Реабилитация вещества

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Turn on, tune in, drop out with Timothy Leary

Смотреть

Turn on, tune in, drop out with Timothy Leary

Видео
Видео
Билл Ричардс: Это не галлюцинация

Смотреть

Билл Ричардс: Это не галлюцинация
Видео
Видео
Илья Колмановский Как применялись психоделики в СССР

Смотреть

Как применялись психоделики в СССР

+T -

После расцвета психоделических практик в шестидесятые годы ХХ века эксперименты с псилоцибином оказались под запретом. Сегодня ученые снова пытаются найти научное объяснение мистических изменений человеческого сознания

Поделиться:
Фото: Bridgeman/fotodom.ru
Фото: Bridgeman/fotodom.ru

В недрах заурядного здания из стекла и бетона в восточном кампусе Медицинского института Джонса Хопкинса (Балтимор, США) есть комната без окон, с мягким белым диваном, приглушенным светом и цветастыми картинами на стенах, обитых светлой тканью. Эта комната – особая точка на нашей планете: в последние годы обычные жители штата Мэриленд не менее двухсот раз стартовали оттуда в те сферы, куда тысячелетиями было дано проникнуть лишь святым, пророкам и шаманам.

Гидом добровольцев всякий раз была сотрудник лаборатории Мэри Косимано – худощавая женщина невысокого роста с черными прямыми волосами до плеч и пронзительными черными глазами. Она протягивает мне примитивный мексиканский кубок из серой глины и бокал воды. К сожалению, в кубке нет капсул с веществом – я не могу поучаствовать в исследовании, так как для этого надо жить в Балтиморе месяцами.

Ученые дают добровольцам псилоцибин не просто так, а чтобы найти ответ на вопрос: как работает мозг в момент мистического озарения? Казалось бы, тут нет и не может быть места для науки: нельзя залезть в голову к человеку и доказать, что вот сейчас он стал частью космоса и обрел Бога. С другой стороны, это явление воспроизводится во всех культурах и во всех поколениях: всегда есть люди, говорящие в какие-то моменты, что границы их личности исчезают, они испытывают абсолютное единение со всем миром и высшими силами, любовь ко всему сущему, осознают реальность, находящуюся на другом уровне бытия.

Воспроизводимость – ключевое слово. Наука не верит в Бога и чудеса, но верит в наблюдаемые и экспериментально воспроизводимые факты. С начала ХХ века ученые возвращались к этой теме и бросали ее несколько раз. Но в последние годы в этой области наметился прорыв, исследования стали вестись сразу в нескольких странах и в десятках лабораторий.

Успех пришел после того, как ученые нашли способ надежно создавать мистические состояния сознания в экспериментах при помощи синтетических молекул. Добровольцы балтиморского исследования говорили мне, что псилоцибиновый опыт – одно из самых значимых событий в их жизни, наряду с рождением ребенка или смертью родителя. Самый запомнившийся мне пример – это случай Лори, женщины, которая победила рак, но разучилась жить. С этой проблемой она пришла добровольцем в балтиморскую лабораторию – и вышла оттуда, навсегда изменившись.

•  •  •

Маленькая сутулая женщина под пятьдесят с нездоровым цветом лица вышла к кафедре и негромко сказала: «Началось все с того, что я чуть не умерла от лейкемии». Аудитория замерла, будто оцепенев от ужаса, – и на протяжении всего ее рассказа слушатели не проронили ни звука, хотя в зале сидели матерые, видавшие виды онкологи одной из крупнейших больниц страны – госпиталя Джонса Хопкинса. Казалось бы, их трудно чем-то пронять, да и настроены они были скептически. Перед семинаром я слышал, как мой сосед (копия доктора Тауба из House MD) говорил своему соседу с гоготком шестиклассника: «Ну что, погаллюцинируем полчасика?»

Название семинара и впрямь располагало если не к шуткам, то к недоумению: «Исследование псилоцибиновой терапии в лечении тревожности у раковых больных». Ведущий показывал таблицы и рассказывал, как отправлял в психоделические трипы людей, которые находились на четвертой стадии рака.

Глава группы, профессор-фармаколог Роланд Гриффитс, мой гостеприимный проводник в мире психоделики, объяснил мне: «Нам очень нужно убедить онкологов, что все, чем мы занимаемся, – это не ерунда; тогда есть надежда, что они начнут направлять пациентов в наши исследования». Онкологи – люди науки; они были готовы послушать про галлюциногенные грибы, но разговоры о каких-то личностных трансформациях и мистических озарениях воспринимали, пожимая плечами.

В этом смысле выступление Лори, которое Гриффитс приберег напоследок, имело особую силу: было ясно, что она совершенно из их среды, материалист, врач, коллега. По крайней мере, была еще в 2006 году: врачом-анестезиологом и энергичной, здоровой жительницей Балтимора, матерью трех девочек, когда однажды увидела у себя на ноге большущую гематому на месте пустякового ушиба. В больнице выяснилось, что у нее почти нет тромбоцитов – да и остальные клетки крови своим числом говорили о раке костного мозга: острой лейкемии.

Лори стала постоянным жителем палат пятого этажа того самого здания, где мы пять лет спустя слушали ее выступление и где она работала до болезни. Она видела через стеклянную стену своей палаты большой атриум внизу, где сновали ее бывшие коллеги. Лори проходила один за другим сеансы химиотерапии. Дела шли все хуже; ей полностью уничтожили костный мозг, потом – пересадка, потом – острое отторжение. Бесконечные биопсии, жизнь без иммунитета, бактериальные и грибковые инфекции, мучительная тошнота, постоянная острая боль, кислородный баллон, кресло-каталка. И самый страшный для анестезиолога опыт: интубация вживую, когда она сначала была в полном сознании – коллега просто попросил ее открыть рот пошире. Теряя сознание, Лори опытным ухом слушала писк монитора и понимала, что вряд ли очнется.

Лори повезло; она не просто очнулась: пересаженный ей костный мозг прижился, и она пошла на поправку. Ее тело постепенно училось жить вне больницы – тело, но не душа. Каковы шансы у человека, который прошел через такие испытания, потерял профессию, стал обузой для семьи, снова научиться жить нормальной жизнью?

Лори прочитала объявление об исследовании Гриффитса, записалась в участники («меня никогда не интересовали наркотики в колледже в семидесятые, но тут речь явно шла о чем-то другом: солидном научном исследовании, безопасном, продуманном»), прошла четыре недели психологической подготовки и получила высокую дозу псилоцибина в той самой комнате без окон и с белым мягким диваном. Сессия, которая длилась полдня, была, по словам Лори, самым значительным событием в ее жизни.

«Вещество начало действовать, и вдруг будто рухнула стена, которой я себя окружила за эти годы. Я начала плакать – так, как не плакала никогда в жизни; слезы лились нескончаемым потоком, с какой-то невероятной физической интенсивностью. Я смотрела на себя со стороны, пытаясь делать объективные наблюдения. Я поняла, что это огромный прорыв: все эти годы я не могла горевать о том, что со мной случилось, – я просто выживала».

Все, что случилось с ней дальше, можно просто слушать, а можно разложить по полочкам, как это делают ученые, наблюдающие за испытуемыми. Первым, кстати, это сделал педантичный американский психолог Джеймс Уильям в начале ХХ века. Что еще может ученый, если у него нет ни томографа, ни знаний о нейротрансмиттерах? Он просто опрашивал бесконечное количество мистиков – и выявлял общие признаки.

Оказалось, несмотря на всю неописуемость и мимолетность, измененные состояния сознания всегда включают четкий набор ощущений:

1. эмпатия – чувство глубинной связи с другими людьми, сопричастности, единства.

2. всеохватная любовь, исходящая из всех точек вселенной.

3. единение с миром, осознание себя как части мира и всех элементов мира как части себя.

4. выход за пределы личности – и ощущение нахождения в реальности иного уровня, не менее реальной, чем повседневная; здесь же: ощущение вечности и понимание, что время – условная, несуществующая категория.

5. обостренное чувство красоты.

У Лори все шло ровно по этому плану. Вещество набирало силу, и Лори двигалась от ступени к ступени, сообщая гиду свои наблюдения. Сначала пришла эмпатия: сверхъестественная способность осознать и ощутить во всей полноте чувства других людей. «Я плакала о том, что испытывали мои дети, фактически жившие без матери; мои родители, ухаживавшие за мной; я ощутила их чувства с небывалой реалистичностью, будто свои».

Затем Лори испытала сильнейшее переживание, связанное с отцом: «Он был не очень хорошим отцом, когда я была ребенком: очень агрессивным, почти жестоким. Я думаю, что он не мог найти себя, в его жизни было очень много зла. С годами отец сильно преобразился, и когда родились мои дети, он смог стать потрясающим дедом.

Во время сессии я смогла полностью ощутить, насколько он был незрелым, как ему было страшно и тяжело, когда он был молодым отцом. И я сделала удивительную вещь: я будто перенесла его заботу о внуках на себя, на Лори-ребенка, и смогла ощутить всю полноту его любви и заботы». В норме это заняло бы годы психотерапии, но тут произошло за несколько часов.

Эмпатия, сопричастность всему живому переходит и на неживое – и естественно перетекает в следующее ощущение, о котором говорит Лори: «Вселенная – это я, и я – это вселенная; горы кажутся мне складками моей собственной кожи, жизненные соки деревьев – моей кровью». Лори ела виноград, который всегда стоит на столе около дивана в псилоцибиновой комнате (это традиция из шестидесятых), – и ощущала, что ест солнечный свет и минералы почвы, на которой рос виноград. Смотрела на розу (тоже традиция) – и ей раскрывался глубинный смысл строения цветка. Эти традиционные элементы психоделического эксперимента – реквизит, который служит, как показали тысячи опытов, надежным триггером, катализатором для чувства сопричастности природе, глубоко прошитого в нашем сознании. Став оборудованием научной лаборатории, эти предметы стали частью традиции, почти религиозной, получились такие странные облатки для нейробиологов.

Следующие шаги в изменении сознания особенно важны для раковых больных – именно из-за них ученые так много проводят опытов с онкологическими пациентами. «Я почувствовала, что смерть совершенно не может быть страшна, потому что мир полностью состоит из красоты и любви», – говорит Лори. Это совсем не похоже на опиатную эйфорию; в особенности потому, что знание, приобретенное во время психоделического трипа, остается с человеком и после. Человек получает опыт выхода за пределы привычной личности; все описывают это как столкновение с действительностью, не менее настоящей, чем повседневная, с реальностью, в которой смерть – не более чем условность.

Для ракового больного – это особенный опыт. «Раковый больной – это пленник сверхузкого, стиснутого «Я», это как на войне. Ты постоянно говоришь себе: не делай того, не делай этого, не ешь то, не ешь се, не спи, сейчас ты заболеешь еще вот этим или тем. Этот набор страхов и устремлений и есть твоя личность», – говорит Лори и объясняет, что до сессии она не осознавала этих оков, просто жила в них.

«Я плакала и плакала, но в какой-то момент решила посмотреть на себя со стороны. Я сказала себе: замечательно! Как же хорошо, что я плачу, что я снова могу испытывать эти чувства. И тут что-то переключилось: я ясно увидела со стороны свое “Я”. Это был будто крошечный человечек, который бегал по этажам и коридорам, маниакально озабоченный своими мелкими нуждами. Я смотрела на себя со стороны и ощущала, что это напрасная трата сил и времени, что я – гораздо больше, чем этот человечек».

С момента сессии Лори сумела, как говорят психиатры, интегрировать этот образ в свою личность. Она часто медитирует и слушает музыку, которую слушала во время сессии, – эти методы позволяют ей снова видеть свое паническое «Я» со стороны и не подчиняться его приказам. Лори сделала несколько шагов, которые круто поменяли ее жизнь. Она прервала несчастливый брак и купила новый дом, переехала туда с девочками и сказала им: «Так, все, больше я не умираю. У вас есть мать – и давайте начнем жить заново».

При этом она, как и остальные добровольцы балтиморского проекта, не ищет повторения опыта с псилоцибином: «Это нужно прожить и переработать, тут слишком много всего». Прививка осторожности, которую получило общество в отношении к психоделикам, только способствует научной чистоте эксперимента.

«Вероятно, мы все биологически запрограммированы на мистические состояния сознания, вещество – лишь триггер, – говорит Роланд Гриффитс. – Во всех культурах есть люди, которые находятся ближе или дальше от этой точки – но теоретически в нее может попасть любой, так устроен мозг. Кому-то нужны особые практики, вроде медитации, кто-то естественным образом предрасположен к этому. Но эти идеи есть во всех культурах, и, вероятно, они играют важную роль в нашем общественном устройстве».

Билл Ричардс

Для современной американской науки Гриффитс – пионер психоделики, он первым сумел преодолеть запрет на эти исследования, длившийся несколько десятилетий. Гриффитс совершенно не похож на ученых, которые открывали психоделику для науки в пятидесятые-шестидесятые годы, – то были действительно бурные времена, и те ученые ходили в очень цветастых рубашках. Гриффитс гладко выбрит, очень высокий, худой, угловатый, с идеальной прической идеально белых седых волос, в металлических крошечных очках на узком, вытянутом лице; его практически нельзя увидеть без галстука, он сделал карьеру как фармаколог, занимавшийся скучным и невинным кофеином, и на вопрос: «Учились ли вы у кого-то из Великих Старцев или хотя бы знакомы с кем-то из них?» (так принято называть в этой науке тех, кто экспериментировал на людях в шестидесятые) – в первом телефонном интервью твердо ответил: «Нет».

Чтобы понять, почему он решил не раскрывать малознакомому репортеру тот факт, что главный идеолог всех балтиморских исследований – Билл Ричардс, крупнейший классик психоделики, психолог с самым большим практическим опытом в этой области, – нужно погрузиться в историю предыдущего расцвета науки о мистицизме и волшебных грибах, а также в историю ее тотального запрета в конце шестидесятых.

•  •  •

Я доехал после всех моих встреч от сверхсовременного Медицинского института Джонса Хопкинса до дома Ричардса на окраине Балтимора уже к вечеру – и будто не на арендованной в аэропорту японской малолитражке, а на машине времени: навигатор вез меня через какие-то колоритные афроамериканские выселки, где лепились друг к другу разноцветные домики XIX века, пылились малоезженые дороги, и мальчишки со скуки пинали старые покрышки. Потом дорога пошла вверх, попетляла по лесу – и я оказался в поселке на холме. Дом Ричардса – пяти­этаж­ный старинный деревянный особняк с неопределенным числом пристроечек, башенок и флигелечков. Сам Ричардс – седой, в тройке, в очках, с фрейдовской бородкой – принял меня в своем кабинете с отдельным входом с улицы, настоящей кушеткой и огромным письменным столом, за которым явно привыкли именно писать, а не печатать. Мы сидели у журнального столика в эркере, из окон было видно сад, овраг и лес, в комнате быстро темнело; я не очень хорошо различал лицо собеседника в глубине кожаного кресла. Ричардс говорил медленно, тщательно подбирая слова, и передо мной раскрывалась живая история, в которой псилоцибин менял тысячи судеб и сотни научных карьер.

Начинается эта история, как и многие важные вещи, с русской домохозяйки. В 1927 году некая Валентина Павловна Геркен отправилась в свадебное путешествие в район Кэтскиллс со своим мужем, банкиром Робертом Гордоном Уоссоном из Нью-Йорка, – и увидела в лесу лисички. Про­изошел очень типичный, знакомый всем русским, живущим в США, спор. Она кинулась собирать грибы, а он был в ужасе; женщина набрала полный подол, но ужинала в одиночестве («Я был уверен, что проснусь вдовцом!»). Так бы дело и закончилось, но почему-то звезды встали иначе: муж постепенно так втянулся, что стал микологом-любителем. Такой нетипичный исход спора о лисичках предопределил важный поворот в истории всей нашей культуры.

Журнал Life, 1957

Пара стала всюду ездить и собирать материалы для двухтомной книги о грибах мира. В 1950 году супруги оказались в Мексике, съели псилоцибиновые грибы, увидели Бога – и написали об этом статью в журнале Life (13 мая 1957 года). Статью прочитал гарвардский психолог Тимоти Лири. В августе 1960 года он попал в Мексику, съел грибы, решил посвятить им жизнь, отправил грибы в Швейцарию химику фармкорпорации «Сандоз» Альберту Хофману (открывателю ЛСД), тот выделил, изучил и синтезировал активное вещество, псилоцибин, в «Сандоз» наладили производство – и началась новая эра в экспериментальной психиатрии.

Психиатр Уолтер Панке прославился, например, «экспериментом в Страстную Пятницу» – согнал десятки студентов в церковь и накормил псилоцибином. Они испытали глубокие религиозные переживания; как стало ясно позже, мистические озарения наступают от четко спланированного и подготовленного воздействия на психику (Ричардс говорит: «Можно двести раз попробовать грибы, и не произойдет ничего, кроме хихиканья и забавных галлюцинаций; все определяется такими вещами, как set and setting, установкой и обстановкой»). Панке отправился в Германию, где молодой Ричардс как раз изучал псилоцибин в Геттингене, – и именно Ричардс дал Панке его первую дозу.

Панке и Ричардс проработали вместе около пятнадцати лет – и были, наверное, главными специалистами по псилоцибину. Всего же в шестидесятые псилоцибин получили около сорока тысяч испытуемых, об этих опытах было опубликовано около тысячи научных статей.

Сообщив эти цифры, Ричардс заявил: «Если у астронома есть телескоп, у биолога – микроскоп, то у психиатра, желающего узнать все о глубинах человеческой психики, есть психоделики», – и покосился на меня с каким-то сатанинским смешком. Было видно, что ему ужасно хочется накормить и меня волшебным снадобьем – но никак нельзя, времена не те.

Но он прав – психоделика вошла в те годы во все области психиатрии. Например, ЛСД давали детям с аутизмом – и у них происходил скачок в способности понимать других людей (примерно как у Лори вдруг развилась эмпатия). Малые дозы психоделиков совмещали с классической психотерапией у обычных невротиков – и за две-три встречи успешно прорабатывали материал для многолетнего цикла. Алкоголики и наркоманы успешно освобождались от аддикции – мистический опыт приводил к личностной перестройке и, как результат, освобождал от оков прошлого опыта.

Потом Ричардс заговорил о психоделике в онкологии, и я вспомнил, как утром этого же дня врачи внимательно слушали Лори – но вопросов почти не задавали, кроме одного. Полный, седой хирург в круглых очках и с усами Эркюля Пуаро встал и спросил: «Чем это все отличается от медицинского употребления марихуаны?» Мол, кайф кайфом, но может ли психоделика действительно давать какой-то материально доказуемый особый эффект? Мне показалось, что в этом смысле онкологи из госпиталя Джонса Хопкинса мало чем отличаются от своих коллег из шестидесятых, которые не придавали большого значения подобным методам.

Дело в том, что одно из последствий психоделических трансформаций – резкое ослабление боли: ведь боль – это в значительной мере эмоция, страх, что боль не кончится, ожидание новой боли. Человек, способный выходить за пределы своей повседневной личности, получает особый контроль над своими эмоциями; это описывает в воспоминаниях один из ветеранов психоделики, психиатр Гари Фишер: «Во время сессии у раковой пациентки произошел невероятный личностный опыт; она смогла глубоко переработать и пересмотреть отношения с близкими и свои внутренние конфликты. На следующий день она отказалась от обезболивающих. На обходе завотделением, онколог, спросил: ” Почему? ” – ”Ну, я не испытываю боли». – ”Как это? Вы должны испытывать боль; я могу показать вам ваши рентгеновские снимки, чтобы вы увидели опухоли, которые причиняют вам боль. Вы лжете”. – ” Мнее не нужны обезболивающие, я не испытываю боли и не хочу иметь дело с побочными эффектами этих сильных таблеток». – ”Пейте, или я вас выпишу”, – и выписал. Он считал, что мы создаем ситуацию психоза и люди начинают думать, что не испытывают боли».

Тимоти Лири

В итоге психоделика стала не просто частью, а чуть ли не основой культуры шестидесятых. По крайней мере, так считают многие историки науки, приписывая ЛСД и псилоцибину все: от достижений жителей Силиконовой долины (практиковались малые дозы – большие заставляли участников экспериментов терять интерес к компьютерам) до движения против войны во Вьетнаме и за гражданские права.

И тут произошли две вещи, которые положили конец золотому веку психоделики. Во-первых, массовое употребление веществ на дискотеках унесло несколько жизней: люди выпрыгивали из окон. Во-вторых, ученые, постоянно употреблявшие эти вещества, бросали науку и делались почти религиозными лидерами. Самый яркий пример – гарвардский психолог Тимоти Лири, тот самый, который прислал грибы Хофману в «Сандоз». Он стал настоящим гуру для огромной секты последователей, прекратил заниматься наукой и понес в массы свой знаменитый лозунг Turn on, tune in, drop out.

Правительства перестали выдавать разрешения исследователям на работу с психоделиками. Ученые массово забросили эту область – наступил негласный консенсус: это скандально, опасно, неинтересно. Последней оставалась группа Билла Ричардса и Уолтера Панке в Балтиморе. Потом Панке утонул во время погружения с аквалангом. Деньги стали иссякать; дело дошло до того, что в комнате сидел Ричардс и две секретарши, а потом – просто две секретарши. Ричардс переключился на воспитание детей и частную психотерапевтическую практику. В исследованиях мистического сознания на десятилетия наступил ледниковый период.

•  •  •

Возрождение исследований мистического сознания в девяностые годы можно связать со вновь возникшей модой на медитацию. Сам Роланд Гриффитс – исследователь кофеина – пришел к психоделике так: он ходил в группу по медитации. «Я был совершенно захвачен медитацией: я понял, что необходимо исследовать духовный, мистический опыт нашего сознания», – говорит Гриффитс. В эту же группу ходил Билл Ричардс – он рассказал Гриффитсу о волшебных грибах. Тот решил попробовать пробить административные барьеры, запрещающие такие эксперименты. «Я же фармаколог и не могу бросить все и начать изучать мозг медитирующих. Я понял, что отличный повод заниматься тем, что мне интересно, – это получить разрешение на работу с этими молекулами».

Тут еще важна эволюция самих чиновников: те, кто сегодня носит седую бороду и принимает ответственные решения, в конце шестидесятых учились в колледже и ходили на демонстрации против войны во Вьетнаме. Билл Ричардс был в восторге от открывшихся перспектив: «Я не думал, что смогу вернуться к экспериментам. Если бы я помыслил о том, чтобы обратиться в FDA, для меня это было бы восхождением по ступеням храма в великом страхе и трепете. А для Роланда – это как отправиться на вечеринку студенческого братства, он же их там всех знает».

Гриффитс и Ричардс развернули широкую исследовательскую программу, где по новой доказывают все ключевые факты из шестидесятых: подбирают дозы для гарантированного катарсиса у любых добровольцев (мол, в те годы статистические методы были недостаточно строгими), статистически исследуют по разным современным шкалам тревожность у раковых больных через три месяца после псилоцибина, учат обычных добровольцев искусству медитации (показав одной группе с самого начала, в какую точку можно попасть под псилоцибином, а другую обучая по стандартной схеме) и даже отучают людей курить (это – из пушки по воробьям, бросают все, но на повторную сессию не просятся – слишком сильные и трудозатратные эти опыты). Таких научных групп только в США не меньше трех, и это явно нарастающий тренд.

В этом ренессансе интереснее всего по-насто­яще­му новые возможности, которые появились у нейронауки только в последние годы. Мода на медитацию сыграла роль и тут: медитация была тем полем, на котором ученые впервые применили новую технику – для прямого наблюдения и фотографирования работы мозга при измененном состоянии сознания. Эндрю Ньюберг и Юджин Д’Аквили из Университета Томаса Джефферсона приучили медитирующих йогов и молящихся монахинь дергать за веревочку в тот момент, когда на них «снисходит». После того как этот ритуал надежно входил в духовную практику испытуемых, их приглашали в лабораторию – и в нужный момент успевали делать снимки. Один из результатов довольно забавен: в пиковый момент транса у испытуемых начинала «звенеть» зона мозга, которая отвечает за образ собственного тела. Интерпретация авторов: дело в том, что медитирующего охватывает чувство выхода за пределы своего тела, и мозг, растерявшись, начинает посылать частые запросы, пытаясь выяснить, что же происходит.

Самые же яркие результаты получаются, когда новая технология сочетается со старым добрым псилоцибином. Группа швейцарских психологов получила изображения мозга человека в тот момент, когда он достигает самых значительных высот по шкале «океаническая безбрежность» (официальный термин, который показывает, что сегодняшняя наука относится к мистике вполне всерьез). Вот это изображение:

CLAUS LUNAU / SCIENCE PHOTO LIBRARY / EASTNEWS
CLAUS LUNAU / SCIENCE PHOTO LIBRARY / EASTNEWS

Синим цветом выделена зона, где резко снижена по сравнению с нормой активность. Это лимбическая система, древняя подкорка, в которой живут все самые сильные, но низменные эмоции: страхи, желания, намерения, которые касаются осуществления базовых инстинктов – поиска пищи, полового партнера, убежища, личной безопасности.

Красным – резко активизировав­шаяся зона, зона лобной коры. Это место – средоточие всего, что делает нас людьми: волевого контроля, логических операций, сознательного выбора. Мистический транс, таким образом, – это момент, когда человек делается сверхчеловеком. Это момент, когда, словами Платона, возничий (разум) одерживает верх над лошадьми (животными инстинктами). Сексуальный драйв уступает вселенской любви, уходят страхи, и приходит творчество, духовность.

Почти все люди способны в какой-то мере испытывать подобное. Но есть предположение, что склонность к этому, выводящая людей, например, в духовные лидеры, связана с особенностями работы фронтальной коры. «Это один из вопросов, которые было бы очень интересно исследовать на уровне генов, ДНК», – говорит Гриффитс.

Все ученые, с которыми я говорил, мечтают о сетевых клиниках, где обычные люди могли бы время от времени проходить психоделическую практику под контролем обученных специалистов: не на дискотеке, а с участием опытных гидов и после тщательной подготовки, как это, кстати, и принято у разных племен. В XX веке говорили, что священника заменил психотерапевт; похоже, в XXI веке цивилизация сделает на этом пути следующий шаг. Причем выбор разновидности духовного опыта будет чем-то вроде выбора пунктов в меню ресторана. «Западные религии акцентируют отношения индивидуальной личности с индивидуальным, персонифицированным богом. Восточные больше говорят о слиянии с космосом. Для нас же совершенно очевидно, что любой человек биологически способен к обоим типам мистического опыта, христианами или буддистами не рождаются», – говорит Билл Ричардс, который тысячи раз видел, как человек разбирается со своими индивидуальными проблемами на пути к пиковому трансу – лишь чтобы забыть о них в состоянии «океанической безбрежности», дойдя до вершины. То, что раньше считалось глубокими особенностями религиозной культуры, судя по всему, оказывается лишь вариантами работы единого мозгового механизма, которым наука умеет управлять – регулируя дозу, тип вещества или даже характер музыки во время сеанса.

Люди тысячелетиями жили на одной планете с грибами рода Psilocybe, более того, эти грибы расселялись по миру вместе с людьми, произрастая на коровьих лепешках, – и как знать, какую роль это сыграло в эволюции культуры? Ясно одно: культура, максимально свободная от психоделики, просуществовала около четырехсот лет, с момента, когда инквизиция взялась как следует за ведьм в Европе и индейских шаманов в Америке (православная церковь ей вторила по всей Руси – без особого, впрочем, успеха). Сейчас это время заканчивается: наука и культура готовы осознать и освоить новые территории.С

Комментировать Всего 111 комментариев

Добавлю свое особое мнение.  Мне видится что психоделики  можно использовать только в элитных  интеллектуальных кругах.... простому народу их давать слишком опасно. 

Расширение сознания - это палка ведь о двух концах.... оно навсегда изменяет мотивационные ценности   и резко сужает возможности управления обществом.  Особенно опасно снятие страха смерти  которое происходит в процессе .... человек без этого страха - это и есть лидер,  но что он будет делать когда вся толпа вокруг него тоже такие же  бесстрашные?   Вот интуитивно чувствую что что-то здесь не так,  как-то оно неправильно.

Людей с огромным Эго не должно быть слишком много,   кто-то же должен и работать  на чужое Эго  , просто за деньги, еду, секс, дом, безопасность...

Спасибо, Владимир - интересно, что в Ваше мнение находится в контрасте со словами психолога Билла Ричардса (мы завтра вывесим отличный ролик с ним), с которым я говорил как раз об этом: как социальный статус влияет на характер трипа? Он сказал - а опыт его исчисляется тысячами сессий -  что люди более бедные и простодушные с бОльшей легкостью доходят до самых высоких ступеней - люди же образованные и богатые цепляются за границы своего Я, не доверяют потоку и легче испытывают панику. Я пошутил: ой, это же про игольное ушко и небесное царство - и Билл зашелся своим фирменным демоническим смехом...

Что Вы думаете?

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Никита Томилин

Ну понятно дело что интеллектуальному человеку   труднее пройти сквозь игольные уши..... особенно если у него мотивация через них пролезать как у того верблюда ...... невелика....  Меня вот даже более влекут Ворота в Ад работы Родена.  Так и хочется заглянуть что же там такое ...

Хорошим примером массового использования психоделиков в Европе являются  средневековые эпидемии эрготизма  среди бедных жителей   которые питались в основном ржаным хлебом зараженным спорыньей.   Причем хлеб был заражен всегда просто иногда слишком сильно.  Среди монахов которые ели белый хлеб таких эпидемий не наблюдалось.  В России крестьяне вообще любили спорынью в  ржаном хлебе  и регулярно устраивали охоту на ведьм.

Вообщем не верится мне в благость применения психоделиков непросвещенными слоями общества.  Итак кругом  секты,  теории заговора и НЛО.  Ну возможно разве что под контролем  лицензированных психиатров..... поодиночке....с промывкой мозгов....  Но а что будет когда джин вылезет из бутылки  стараниями китайских производственников? 

Вообщем я против массового продвижения психоделиков. Но серьезных аргументов у меняа впрочем нет.

Я уверен, что Вы правы; эксперимент собственно уже был поставлен в 60е - массовая мода кончилась плохо. Скорее, можно представить себе именно лицензированные клиники с опытными гидами; в традиционных культурах, у племен -- тоже исключено рекреационное применение, для развлечения: все строго кодифицировано, расписано и под контролем. Но я не думаю, что идея пускать туда на основе образовательного критерия - верная. Как ее можно обосновать? 

Образование требует мотивации...... долгосрочной мотивации.....  психоделики эту мотивацию подрывают  , они дают некую альтернативу,  которая ощущается как абсолютное знание  мира.  

Зачем спрашивается учиться , напрягать мозги  если и так уже все знаешь  и без особого труда?    Именно поэтому последовательность должна быть именно такой - сначала формирование мотивационной матрицы, получение образования  и только потом доступ к психоделикам.... Иначе общество   быстро примитивизируется в технологическом особенно плане, поскольку  учеба на инженера с приемом психоделиков плохо совместима.....  и будут у нас тут одни писатели, философы, психологи, шаманы, священники, журналисты, комментаторы, обозреватели, футуристы, художники, поэты.....

Я должен согласиться хотя бы отчасти. У меня вообще есть подозрение, что на психоактивные вещества садятся люди, у которых плохо с собственными эндорфинами, с адреналином, люди, ищущие легкого пути к эйфории, счастью, кайфу - не знаю как правильно назвать ... и в конце концов этот путь заменяет собою собственно цель пути ...

Мы должны решить - мы хотим использовать психоделики в качестве лекарств - и тогда рецепт как для морфия ... или как некоторый модификатор сознания для общей публики - вроде алкоголя или легальной марихуаны ...

Псилоцибины существенно отличаются от марихуаны, привыкания к ним нет и заменой алкоголя они быть не могут - хотя могут вытеснить привычку и к алкоголю и к табаку. И легкого пути к "эйфории, счастью, кайфу" они не обещают, в отличие от опиатов. Так что там скорее рецепт, как для антибиотиков. Ну а марихуана вполне может послужить заменой алкоголю - с близкими ограничениями.

Эту реплику поддерживают: Никита Томилин

Я знаю народ - я все про него прочитал

На психоделики люди вообще не "садятся". Да и слово "кайф" - кагбе не к месту.

Рассуждения людей, не понимающих о чем идет речь довольно однообразны и э... далеки от реальности.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Вы уверены, что я не понимаю, о чем идет речь ?  я вообще-то не только читал, но и лечил людей , пользующихся психоактивными веществами - уже лет 30 как.

Наличие или отсутствия привыкания и физической зависимости не меняет принадлежности того или иного вещества к психоактивным.  Добавьте к ряду " эйфория, счастье, кайф" слова трип или "мистическое ощущение" - если от этого Вы почувствуете себя лучше.

лечили от привязанности к псилоцибину?

Нет. Естественно, нет. Лечил людей, в основном с последствиями применения опиатов и кокаина, иногда - экстази и марихуаны., других галлюциногенов,  иногда не непосредственно от последствий этих веществ; зачастую вместе с психиатрами  поскольку люди, постоянно, применяющие многие субстанции , могут быть психически не совсем здоровы.

Мой взгляд на проблему, естественно отличается от взгляда людей, знакомых только со своим личным применением, но от этого не становится невежественным.

Вот я про то и говорю - что ставить в один ряд псилоцибин и кокаин совершенно неправильно. Понятия "сесть" и "кайф" - не из этой оперы. А то, что люди это ставят в один ряд, наталкивает меня на мысль, что они гребут гребенкой с надписью "один хрен".

Установка в один ряд зависит от того, какими критериями мы руководствуемся.

Если мы руковолствуемся критерием воздействия на сознание, и необходимости правовой регуляции употребления вещества - кокаин и псилобицин вполне в одном ряду.  И многие другие.

Есть критерии, по которым они попадают в разные ряды. Тут я полностью согласен.

Какие эффекты\последствия от псилоцибина на того, кто является пользователем и на окружающих, которые позволяют вам считать, что он в одном ряду с кокаином?

Евгений, псилобицин, алкоголь, анаша, датура, кокаин, фенобарбитал, опий, кхат, кофеин, экстази, амфетамин - это все психоактивные препараты. Они все изменяют сознание и подлежат регулированию обществом.

Сознание и книги изменяют. И деньги. И возраст. 

К слову говоря, псилоцибиновые грибы в Европе покупаются без проблем. Легально. Да и в России умельцы их в лесу умеют находить.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Мы говорим о химических веществах.

Легальная регуляция психоактивных веществ не дана в виде скрижалей на горе Синай, а вырабатывается в каждой стране и поэтому может сильно различаться.

"психоактивных веществ" - название то какое... прокурорское :)

я вот другого не пойму - 30 лет, по вашему утверждению, вы занимаетесь лечением людей от последствий "психоактивных веществ" - и при этом не знаете, как эти вещества действуют, и о каких состояниях идет речь? неужто нет в вас природного любопытства?

психоактивные вещества - название медицинское.

поскольку в науке о этих веществах мало что изменилось с шестидесятых, семидесятых, то они описаны во всех стандартных руководствах по медицинской токсикологии. Правда, когда я читал лекции по этой теме , приходилось пользоваться

Plants of the Gods: Their Sacred, Healing and Hallucinogenic Powers Richard Evans Schultes), Albert Hofmann и таким сайтом, как Erovid - не уверен в правописании - было это достаточно давно. А поскольку тема обсуждения - включение галлюциногенов в медицинские практики или даже использование как инструмент для изменения общества, а не обсасывание деталей индивидуальных трипов , то позволю себе принять участие и дальше.

т.е. ваши знания о действии этих веществ, это знания слепого о радуге - который все про нее прочитал, но ни разу ее не видел?

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Евгений, давайте все-таки отрешимся от моих персональных физических и умственных недостатков - слепоты и прочих.

Вы хотите сказать, что в дискуссии, скажем о курении легитимно мнение только курильщиков ? И о легализации или запрещении марихуаны, опиатов и прочего - мнение тех людей, которые пробовали эти вещества - а еще лучше тех, кто их потребляет постоянно, поскольку они знают лучше слепых профанов ?

И какова польза от Вашего персонального знания - ну кроме как для салонных дискуссий ?

Я про легализацию вообще не говорил. Но раз уж вы затронули эту тему - то скажу, хотя алкоголь и яд, и бед много приносит, и некоторых странах либо нелегален, либо почти нелегален - вряд ли эти общества можно назвать безопасными, или развитыми. 

В то же время, в Европе нет проблем с покупкой псилоцибиновых грибов - и как-то не видно, чтобы это принесло какие-то разрушающие последствия. И в общем то да - запрещение марихуаны исходит от людей, которые понятния не имеют, что это такое. Уж как минимум, это точно в 1000 раз менее социально опасно, чем алкоголь. И что люди курят - меня не парит. Главное, чтобы не курили в общественных местах, потому что для окружающих это обломно. Но это к слову. 

Как вы думаете - много пользы от военного психолога, который никогда не ходил в атаку, и просто понятия не имеет - что такое участвовать в бою? Мне вот как то кажется что не очень. Его и солдаты всерьез воспринимать не будут, да и понятия он не будет иметь, о чем говорит. Я знаю что такое бой - я об этом читал. Я знаю что такое океан - сам не видел, но читал. Фредди Меркури - это прелестно. Я сам не слышал - но в журнале прочитал, что это бесподобно - я теперь его фанат. Как и Барселоны - футбол не смотрю - но все говорят, что играют они здорово. И т.д. и т.п. и проч. и проч. 

Евгений, уверяю Вас, что никто из психологов, служащих в армии, в атаку не ходил.  Тем не менее армия не зря платит им деньги.

Впрочем, на мои вопрос - о праве участия в дискуссии, Вы  не ответили, и вообще мы стали повторяться.

Посему позвольте откланяться.

пусть платят. хоть политрукам. как известно, основное отличие политрука от комиссара в том, что комиссар говорит "делай как я", а политрук говорит "делай, как я говорю".

я в дискуссию лишь ввязался увидев мнение человека, который не понимает, о чем рассуждает. а потом удивило отсутствие природного любопытства (или любопытства подавленного осторожностью) - работать около 30 лет с людьми, имеющими психологическую зависимость от различных веществ, и при этом не иметь понятия на что все же они хотят променять эту реальность? мне этого не понять.

а обсуждать и запрещать имеет право кто угодно и что угодно. благо, что несмотря на это, практически всегда ведь есть другой выбор.

Иосиф, однако все вещества химические, и даже без Сталина других веществ для нас у природы нет.

Сознание и книги ... И деньги. И возраст ...

отвечаю Евгению.

Anna Lyssenko Комментарий удален автором

интересен факт излечивания пациентов от алкогольной зависимости путём переживания психоделического опыта. Иными словами этот самый эпизод, в котором человек пребывает получив дозу психоделиков, способен перевернуть сознание алкоголика. 

Немного о мозге и расширении сознания, но без вмешательства психоделических/фармокологических веществ:  видео, в котором женщина рассказывает о том как она пережила инсульт.

http://www.youtube.com/watch?v=UyyjU8fzEYU

Чем жестче наши определения границ сознания, тем легче оказывается это сознание расширить

меня удивило видео, которое я привела, и рассказ этой женщины. Она делилась переживанием похожим на то, что испытывали люди принимавшие психоделики. Упоминала об эйфории, нирване... Я думала что подобный опыт (инсульт), должен был сопровождаться жутко дискомфортным чуством или даже физической болью, хотя она и о дискомфорте упоминала, но всё же как-то чудно звучал её рассказ...

Инсульт ( если это не кровоизлияние ) болью и дискомфортом как правило не сопровождается. Произойдут ли нарушения сознания - зависит от пораженного отдела мозга . 

однако, альтернативу эту они дают далеко не всем, и подрыв мотивационной матрицы не столь катастрофичен и во многом полезен - все равно как-то придется ограничивать потребление в этом весьма странно устроенном обществе.

Мотивационная матрица как раз и делает нас людьми. 

Ни одно животное не будет работать за надежду на морковку которую обещают через 3 года.   А человек будет.. . и именно на этом вся цивилизация и построена... 

а психоделический опыт резко восстает против такой стандартной мотивационной матрицы  и возвращает нас в животное состояние..... именно поэтому мне видится что прием психоделиков  приведет к примитивизации   и личности и всего общества.

Действительно, непростой вопрос -как психоделики могут повлиять на социальное развитие общества при обязательном и повсеместном их употреблении. Однако, текущее развитие экономики и политики на мой взгляд ставит на повестку дня необходимость смены парадигмы тотального потребления. Хотя бы из-за ресурсных ограничений, нарастающих с ростом технологической мощи цивилизации. И потенциальных выходов просматривается два - или переход к тоталитарным обществам распределения, или внутренняя модификация мотивационной матрицы человека.

Кстати, Вы на себе заметили примитивизацию собственной личности ?

Личность не примитивизируется,  что ей станет..  , тут скоре горе-от-ума, а не от его отсутствия, но матрица мотиваций  действительно меняется....  и не факт что это хорошо, если посмотреть не с позиции одной   шибко умной личности,  а с позиции общественного устройства.

но и не факт, что это плохо. Тема изучения требует.

смена парадигмы? - что-то вроде курилен опиума для народа ? да, их клиентуре никакое бездуховное потребление уже не нужно.

Иосиф, тут тема сложнее, и силлогизмами не исчерпывающаяся. Повертье мне на слово - как ученому с практическим бизнес- и философским уклоном. Или в любой комбинации этих слов. А лучше - проверьте на себе.

Сергей, речь идет о смены парадигмы для общества в целом. Какую часть этой смены мне следует проверить на себе ? Как изменилась эта парадигма для тех, кто попробовал ? Их паттерн потребления изменился ?

Иосиф, смену парадигмы для общества протестировать крайне трудно, если вообще возможно.Паттерны потребления безусловно меняются. Но продуктивное обсуждение возможно только после Опыта. Когда определенные вербальные конструкции будут просто отвергнуты ввиду их непродуктивности. Реально рекомендую, с Вашей весьма здоровой психикой и здравым смыслом это будет весьма полезно и совершенно безопасно.

Моя здоровая - пока-  психика и относительно здравый смысл отчаянно сопротивляются такому насилию.

У нас тут - внутри дискуссии - есть человека 3-4 ( количество, возможно достигающее статистической знАчимости ) , которые на себе протестировали.  Почему бы не выяснить, как изменился паттерн потребления у них ? Потом, для смены парадигмы нужно устойчивое потребление психосмещающего вещества. А то назавтра опять захочется потреблять старым буржуазным способом - машины, драгоценности, квартиры ...

Иосиф Раскин Комментарий удален автором

В том то все и дело что никакого постоянного потребления не требуется. 

Система координат смещается уже после первого трипа  и с каждым последующим   и обратно никогда уже не вернется.  То есть можно конечно делать вид   и жить как прежде, но это  скорее уже актерство и приспособленчество, а не действительная мотивация. 

Психоделики дают вход в некую иллюзию Царства Истины   которая переживается как нечно абсолютно реальное и настоящее,  и человек увидевщий это царство уже не может быть прежним.

Это очень интересно. Но наверно неправда. Потому что хиппи, бывшие массовым явлением в свое время и поголовно экспериментировавшие с психоделиками, почти все вернулись в лоно истеблишмента и стали банкирами , адвокатами, учеными и т.д. и внесли свой вклад в создание современного мира и паттернов потребления такими, как они существуют сейчас.

Вот именно, они и внесли разрушительный вклад  в старый мир.... в мир их родителей.  И именно под влиянием  этой иллюзии того Царства истины которое им тогда  в молодости открылось  и определило  путь целого поколения.   Что такое   индустриальное общество потребления?  - это культура  в ожидании Апокалипсиса.  Пир во время чумы.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Владимир, это очень интересная и остроумная концепция - вне зависимости от степени моего согласия с нею. Снимаю шляпу.

Но она служит еще одним аргументов против повального употребления психоделиков. Потому что еще одной такой волны цивилизация уже не переживет.

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов

Иосиф, но к повальности употребления никто здесь и не призывает.

Боюсь, что существующая цивилизация  и так рухнет под своей тяжестью. Но надо готоить ростки будущего.

Боюсь, что будущее придет само, даже если и не принять мер ... И может быть, его следует все же встретить на трезвую голову ...

Иосиф, понятно, что Ваша психика и здравый смысл отчаянно сопротивляются - благо они у Вас действительно есть. Но я сказал то, что я сказал.Можете прислушаться к моим словам, можете их игнорировать. Схоластические споры здесь ничего не решают, поверьте (или не верьте).

Ах, Сергей, что есть наша жизнь на Снобе, как не одни схоластические споры ?

Иосиф, но все же наша жизнь не исчерпывается Снобом, а время - есть единственный невосполнимый ресурс.

Я оставляю за собой право быть на Снобе немного другим человеком, чем за пределами его. В качестве эксперимента.

И посвящать свое время здесь схоластическим спорам, словесному фехтованию, упражнениям в сарказме и всему такому прочему.

В этом я ничем не отличаюсь от Вас. Кроме меры, которая есть функция от времени - за котрой скрываются более существеные зависимости.

Кстати, а как насчет обсуждение применения психоделиков и других методик  у смертельно больных и у солдат ? Какй личный опыт требуется для этого ? Какой личный опыт есть у Вас ? когда в последний раз Вы слышали свист пули ?

Сергей Любимов Комментарий удален автором

Иосиф, я вообще никогда не слышал свист пули - так уж сложилось. Но интуитивно и на основе своего не связанного со свистом опыта я считаю, что для смертельно больных такой опыт необходим, а для солдат - проблематичен.

Ну тогда Вам придется признать, что Ваше суждение о солдатах и больных схоластично в той же степени, как и мое суждение о психоделиках и их роли в обществе.

Предсказывать всегда трудно, особенно будущее. Мое суждение не схоластично - я не приводил никаких аргументов про и контра в виду их бессмысленности. Оно интуитивно.Ваше же суждение, пусть еще и недооформленное - вполне разумно, логично и тем самым схоластично.

А что, разумность и логичность - это на самом деле так плохо ?

Вообще-то интуиция - это нечто сублимированное из прошлого опыта и знания. Если у Вас ( меня, Владимира, Евгения, Андрея), нет прошлого знания какой-то ситуации, то и никакой интуиции насчет этой ситуации быть не может. А может быть та же схоластика, только под другой оберткой - в зависимости от темперамента и манеры выражаться ...

Антон Шубняков Комментарий удален автором

Антон Шубняков Комментарий удален автором

"Зачем спрашивается учиться , напрягать мозги  если и так уже все знаешь  и без особого труда?"

"и будут у нас тут одни писатели, философы, психологи, шаманы, священники, журналисты, комментаторы, обозреватели, футуристы, художники, поэты"

Действительно. Зачем "гуманитариям" мозг? Они в голову-то только едят да дают, ага.

Прием психоделиков - если трип состоялся должным образом - это трансцендентный опыт. Этот опыт полезен человеку любой профессии и достатка, он помогает лучше адаптироваться к жизненным трудностям, позволяет взглянуть со стороны на концепцию своего Я, снижает тревожность и дает человеку уверенность в том, что он есть часть более высоко организованной системы. В лучшем случае человек осознает свою Божественную природу и связь с другими людьми, ощущает, что любовь является движущей энергией Вселенной, видит себя и других "под знаком Вечности" (как говорил Спиноза). Лишать людей этого опыта, ограничивая их по социальному признаку - это фашизм. Да и кто дал право высокомерной касте "образованных" и "привилегированных" решать за других людей, могут ли они увидеть Бога или нет? Человек должен получить возможность делать со своим сознанием всё, что ему захочется.

Однако я тоже вынужден выступать против массового применения психоделиков (во всяком случае, в нашей стране), потому что коррупция и злоупотребления приведут к очередной профанации исследований и вернут эти бесценные вещества в ранг "клубных" наркотиков. Для психолицибина, ЛСД, аяхуаски и других веществ подобное применение оскорбительно.

В своей последней книге Абрахам Маслоу много внимания уделяет терапевтическому потенциалу "пиковых переживаний" и "метапотребностям". Удовлетворение высших потребностей имеет уникальное значение для более полной самоактуализации. Представьте, если бы мы жили в обществе, которое было бы практически свободно от гнева и зависти, ненависти и нетерпимости, чувства вины и обиды. Это бы могло быть общество ответственных личностей, гораздо более развитых, испытывающих любовь и сострадание к тем, кто их окружает. Трансцендентный опыт помог бы им избавиться от осуждения себя и других, высвободить подавленное, научиться выражать свои эмоции социально приемлемым образом, "чувствовать" других людей, перестать беспокоится о конечности своего существования, а значит - зажить более полной и насыщенной жизнью ко всеобщему благу. На процесс становления личности такой опыт имеет колоссальное влияние. В архаических культурах измененые состояния сознания использовали в т.н. "обрядах перехода" - циклах человеческой жизни, когда особенно важно прорваться на новую ступень самоактуализации. Часто в таких обрядах использовались психоделики, недосыпание и недоедание, длительное пение или кружение, интенсивное дыхание и физическая боль. Проходя через эти испытания, юноша или девушка переходили на новую ступень, становились более цельными личностями, более выносливыми и бесстрашными. Когда наше общество достигнет достаточного развития, чтбы впустить психоделики в официальную науку, мы можем, например, поставить вопрос о психоделической диспансеризации. Пока это звучит слишком психоделично, совсем в духе Хаксли с его "Островом", но такую возможность не стоит исключать.

Мне кажется, что Владимир имел в виду совсем другое: социальные последствия а не лёгкость трипа. Спасибо за интересный рассказ.

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов, Сергей Любимов

Спасибо, Юрий!

То есть люди с худшим образованием и более бедные -- рискуют, что такой опыт скажется на них скорее негативно, по сравнению с богатыми и образованными?  

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов

Вопрос не в том как трип скажется на них а в том как их изменённая система координат скажется на нас :-).

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов, Сергей Любимов

Как же здесь все боятся этого грубого и дикого народа:)

Блаженны нищие духом, ибо их есть царствие небесное.

На самом деле думаю не все так просто, думаю скорее эти люди больше поддаются влиянию в состоянии измененного сознания, да и предрассудки - типо знания научной картины мира, им не мешают :)

Илья, а Билл Ричардс не рассказывал почему для проведения опытов они выбрали именно псилоцибин, а не ЛСД? Воздействие этих веществ очень похоже, только от ЛСД трип более стабильный и долгий, псилоцибин же может устроить человеку праздник, а может очень сильно напугать. Вероятность bad trip от псилоцибина намного выше.

Вероятность bad trip по своему неплохая вещь - никто эйфории и не гарантирует, это серьезный опыт, и такая вероятность отпугивает от избыточного и самостоятельного применения.

существует мнение, что bad trip даже полезен, и индивидууму необходимо пройти его до конца. понять, так сказать, глубину его страхов, и выйдя из этого состояния просто радоваться факту собственного существования.

Эту реплику поддерживают: Илья Колмановский, Сергей Любимов

Эту мысль подчеркивают все ученые, чьи статьи и интервью я читал, и те трое, с которыми говорил лично. Правда, они же говорят, что важно переработать и интегрировать этот негативный опыт - для чего как правило нужна помощь специалиста.

Я понимаю так, что очень много зависит и от внутреннего состояния человека, и - возможно - от дозы.В любом случае это внутренняя работа, думаю гораздо более эффективная, чем сеансы у психотерапевта, но с менее предсказуемой траекторией.

Сергей,

эти два вещества очень похожи; как сказал Ричардс: опыт дается не веществом, а нашим сознанием - вещество лишь триггер (одно из подтверждений: оно действует в ничтожных дозах).  ЛСД действует дольше, его действие наступает быстрее - вот и все отличие. В 60е гг активно использовались оба.

Сегодня ученые выбирают псилоцибин явно по политическим причинам: это вещество вызывает меньше ассоциаций со скандалами 60х гг.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

мне всегда было интересно, какой биологический смысл иметь эту способность к мистическим переживаниям под воздействием психоделиков. Это что-то реальное, что у нас появилось в процессе эволюции и закрепилось путём отбора (?) или просто by-product чего-то другого, что-то случайное. В смысле, мне кажется вряд ли эволюция могла рассчитывать на то, что человек когда-то найдёт грибы и сможет открыть для себя способность к мистическим переживаниям. А как тогда это произошло? Мне кажется мы чего-то тут не понимаем.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Это ужасно интересный вопрос. Я бы поставил его чуть и иначе, и от этого он может сделаться чуть легче: зачем это грибам? Мы знаем механизм: у этих веществ есть сродство к конкретным рецепторам в мозге. Это совпадение, побочный продукт грибной жизни, то есть нужны зачем-то грибам, для других нужд (как например антибиотики: они нужны грибам, чтобы бороться с бактериями, ну мы их и берем и используем) - или это приспособление грибов, например, к расселению. Известно, что грибы распространились с человеком, на навозных кучах - очень широко - так что расселение получилось; пришлось ли грибам платить за проезд?

Эту реплику поддерживают: Борислав Козловский

Возможно, грибы ничего такого не имели в виду. Психоактивные вещества действуют за счет того, что похожи на наши нейротрансмиттеры. Растительный кокаин выдает себя за животный дофамин, LSD - за серотонин, ну и так далее.

Каждое из этих веществ - и психоделики, и нейротрансмиттеры - играет в родном организме роль сигнальных молекул. А удобных сигнальных молекул в природе - раз-два и обчелся. Вот грибы и изобрели колесо по-своему, а мы - по-своему; получилось примерно одно и то же.

Очень хочется верить, что когда гриб штампует псилоцибин, он думает о себе, а не о нас.

Эту реплику поддерживают: Владимир Тодрес

по вопросу - зачем грибам накапливать некий метаболит  в плодовом теле - может быть только 2 мнения 

-  понятно дело что грибы эти появились задолго до человека и по планете расселились видимо совершенно независимо от него. 

  И весьма долгое время их поедали только   какие-то  грибоядно-травоядные , ну к примеру млекопитающие.  Соответственно псилоцибины возможно либо отпугивают зверей от грибов наводя на них морок при сьедении,  либо наоборот привлекают наводя на них что-нибудь позитивное   типа снижения тревожности в группе.  Оба случая вполне возможны.... нужны дополнительные эксперименты.

А в случае с человеком... поскольку применение грибов во всех первобытных культурах строго регламентировано  ситуацией общения с духами предков.... то скорее всего это явно никогда не был обычный пищевой обьект.  Фактически ведь происходит контролируемая  интоксикация.

Эту реплику поддерживают: Владислав Вязовский, Сергей Любимов

одно маленькое "но" - показано, что распространение шло со скотоводами из Африки

Спасибо! а известно, какую конкретную роль играет псилоцибин в грибах?

Думаю что эта способность есть просто просто артефакт сложной системы. Если взять CPU и нагреть его выше родной рабочей температуры, то компьютер тоже начнёт глючить весьма нетривиальным образом. Будь у компьютера сознание и он бы  переживал "мистический опыт".

Эту реплику поддерживают: Илья Колмановский, Владимир Кайгородов

Разумное объяснение. Однако слишком уж нетривиальный артефакт. В конце концов и человеческая культура во многих ее проявлениях - например в таком, как наука, тоже является артефактом человеческой деятельости, основанном в том числе на специализированном использовании некоторых потенциальных возможностей мозга.

Вы знаете на своем опыте о каких переживаниях идет речь?

"Будь у компьютера сознание", -довольно важная оговорка!

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Есть множество способов индуцировать мистические переживания, в том числе и без всяких веществ. Я бы скорее задался вопросом о биологическом (или ином) смысле самих мистических переживаний и о том, что за ними может стоять. А грибы - всего лишь один из простейших порталов, через которые эти состояния можно достичь.

Это очень, очень важная мысль. Мои собеседники - психиатры, фармакологи - говорят: биологически все люди способны на это - но лишь у немногих это происходит естественным образом; они есть в каждом поколении. Мне кажется, их роль - поддержание духовных ориентиров. Они и двигатель прогресса и хранители ценностей.

Думаю, и Христос, и Будда и Магомет были такими людьми.

Эту реплику поддерживают: Илья Колмановский

Остается только спросить, почему они в своих учениях ничего не говорят о грибах. Или это вошло в устную традицию?

Если вы прочитаете два верхних поста над предыдущем, то наверное сумеете самостоятельно сделать вывод. При том что у Будды в соответствии с традицией были многолетние медитативные практики, да и предание про Христа в пустыне тоже наводит на мысль о включении мистических состояний без использования веществ. А если бы Вас был еще и сколь-нибудь значимый личный опыт, думаю сама постановка такого вопроса была бы для Вас невозможной.

Мне тоже всегда казалось, что все они больше упирали на "включение мистических состояний без использования веществ". А может быть так, что "без использования" и "с использованием" приводит к качественно разным результатам?

Судить об этом можно только по пересказам людей с таким и с таким опытом - и они совпадают. Пророки не говорили о грибах - я думаю, чтобы монополизировать за собой Знание. Но вообще ранняя церковь, в лице гностиков, относилась к этим вещам положительно; а агностики - отрицательно. Победили последние - но, как мы видим, - не навсегда.

Не думаю, что пророки думали о монополизации Знания. Наоборот, они этим знанием пытались поделиться, ибо его очень трудно удержать в себе. А поскольку слов для этого нет, возникали совершенно разные с описательной точки зрения религии. Да и потом, даже если они  и пользовались природными веществами, не очевидно, что они осознавали их роль в возникновении транса.

Думаю, что идея о монополизации Знания совершенно не соответствует историческому духу библейской религии. К тому же ведь, насколько я понял, речь идет более не о познании новых фактов, а об изменении отношения к существующим. Теоретически мы все знаем о то, что мы едины с природой, многие верят, что любить своих ближних - неплохая идея, но ведь живого то чувства у большинства нет? Пророки добивались того, чтобы в людях это живое чувство пробудить, зачастую ценою весьма больших личных неудобств. Так что, если бы, например, Иеремия имел в руках такое замечательное средство то, м.б. не пришлось бы плакать на реках Вавилонских?

В дополнение. Вам, принимающим идеи Платона, исходя из существующих фактов, было бы полезно ощутить их генезис - ибо логика в таких вещах не только ограничена, но и зачастую неуместна.

Шаманы использовали. Жрецы в политеистических религиях похоже тоже. Здесь вопрос открытый, люди (пророки, боги - как удобнее) пришли уже с готовым знанием - в соответствии с дошедшими до нас преданиями. А вот насчет качественных различий - тут не уверен. Надо понимать, что психоделики сами по себе, без подходящего человека с подходящим настроем в подходящих условиях, ничего не дают - кроме эффекта глюков в компе с перегретым процессором. Думаю, лично Вам Опыт был бы полезен. Умный слепой человек в состоянии обсуждать различия гипотетической радуги от темноты. Но насколько продуктивным может быть такое обсуждение ?

Эту реплику поддерживают: Евгений Ретюнский

Антон Шубняков Комментарий удален автором

Для борща требуется комбинация минимум четырех расстений - даже если не рассматривать более его сложные виды, с фасолью и даже грибами. Но в целом вопрос не лишен смысла, поскольку настой из лианы содержат ингибитор фермента, бычтро разлагающего ДМТ в желудочно-кишечном тракте.

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов

Антон Шубняков Комментарий удален автором

Не думаю, что все так строго - у Шульгина были эксперименты и обсуждения близкой темы.

Антон Шубняков Комментарий удален автором

Антон, я не могу объяснить даже возникновение индейцев - да что там индейцев, происхождение жизни. И в этом я не одинок. Что на этом фоне отдельно взятая аяхуаска, тем более другие племена обходились мескалином или псилоцибами, не требующими сложного приготовления. Но я отметил - что факт сам по себе конечно интересный.

В XXI веке многие люди истерично начали ударяться в духовность, отсюда бешеная популярность йогических практик. Кстати в тему религиозного экстаза - один мой хороший друг, серьезно занявшийся медитациями, утверждает, что эти ощущения гораздо более сильные, побуждающие к созиданию и к единению с миром, нежели приход от употребления наркотиков.

Кстати Илья, а были ли аналогичные опыты и исследования в России? или это сугубо западна тенденция?

Спасибо за Ваш вопрос - в ответ на него я вывесил видеоролик со мной в главной роли :) см выше

Спасибо, нашел, очень интересно. Кстати еще интересно, не интересовалась ли наркотиками немецкая "Аненербе", какой-нибудь отдел исследований оккультных наук. Конечно, организация действовала много раньше псилобициновой волны, но тем не менее. Даже жаль, что Госнарк оказался так суров к ленинградским наркологам - кто знает, какие бы открытия нас ждали.

По идее они могли интересоваться мескалином (а ЛСД - нет, кислота еще не вошла в обиход - Сандоз начал выпуск в 1947 году)  - это вещество было выделено из кактусов и синтезировано заново на рубеже веков химиком Хефтером; его именем называется сегодня ключевой фонд, финансирующий психоделические исследования в США и Европе.

Мне видится что исследования психоделиков могут найти интересное и нужное  практическое применение в делах армейских. 

А именно в программах  психологической реабилитации солдат возвращающихся из горячих точек. Этот переход из состояния военного робота к состоянию мирного жителя  самая проблемная часть в менеджменте людского ресурса.

Сейчас в основном работают путем деэмоционализации личности,  то есть убийство не вызывает у солдата никаких эмоций,  но это хорошо когда нужно сделать из человека робота, а вот как обратно вернуть эмоции? тоже палка о многих концах .  И именно психоделики тут возможно дадут некий прорыв  в средствах майнд-менеджмента.

Такой же прорыв какой был достигнут  в повышении выносливости со стимуляторами и средствами снижающими болевой порог.

Владимир, совершенно не согласен. Даже по факту - пик свободного применения ЛСД в конце 60-х совпал с пиком пацифистского движения в штатах и пиком изучения армией использования этих веществ в прагматических целях. И для армейских наступила двойная катастрофа, вызвавшая адекватную реакцию - запрет.

Что касается реабилитации - использование ЛСД или псилоцибов для ребиалитации солдат, вернувшихся с войны - ИМХО - абсолютно противопоказано. Это гарантированные бэд-трипы той интенсивности, которую психика обычного человека не может преодолеть. Войну можно лишь забыть, вытеснить из сознания, и возможно, лет через 10 после стресса и психоделическая терпапия может быть эффективной. До того, уверен, нет.

Ну я собственно и имел ввиду исследования вопроса.  

Психоделики потенциально интересны именно для разработки некоего набора инструментов для направленного воздействия на сознание. Потенциал  действительно огромный.  И как всегда можно и для добрых дел и для недобрых их применять.

  Скажем стирание памяти о преступлении  и перезаливка личности для преступников-рецидивистов  -  это доброе или недоброе дело? По-крайней мере морально такие эксперименты вполне приемлемы  обществом.  

Но ведь та же  самая технология может применяться и для реабилитации солдат, стирание памяти о военний травме  и даже ввод ложных воспоминаний,  и вот пожалуйса  - опять нормальный человек.

Больные раком в в терминальной стадии перестают бояться смерти.... разве это плохо?

Последнее безусловно хорошо. Избавление от страха смерти для всех людей думаю весьма позитивно. И возможности огромны - тлоько Ваши примеры думаю весьма произвольны.

но ведь действительно необходимы некие фармакологические средства конечно в сочетании с внушением  под контролем специалиста ,   которые бы работали практически 100%  и позволяли бы лепить сознание  солдатов и офицеров так как это надо для решения боевых задач. 

В современных условиях например подготовка   профессиональных террористов-самоубийц значительно более выгодна иногда чем  классические боевые действия.    И куда как более эффективна.  В условиях развитой демократии неспособность правительства справиться с   продолжительной, анонимной  и профессионально построенной террористической атакой   однозначно приведет к падению правительства на следующих выборах.  Война будущего - это террор.  

возмите даже последний скандал с огурцами.... а ведь таких скандалов можно каждый месяц делать по 2 штуки.  Достаточно купить ферму  на подставное лицо и заразить скот чем-нибудь серьзным...  Экономический ущерб   для страны будет больше чем от военных действий.

Владимир - террор- это текущая третья мировая война, отличающаяся своим гуманизмом. Ибо гуманизм - это минимальные жертвы при максимальном эффекте. И думаю\. фармакология в третьей мировой мало что решает - глупость гораздо эффективней.  А вот что будет в четвертой мировой - мне сказать трудно.

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов

Антон Шубняков Комментарий удален автором

Антон, ну почему вы собственно решили что  те исследования были плохи и неэффективны?     Очень даже они были эффективны  .... именно поэтому и закрыли все  для публики.  Не будьте наивной овцой верящей всему официозу.   Очень даже все работает.... и работа никогда не прерывалась.  И в Союзе работали и в Штатах...  но без излишнего общественного внимания.  Сейчас просто настало время для коммерциализации  тех результатов. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Антон Шубняков Комментарий удален автором

Я знаком с работами, "например, Грофа", но не нахожу, что Кайгородов  "демонстрирует отсутствие понимания темы".

Антон Шубняков Комментарий удален автором

Антон,есть такие проблемы и полностью решить их невозможно.Однако Вы здесь как и остальные  читатели по совместительству писатель. Покажите пример. Правильно выбраный тон - залог успеха.

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов

  Где вы там углядели переход на личности?  Наивная овца  - это кодовая ссылка. У меня вполне приличный опыт личного  использования    упомянутых и неупомянутых выше веществ.... Сам уже могу книги писать, только вот смысла не вижу.

 ...Снятие страха происходит в результате прохождения цикла   - смерть эго и его воскрешение  после трипа  - вот именно тут и возникает возможность для его безудержного роста. Именно что эгоцентризм растет как на дрожжах  в результате.  Именно поэтому я против массового доступа к психоделикам.    Вы как-нибудь попробуйте комбинацию ДМТ с Окситоцином...  термоядерная вещь.  

Антон Шубняков Комментарий удален автором

Мой мозг - Космос..

Мои мысли  - звезды...

Мои идеи - галактики...

Мои творения - червоточины, черные дыры, попасть в которые и понять не может ничто ... 

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости