Top.Mail.Ru

Джеймс Эдмунд Хартинг: Орнитология Шекспира

Редакционный материал

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем фрагмент книги Джеймса Эдмунда Хартинга  «Орнитология Шекспира» (издательство libra), в которой британский журналист не только пересчитывает птиц в пьесах Шекспира, но и исследует зачем, откуда и для чего они там

7 Апрель 2019 10:07

Забрать себе

Зимородок

Глава IX

Разные птицы, не включенные в предыдущие главы

Попугай — Скворец — Зимородок — Ласточка — Стриж — Пеликан — Страус

Несколько птиц, которых упоминает Шекспир, мы не смогли включить ни в одну из предыдущих глав.

Натуралисты неоднократно отмечали нервозность и крики птиц перед дождем. Среди прочих у павлина; зеленого дятла, которого в некоторых частях Англии зовут «птицей дождя»; ржанки, чье латинское обозначение (Pluvialis) имеет прямое отношение к этому обыкновению. «Примечательное равнодушие к снежной, ненастной погоде» у вальдшнепа описал еще знаменитый орнитолог, «священник-натуралист» Гилберт Уайт (Gilbert White, 1720-1793). Шекспир же подметил эту особенность у попугая: «Я буду крикливее попугая под дождем» (Как вам это понравится 4.1).

Не вполне ясно, с какого времени попугаев стали держать в клетках, но их яркое оперение, способность заучивать нехитрые фокусы и слова, вне всякого сомнения, издавна привлекали внимание к этим птицам. Шекспир знал, для того, чтобы закрепить успех в обучении попугая, его нужно чем-нибудь наградить: «Я  расскажу ему об этой шлюхе: он таких любит, как попугай — миндальные косточки» (Троил и Крессида 5.2).

Огромной популярностью пользуется выражение «болтать, как попугай» (Отелло 2.3). В остроумной сцене между Беатриче и Бенедиктом в комедии Много шума из ничего (1.1) Шекспир снова обыгрывает этот фразеологизм:

Бенедикт: Ну, вам бы только попугаев обучать.

Беатриче: Птица моей выучки будет лучше, чем животное, похожее на вас.

Как символ бессмысленной болтовни попугай появляется и в Генрихе IV (1.1.3).

Попугай

Люди издревле пытались извлечь пользу из способности некоторых видов птиц заучивать слова, Плиний сообщает, что в Древнем Риме обученных скворцов (Sturnus vulgaris) использовали для увеселения цезаря, скворцы якобы умели говорить на латыни и греческом.

Шекспир также упоминает обучение скворцов:

О Мортимере говорить нельзя.
Когда он будет спать, к нему проникну
И закричу над ухом: «Мортимер!»
Иль лучше,
Я научу скворца, чтоб он твердил
Лишь «Мортимер», и подарю ему:
Пусть не дает на миг заснуть в нем злобе.
(Генрих IV 1.1.3)

Прежде было весьма распространено поверье, что в период, когда зимородки (Alcedo atthis) высиживают яйца (принято было считать, что происходит это в зиму, отсюда и название), воды, из уважения к этим пернатым, остаются такими спокойными и безопасными, что и для людей нет никакой опасности отправляться в плавание. Плиний и Аристотель называли этот период «временем зимородка». У Шекспира: «Жди бабье лето, зимородка дни» (Генрих VI 1.1.2).

Также считалось, что мертвый зимородок, аккуратно подвешенный на нитке, всегда будет поворачиваться клювом в ту сторону, откуда дует ветер.

Кент в Короле Лире (2.2) говорит о бродягах:

… по ветру держат нос,
По дуновению хозяйской блажи.

Среди всех птиц Британских островов зимородку нет равных по яркости и красоте оперения. Полет его стремителен и быстр, и когда солнце падает на его яркую синюю спинку, кажется, будто сверкнула лазурная молния.

Если зимородка мы можем признать одной из самых красивых птиц, то ласточку-касатку (Hirundo rustica) — одной из самых быстрых: «Теперь быстрее ласточки я!» (Тит Андроник 4.2) Однако же скорость стрижа (Apus apus) достигает порой 180 миль в час, что в два раза быстрее полета ласточки: «Надежда — (стриж), что ласточки быстрей» (Ричард III 5.2).

Касатка

Кто видел ласточку в пасмурный день, летящую над самой землей, едва не касаясь ее, несомненно, оценит точность следующих образов:

За зверем вслед погонится мой конь —
И ласточкой над долом пронесется.
(Тит Андроник 2.2)

«Ласточка не так охотно следует за летом, как мы за вами и не более охотно бежит от зимы. Да, люди — перелетные птицы» (Тимон Афинский 3.6).

Ласточки, в любом случае, следуют за человеком, предпочитая строить гнезда в непосредственной близости от человеческих жилищ, причем подчас — в самые необычных местах:

Да, ласточки на корабле царицы,
Навили гнезд; и авгуры не знают
Иль не хотят, не смеют объяснить —
Что это значит.
(Антоний и Клеопатра 4.12)

Хотя по весне ласточка появляется в Англии раньше многих иных птиц, она все же не первое украшение наших просторов:

… Где нарциссы,
Предшественники ласточек, чья прелесть
Пленяет ветры марта?
(Зимняя сказка 4.3)

Близким родственником касатки является воронок или городская ласточка (Hirundo urbica):

Этот летний гость,
Ютящийся в карнизах храма, (воронок),
Доказывает нам, что небеса
Здесь веют миром. Нет ни уголка,
Ни выступа стены, где б эта птица
Не прилепила зыбкую постель.
Я замечал, что, где они плодятся,
Там воздух чист.
(Макбет 1.6)

Шекспир снова упоминает эту птицу в Венецианском купце (2.9):

Вот так же лепит
На внешних стенах гнезда (воронок),
Открытые ненастью и несчастью.

Перейдем к более экзотическим пернатым в произведениях Шекспира.

Со времен античности известно поверье о пеликане (Pelecanus), кормящем птенцов собственной кровью; неудивительно, что Шекспир использовал этот яркий образ в Гамлете (4.5):

Объятья б я друзьям раскрыл широко, кровью
Своей их напитал, как нежный пеликан,
Что жертвует собой.

Король Лир также сравнивает себя с нежным пеликаном (3.4):

… Неужели
Всеобщей модой сделалось отца
Вышвыривать на свалку, обескровив?
И по заслугам. Чтобы не плодил
Пеликанят, отцову кровь сосущих.

Гант называет пеликаном короля Ричарда II (2.1):

… подобно пеликану
Ты почал уж родную нашу кровь,
Упился ты до опьяненья ею.

Версий происхождения этой сказки великое множество. Отголоски ее встречаются и у древних египтян, и у отцов церкви. Разумеется, Шекспир не занимался изучением истории вопроса, использовав расхожую метафору там, где она показалась ему уместной.

Большинство птиц, описанных в этой главе, родом не с Британских островов. Между прочим, Шекспир в двух местах упоминает и страуса (Struthio camelus):

… все в доспехах; в перьях,
Как (страусы), что по ветру стремятся;
Бьют крыльями — орлы после купанья.
(Генрих IV 1.4.1)

Считалось, что страус чрезвычайно прожорлив и буквально всеяден: «Ты, как страус, съешь у меня железо и проглотишь меч, как булавку» (Генрих VI 2.4.10).

Однако, каким бы странным это ни казалось, есть свидетельства, что пеликан, точнее говоря, представители рода пеликанов, прежде населяли английские болота. Не так давно в Кембриджшире была обнаружена лопаточная кость птицы, вероятно, принадлежащей к роду пеликанов. Единственным видом пеликана, который был замечен в Англии в наши дни был розовый (Pelicanus onocrotalus). Особь была убита в 1663 году на болоте в Хорси, однако свидетельств, что пеликан был диким, нет. Более того, есть предположение, что он сбежал из королевского зверинца в парке Сэйнт Джеймс.

Перевод Александра Филиппова-Чехова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. К 24 марта — дню рождения поэта Леонида Аронзона, которому в этом году могло бы исполниться 80 лет, — издательство «Барбарис» опубликовало две новые книги: «Графика» и «Письма Риты». В первой книге воспроизведены графические работы поэта. Вторая — письма жены Аронзона Маргариты Пуришинской (1935—1983). Книги будут презентованы 9 апреля в Центре Вознесенского
Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем фрагмент книги Максима Д. Шраера «Бегство» (издательство «Три квадрата»). Действие книги разворачивается на тщательно выписанном историческом фоне конца 1970-х и 1980-х годов: политика, студенческая жизнь, поездки по стране, назревающие этнические и религиозные конфликты в советской империи на грани ее распада

Новости партнеров

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем фрагмент пьесы Елены Греминой «Не отводя глаз». Прошел почти год после смерти Михаила Угарова и Елены Греминой, двух выдающихся драматургов и режиссеров, основателей и руководителей Театра.doc. К этой годовщине издательство «НЛО» при содействии Фестиваля «Золотая маска» выпустило двухтомник «Гремина и Угаров. Пьесы и тексты»