Александр Иличевский: 
Ночи Дельты

+T -

Физик-теоретик по образованию, в литературе Иличевский скорее метафизик, которого увлекает к тому же метатекст, где повествование вбирает в себя множество линий и сюжетов, неминуемо превращаясь в «большую историю». Название литературной премии «Большая книга», которую он получил за роман «Перс», вполне подходит к большинству его произведений. На этот раз Иличевский сразу предупредил, что собирается описать несколько ночей из собственной жизни, поэтому читатели были вправе ожидать некоего мемуарного текста. Однако рассказ «Ночи дельты» получился причудливым сплавом воспоминаний, балансирующих на грани сна и обманчивой памяти, с философскими размышлениями о природе ночи и происхождении пугающего феномена лунатизма

Поделиться:

Фото: Claudine Doury/Agence VU
Фото: Claudine Doury/Agence VU

Однажды в детстве я ослеп. Пошел в поликлинику подбирать очки, и мне капнули в глаза белладонны. На балах в XIX веке полезно было сиять расширенными зрачками – для привлекательности и высокомерия, не замечая ничего вблизи. Но тогда меня никто не предупредил, что расслабленная глазная мышца отпустит на волю хрусталик. Муть подобралась ко мне на полдороге. Все вокруг стало терять очертания, расплываться, и вместе с сумерками наступил конец света. А началось с того, что я подошел к торговым рядам, где продавали первые нарциссы, и решил купить цветы маме. Как вдруг не смог разглядеть в ладони – не то двадцать копеек, не то пятнадцать. Я попросил старушку помочь, и она сочувственно заключила: «Ты, что ль, слепенький, малец?»

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое