? 

Есть трости из камня, металла, бамбука, стекла. Самый популярный материал, естественно, дерево. Современные трости делают складными, чтобы их можно было положить в сумку. Это удобный вариант, если человеку нужно с ней ездить. Обычные трости не влезают в ящик для ручной клади, их вообще сложно перевозить. Я уже не говорю про трости, в которых хранят стилеты. Или фляжки, рюмки.

Коллекция тростей Сергея Хотимского

Фото: Darina Dantes

Продают ли трости известных людей?

Аукционам нужно очень точное подтверждение подлинности, поэтому это единичные случаи, когда попадаются какие-то вещи знаменитостей. Бывают известны мастера, потому что они подписывают вещи. А вот владельцы известны гораздо реже. 

Какая трость в вашей коллекция самая новая?

Вот недавнее приобретение — трость XIX века российского мастера. Под крышкой хранили кокаин, как тогда модно было.

Есть ли у вас другие увлечения?

Я смотрю сериалы. За последние десять лет посмотрел примерно четыре тысячи разных серий. Смотрел, например, «Отчаянных домохозяек». Понятно, что со сферой моих интересов он имеет мало пересечений, но там язык хороший — приятно на английском слушать. А вот «Черное зеркало» не зашло. Сериалы — это гигиена, как чистка зубов. Когда в голове столько всего кипит, час потупить — то, что нужно.

Илон Маск недавно пожаловался, что за последние 12 лет брал отпуск только дважды. А вы бываете в отпуске?

Достаточно много, но в путешествиях тоже работаю. Моя работа не подразумевает, что я должен постоянно находиться в офисе. С клиентами я общаюсь не так часто, да и то больше с теми, кто уже 10–15 лет наши клиенты и мы уже дружим. Я много работаю с данными, со статистикой, и тут как раз лучше куда-нибудь уехать, закрыться и работать. Ну и в принципе, если человек меняет картинку — к нему хорошие, светлые идеи приходят чаще, поэтому иногда уходишь из офиса, а продуктивность возрастает. 

Можете отключить средства связи и просто куда-нибудь уехать?

Нет, я так не люблю — потом накапливается гора. Бывает, на несколько часов отключаю, но это редко. В день мне приходит порядка 500 писем. Чуть отвлекся — 100 непрочитанных. Я постоянно на связи: раз в полчаса-час проверяю телефон. Чтобы я три дня не выходил на связь, 24 часа без ответов — такого за последние 15 лет не помню.

Сергей Хотимский

Фото: Darina Dantes

Если забить в поисковик вашу фамилию, он выдаст ссылки на фильмы, которые вы продюсировали. Но вы давно не занимаетесь кино.

Был такой эпизод с 1998 по 2003 год. Мне не повезло: первый фильм был очень коммерчески успешным. Наверно, если бы я потерял деньги сразу, то был бы осторожнее. Но поскольку на первом фильме — «ДМБ» — я заработал, то решил: здорово, так и будет. А дальше началась череда неудач. В какой-то момент, после серии откровенно проигрышных решений, я понял, что это не мое. Ну, например, сценарий «Возвращения» я отправил в мусорную корзину. Или думал, нужно ли брать «Бумер», а он тем временем быстро ушел. У меня год были права на «Ночной дозор», но пока переписывали сценарий, я забыл их продлить. Коллеги по цеху, с которыми мы начинали в 98-м, стали большими продюсерами, поднялись на другой уровень, и кино тоже выбралось из глубокого кризиса. Тогда и сейчас — это просто квантовый скачок в индустрии. А я понял, что нужно профессионально заниматься какой-то одной работой. Нужна хватка, и нужно сосредоточенно, с утра до вечера заниматься своим делом.

А для банковского дела разве не нужна хватка?

Конечно, но банком я занимаюсь 100% времени, и это мне удается, а распыляться невозможно. Хоть я по профессии и не экономист, не банкир, банковское дело меня всегда интересовало. 

Что еще нужно в бизнесе, кроме самоотдачи?

У каждого свои правила, но одно точно: обманывать не надо. Это простой рецепт успеха и в бизнесе, и в жизни. Меньше врешь — все проще получается.

Беседовала Анна Аскарян

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться