В своем репертуаре. Интервью с генеральным директором «Золотой маски» Марией Ревякиной

Журнальный материал

В этом году «Золотая маска» празднует 25-летие. «Сноб» поговорил с генеральным директором национальной театральной премии Марией Ревякиной не только об афише фестиваля, но и о роли театра в жизни каждого

4 Март 2019 12:30

Забрать себе

Мария Ревякина Фото: Ирина Полярная


Ɔ. Что приготовил фестиваль в этом году?

У нас очень большое количество показов. Это связано, с одной стороны, с увеличением отобранных в конкурс премии «Золотая маска» спектаклей, с другой – с внеконкурсными программами «Маска Плюс», «Детский Weekend», проектами, которые мы проводим с правительством Москвы на различных городских площадках, нашими образовательными проектами. Есть и большая программа «Театральный марафон», направленная на то, чтобы в Год театра в регионах прошло как можно больше гастролей ведущих российских театров, не только из Москвы и Петербурга. Также в этом году мы значительно расширяем географию нашей традиционной программы «Лучшие спектакли в городах России»: в этот раз поедем на Дальний Восток и Урал, в Сибирь и Удмуртию. Если возвращаться к Москве – в январе мы здесь открыли Год театра проектом «БДТ в Москве», посвященным 25-летию «Золотой маски» и 100-летию Большого драматического театра. Показанные вместе пять спек­таклей представили совершенно потрясающий творческий уровень этого легендарного театра – великолепных артистов, играющих в разных и, по-моему, совершенно удивительных по силе художественного высказывания постановках. Проект стал возможен благодаря нашему генеральному спонсору Сбербанку и помощи компании «Газпром». И надо сказать, что в конкурсной программе есть еще две части «Трех толстяков» Андрея Могучего из БДТ.


Ɔ. «Золотая маска» – это срез всего, что происходит в театральной жизни страны. Что можно сказать о тенденциях 2017–2018 годов?

В номинациях впервые присутствуют спектакли, представленные нете­атральными институциями. Например, это музей «Гараж» со спектаклем Дмитрия Волкострелова «1968. Новый мир» и Музей архитектуры имени А. В. Щусева с постановкой «Мельников. Документальная опера». Музеи сейчас активно сотрудничают с театром, и вообще, разные театральные жанры и разные виды искусства все теснее переплетаются между собой, театр все чаще использует художественные инструменты кино, изобразительного искусства, не говоря уже о мультимедиа.

Кроме того, отмечу потрясающую роль современной музыки в театре. Это касается и оперы, и балета, и даже драмы. Обращу внимание на спектакль Владимира Раннева «Проза» в Электротеатре, оперу Александра Маноцкова «Сны Иакова» из Свияжска, балет «Пахита», как бы заново написанный Юрием Красавиным, и два мюзикла по оригинальным произведениям современных композиторов, это «Винил» и «Римские каникулы».


Ɔ. Как расширилась география премии в этом году?

Шестьдесят процентов участников фестиваля «Золотая маска» – это города России, и крупные, и так называемые малые. Только в конкурсе драмы вы можете увидеть спектакли из Уфы, Казани, Якутска, Тюмени, Омска, Красноярска, Воронежа, Лесосибирска, Ярославля, Ростова-на-Дону, впервые приедет Коми-Пермяцкий театр из Кудымкара. Очевидно, что «Маска» открывает новые имена. В этом заслуга наших экспертов, которые без устали смотрят премьеры, ездят в командировки и находят все самое существенное, что происходит в театрах и что мы затем показываем на фестивале. Конечно, организовать такой масштабный фестиваль невозможно без серьезного государственного участия – с самого начала и по сей день «Золотой маске» помогали Министерство культуры и правительство Москвы, сейчас фестиваль также проводится при существенной поддержке Фонда президентских грантов.  Учредителем фестиваля является Союз театральных деятелей Российской Федерации.

Одри Бонне в постановке Ромео Кастеллуччи «Жанна на костре» Пермского театра оперы и балета им. П. И. Чайковского Фото: пресс-служба


Ɔ. Фестиваль – это не только конкурс. Какие еще проекты «Золотой маски» ждут нас в юбилейном году?

Помимо «Маски Плюс», «Детского Weekend’а» у нас есть «Золотая маска в кино», «Золотая маска online», Институт театра, RussianCase, «Золотая маска в городе». В этом юбилейном году с радостью возвращаемся к показам прекрасных зарубежных спектаклей. Все это было бы невозможно без наших партнеров и друзей – Сбербанка, холдинга «Евроцемент груп», компаний «Северсталь», «Норникель», «Газпром», РЖД, Благотворительного фонда Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт», Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко, Фонда Михаила Прохорова, лично Романа Абрамовича.


Ɔ. Спектакли Серебренникова второй год подряд выдвигаются на премию, а дело продолжает разбираться в суде. Говорили ли вы об этом на встрече с президентом?

С президентом мы говорили о Федеральном законе № 44, я приводила примеры, до какой нелепости мы доходим. В частности, принимая работу актера Миронова, я подписываю акт, что он нам оказал услугу. А он, как и любой другой актер, не оказывает услугу никому, он работает, чтобы состоялась встреча зрителя с искусством. Или у нас заболел актер, а мы должны заключить контракт с другим и ждать семь дней, пока документ повисит у нас на сайте, а спектакль уже вечером. Очень много нелепостей, но поскольку после этого разговора с президентом закон отдан на первое чтение, мы надеемся, что поправки будут приняты. Люди, работающие в театре, должны выполнять закон, но его нужно сделать более прозрачным и подходящим для этого рода деятельности. Мы все-таки не прачечная, не баня, не сфера услуг – это самое главное. Если говорить о театральном деле, то для всего сообщества этот процесс – удар по репутации. И сейчас вопросов возникает все больше и больше, потому что свидетельские показания не совпадают. Здесь нужно дойти до истины, никто не верит в виновность Кирилла Серебренникова или Софьи Апфельбаум, которую мы знаем как самого порядочного, квалифицированного и компетентного работника в этой сфере.


Ɔ. В одном из интервью вы сказали, что чиновники не всегда понимают, что такое театр в нашей стране. Как бы вы объяснили им, что же такое театр в и для России?

Театр в России – это больше, чем театр. Это возможность разговора друг с другом. Я имею в виду не демонстрации, а возможность разговора человека с самим собой и с тем, что происходит на сцене. Театр – это не трибуна, с которой что-то провозглашают, умный театр всегда оставляет в сердце вопросы. Иногда сам получаешь на них ответы, иногда – нет, но театр задает вопросы, и в этом его главное свойство. Он заставляет думать, переживать и сопереживать. Театр – это и про интеллект, и про эмоции. Это особенно важно в эпоху, когда мы почти все время погружены в интернет, а главное – подчинены бешеной скорости общения, обмена информацией, мгновенных и непродуманных реплик и суждений. Времени на размышления, на глубокие чувства не остается. А театр говорит тебе «стоп». Это место, где, по мысли Вольтера, рождается нация, он помогает личности быть личностью. Театр всегда о человеке, не о толпе. И это важно. Мне все-таки кажется, что без думающего, мыслящего человека не построить ничего. Неслучайно Эйнштейн говорил, что воображение важнее, чем знание. С ним становишься свободным. С ним летаешь, и вдруг самые неожиданные, интуитивные открытия приходят в голову. Это очень важно.

Беседовала Анастасия Рыжкова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

О театре изнутри и о том, почему БДТ является точкой притяжения, рассказывают Иван Вырыпаев, Александр Маноцков, Константин Богомолов, Виктор Рыжаков, Владимир Панков

Новости партнеров

Есть актеры, которым на роду написано играть разных графов и князей. Это называется «порода», а ее не изобразишь, не сыграешь: она или есть, или нет. Олег Басилашвили из числа последних аристократов русской сцены
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться