Все новости
Журнальный материал

Елизавета Епифанова: Музы и механизмы

Очередной часовой сезон неумолимо катится к завершению. Сенсационные премьеры женевского салона SIHH, выставки BaselWorld и даже недавние летние презентации уже осенью из неопределенного будущего превращаются в реальное настоящее – в часы, которые можно примерить и купить
10 сентября 2016 12:17

Необычайную привлекательность наручных часов в наше высокоинтеллектуальное время можно объяснить достаточно просто. Они демонстративно, подчеркнуто, даже стоит сказать, бесстыдно материальны. Прибор, измеряющий какую-то условную неуловимую субстанцию, представляет собой изощренную конструкцию из тщательно продуманных, тонко выточенных и филигранно декорированных вручную деталей.

Часовым обозревателям доставляет удовольствие ежегодно составлять список «самых актуальных трендов Haute Horlogerie». В моде хронографы с мировым временем, карбон и золото, сапфировые поверхности, черный цвет… И так далее. На самом деле все намного проще. Как выразился один подросток, часы должны заставить человека ахнуть. Быть экстремально красивыми в замысле и исполнении. Вот над этим и приходится трудиться.

К желаемому «ах» производители приходят двумя путями. Их и нужно считать магистральными трендами часового искусства. Одни отталкиваются от необычной конструкции механизма, новых функций или технических особенностей калибра. Другие максимальное внимание уделяют художественной концепции и декоративным техникам. Иногда оба подхода соединяются в одних часах, но всегда можно выделить тот, который в данном случае приоритетнее.

По этому нехитрому принципу и стоит разделить самые интересные часовые премьеры года: на те, где главенствует форма или ее содержимое.

Часы Globemaster Annual Calendar от Omega со стрелкой индикации месяца

Суть

Самая сложная, долгожданная и оттого особенно внезапная премьера «высокой механики» этого лета – новая модель Officine Panerai с длинным названием Radiomir 1940 Minute Repeater Carillon Tourbillon GMT. Как можно догадаться, перед нами первый минутный репетир мануфактуры, и отличается он тем, что способен отбивать время двух часовых поясов. Звучание репетира можно переключать с местного на домашнее время нажатием кнопки, встроенной в заводную головку. Конструкция скелетонизированного калибра P.2005 / MR позволяет в полной мере насладиться работой децимального репетира (то есть отбивающего десятиминутные отрезки), причем, чтобы сохранить традиционную для Panerai морскую тематику, звук гонгов был максимально приближен к звону морского колокола. Если кому-то этого покажется недостаточно, в часах еще есть и турбийон.

Radiomir 1940 Minute Repeater Carillon Tourbillon GMT от Officine Panerai

Скелетоны все более популярны в часовой инженерии, потому что позволяют сделать акцент на механизме и не отвлекаться на несущественное. Maurice Lacroix, прославившаяся нестандартной интерпретацией самой конструкции часовой механики – например, «танцующей» по поверхности счетчика секундной стрелкой или единственным в мире квадратным часовым колесом, – теперь решила сосредоточиться на красочной подаче механизма-скелетона. В премьере Masterpiece Chronograph Skeleton впервые появился полностью открытый калибр автоматического хронографа, изготовленный Concepto. А мосты мануфактурного калибра ML134 в серии Masterpiece Skeleton напоминают спицы, расходящиеся от круговых центральных элементов. 

Пока одни соревнуются в сложности и оригинальности конструкций, инженеры Omega продолжают убеждать, что ничего лучше обычного часового механизма все еще не изобрели и вряд ли изобретут. Естественно, механика должна улучшаться в соответствии с современными реалиями. Например, из-за увеличения числа электронных приборов и магнитных излучателей все новейшие часы должны проходить тестирование на антимагнитность. Omega первой начала этот процесс, введя двойную сертификацию для своего нового калибра Master Chronometer. Помимо стандартного теста на хронометрию COSC готовые часы также проходят испытания на устойчивость к шоку, температурному воздействию и магнетизму в швейцарском метрологическом институте METAS. В 2016 году Omega представила сразу три новых калибра класса Master (с боковой стрелкой, лунным календарем и хронографом). Особенно изысканно сверхнадежный калибр смотрится в версии Globemaster Annual Calendar с годовым календарем, в котором названия месяцев написаны по окружности циферблата изящным курсивом в прованском стиле.

Стоит признать: хорошая мануфактурная механика в наши дни – это не роскошь, а выгодное вложение денег. И тут можно поискать что-то оригинальное и немассовое, при этом по доступной цене. Независимая швейцарская марка с американскими корнями Ball Watches в честь 125-летия представила свой первый мануфактурный калибр RRM1101, установленный в классических часах Trainmaster Manufacture. Винтажная модель, выпущенная тиражом сто двадцать пять экземпляров, повторяет облик карманных часов Ball позапрошлого столетия.

И форма

Часы Villeret Great Wave от Blancpain повторяют знаменитую волну с картины Хокусая

Наиболее характерный пример того, как утилитарный прибор превращается в настоящую поэзию, демонстрирует Jaquet Droz. Стоит вспомнить не­обычную историю этого дома. Пьер Жаке-Дро, представитель известной часовой династии из юрского Ла-Шо-де-Фона, был одним из самых выдающихся мастеров XVIII века. Вместе со своим учеником Жан-Фредериком Лешо он прославился не столько часами, сколько уникальными автоматонами – движущимися механическими скульптурами, запрограммированными совершать определенные действия (например, писать, рисовать или играть на музыкальном инструменте). Можно представить, сколько усилий требовалось триста лет назад для создания каждого такого «робота», состоявшего из тысяч деталей, да еще идеально декорированного (в оформлении использовалась драгоценная инкрустация). И все ради чистого развлечения! Но именно автоматоны обеспечили Jaquet Droz & Leschot клиентуру среди аристократии и королевских особ, затмив традиционных часовщиков (может, за исключением Бреге), – вплоть до наступления эпохи индустриализации, когда на авансцену вышли уже совсем другие часовые имена.

Модель La Grande Classique de Longines

И в новом тысячелетии среди грандов часовой механики Jaquet Droz стоит особняком. Классические модели марки, знаменитые Grande Seconde, Petite Heure и особенно Grande Heure с единственной медитативной часовой стрелкой – подчеркнуто лаконичные, как будто отстраненные от своего прямого назначения. Огромная секундная стрелка бежит и бежит по главному циферблату, совершенно затмевая собой скромный часовой и минутный указатель. Кому интересно, который сейчас час, если каждое мгновение прекрасно?

Пожалуй, это неприкрытое пренебрежение практическими вопросами и превращает Jaquet Droz в законодателя мод «чистого» часового искусства. С тех пор как в 2009 году марка возродила традицию своих основателей и создала новый современный автоматон – механического человека, который в буквальном смысле «пишет время», выводя текущее значение часа пером на бумаге, – поэзия, выраженная в декоративных техниках, стала ее главной философией. Кто еще, кроме Jaquet Droz, рискнул бы поместить в корпус наручных часов The Charming Bird миниатюрную поющую птичку? Или украсить дамскую премьеру прошлого года Lady 8 Flower распускающимся драгоценным цветком? И все новые модели, представленные Jaquet Droz в 2016 году,  продолжают художественные эксперименты с поэтикой времени.

The Bird Repeater и The Charming Bird с птицами-автоматонами предстали в обрамлении новых циферблатов, выполненных из перламутра и украшенных росписью на тему швейцарского сельского пейзажа, с филигранной прорисовкой передающей настроение сладкой меланхолии. Коллекция Grande Seconde дополнилась версиями с уникальными циферблатами из минералов, настолько редких, что за некоторыми пришлось снаряжать целую экспедицию: шаттукита, хризопраза, яшмы, агата и строматолита. Для украшения циферблата Petite Heure Minute Thousand Year Lights художники Jaquet Droz использовали традиционную корейскую технику «наджон чильги», которая представляет собой инкрустацию перламутром с лакировкой. Наконец, совершенно по-новому была воплощена и традиционная французская эмальерная техника XVIII века paillonné, которой славились изделия и самого Пьера Жаке- Дро. «Пайоне» соединяет золотой геометрический узор с росписью по эмали. Чтобы он получился безупречным, требуется огромное мастерство и много дней кропотливой работы. Изумительный декор, появившийся в эпоху Ренессанса, сегодня украсил модели Jaquet Droz Petite Heure Minute в мужской версии 39 мм, в дамском корпусе диаметром 35 мм, а также турбийон и классические карманные часы.

Винтажная модель Trainmaster Manufacture от Ball

В обращении к редким историческим техникам инкрустации и росписи сегодня замечены многие традиционные часовые дома. Например, старейшая швейцарская часовая марка Blancpain продолжила эксперименты с японскими сплавами, начатые в прошлогодних часах с изображением бога Ганеши, представив в 2016 году свою версию картины Кацусики Хокусая «Большая волна в Канагаве». Бушующая волна, выполненная из белого золота, обработана в технике японской патины «рокушо» и помещена на основу из мексиканского серебристого обсидиана.

Кстати, Новый Свет все чаще теснит Азию в качестве источника вдохновения для декора часов. Художники Hermès воспользовались техническим достижением прошлого года – мануфактурным калибром Н1950, установленным в новой классической коллекции Slim d’Hermès, чтобы создать настоящий живописный шедевр: часы Slim d’Hermès Mille Fleurs du Mexique, ограниченные всего шестью экземплярами. Рисунок перламутрового циферблата повторяет узор знаменитого шелкового платка Hermès «Тысяча цветов из Мексики», придуманный дизайнером Летицией Бьянки. Чтобы создать столь яркое изображение на хрупком перламутре, требуется двадцать этапов нанесения эмали и обжига.

Мода на скелетоны не обошла и Maurice Lacroix, где создали модель Master Chronograph Skeleton

Впрочем, многочасовая работа, уникальная техника и драгоценные материалы вовсе не являются обязательными условиями создания красоты. Взглянуть по-новому на свою многолетнюю, практически хрестоматийную классику в этом году предлагают такие известные дома, как Longines и Raymond Weil.

Maestro Beatles от Raymond Weil в стальном корпусе

«Бренд повседневной элегантности № 1» – Longines – представил новые версии легендарных коллекций, самая необычная из которых La Grande Classique de Longines с романтичными перламутровыми цветами на циферблате и разноцветными пастельными ремешками в тон. Этот пробный выпуск, на который консервативный глава марки Вальтер фон Кэнел решился после долгих колебаний, почти сразу разошелся на заказы. А Raymond Weil, традиционно привязывающий свои часовые новинки к музыкальным произведениям, также неожиданно решил изменить слегка наскучившей оперной тематике. В этом году марка заключила контракт с Universal Music и выпустила в коллекции Maestro лимитированную серию в три тысячи экземпляров, посвященную The Beatles. Названия тринадцати альбомов группы размещены по периметру циферблата, а вместо отметки «4 часа» можно увидеть гравировку с изображением легендарной четверки с обложки альбома «Help!».

Как видно, любое из искусств сегодня является важнейшим в часовом деле.
Ɔ.