С песней по жизни. Данила Козловский

+T -

Он всюду, он нарасхват. Он может все: играть легкомысленную комедию и классическую драму, сниматься в голливудских триллерах и авторском кино. А с недавних пор он еще и запел! 3 мая самой яркой звезде нового поколения Даниле Козловскому исполняется 30 лет. Это событие «Сноб» отмечает специальной фотосессией и публикацией редких материалов из семейного архива актера

Поделиться:
Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева

Дорогой Данила!

Это не первая фотосессия, которую мы с тобой делаем. Помнишь, как три года назад, когда ты сыграл в «Духless-1», вся Москва была увешана твоей фотографией в пиджаке на голое тело, снятой нами в Париже несколько лет назад? Похоже, твоим промоутерам она так понравилась, что они сделали ее рекламным имиджем фильма. А я, проезжая под этими билбордами, ликовал и радовался, что пусть хоть таким образом, но тоже поучаствовал в твоей иконографии. Ведь это была моя идея соединить тебя в одном кадре с великой Шарлоттой Рэмплинг. Впрочем, с тех пор ты унесся так далеко, что все эти воспоминания – не более чем эхо с далекого полустанка вослед уходящему экспрессу.

Ты набираешь скорость все круче, твои сдвинутые брови и грустный взгляд смотрят уже с других афиш, к которым я не имею отношения. Твое имя стало гарантией кассовых сборов. Под него дают деньги и собирают тысячные залы. У тебя сейчас такой период, когда каждый день расписан по минутам. Лучшие режиссеры специально передвигают сроки съемок, чтобы ты успел к ним в кадр. Студии и продюсеры атакуют с новыми предложениями. Девочки у актерского подъезда визжат и плачут, как только ты пытаешься незаметно проскочить мимо них в машину. И тогда ты говоришь: «Нет, я так не могу, так нехорошо», – и обязательно возвращаешься, чтобы поставить свои автографы на флаерах «Легенды № 17» и дежурно улыбнуться для их селфи.

Все это называется «жизнь звезды» или «быть в топе», хотя ты устало отмахиваешься: «Ну какая я звезда?» Ты так и не обзавелся ни дорогостоящими привычками, ни многостраничным райдером с перечнем сортов фруктов и марок минеральной воды, которые должны быть в твоей гримерке. У тебя даже до сих пор нет своего угла в Москве, где ты проводишь большую часть времени. Отельный человек, ты продолжаешь жить в «Метрополе», который со дня на день должен встать на капитальный ремонт. И что тогда? А тогда ты подумаешь и что-нибудь придумаешь. Или кто-нибудь придумает за тебя. Потому что обо всей этой скучной прозе жизни ты вспоминаешь, только когда, не глядя, подмахиваешь гостиничные счета. Тебе не до них. У тебя скоро гастроли в Париже. У тебя одни съемки, вторые, третьи… У тебя в мае концерты: два – в Петербурге, в Александринском театре, и один – в Большом.

При словосочетании «Большой театр» я вижу, как меняется выражение лица даже у тех, кто, как казалось, к тебе хорошо относится. «Нет, не на исторической сцене, – спешу я успокоить особо нервных, – концерт будет на Новой сцене». «Но это же Боль-шой!» – слышу в ответ. Успех у нас не прощают. В таком резком взлете все склонны прозревать какие-то таинственные силы, затейливые интриги, высокопоставленных покровителей. И тут бессмысленно оправдываться или объяснять, что в твоем случае ничего этого нет, а если и имеются покровители, то, наверное, исключительно небесные, на которых одна и надежда.

Впрочем, есть и один покровитель земной. Чего тут скрывать! Его имя ты всегда сам поминаешь в своих интервью с неизменным почтением и любовью – Лев Абрамович Додин. Твой Бог, мэтр и учитель. Какое счастье, что тринадцать лет назад ты попал к нему на курс, а потом в его театр. И то, что первая твоя большая роль была в его спектакле «Король Лир». А ведь могло бы сложиться иначе. Случай, лотерея, судьба… Так устроен театр (и не только МДТ – Театр Европы!), что все в нем подчинено воле и желаниям одного человека – главного режиссера. И Додин, как никто, имеет на это право. Он из породы последних великих театральных деспотов, какими были Юрий Любимов и Георгий Товстоногов. Счастье вписаться в его творческие планы, быть востребованным и необходимым. Но какая же тоска ждать годами новой роли, перебиваться с одной замены на другую, выискивать и не находить свою фамилию в премьерных или гастрольных списках! Когда-то мы много с тобой говорили о том, как справиться с разочарованиями и обидами, неизбежными в театральной жизни. И каждый раз приходили к выводу, что нельзя становиться их заложником. Собственную судьбу надо режиссировать самому, не полагаясь на чужое благоволение и милость. Нельзя замыкаться в тесном мирке театральных иллюзий, снов и обманов. Надо уметь действовать в реальной жизни. Рисковать, пробовать, ошибаться, быть открытым миру и людям.

Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Пиджак, брюки, тельняшка, все Gucci

Твой дом остается в Петербурге на улице Рубинштейна, но жизнь уводит по другим адресам все дальше и дальше. Помню, как ты звонил из Лондона и рассказывал о съемках в голливудской «Академии вампиров», как поехал в Нью-Йорк подучить английский, а заодно овладеть там свингом и степом. Как впервые продемонстрировал в айфоне еще не вышедший рекламный ролик Chanel с Кирой Найтли, где ты тоже мелькаешь на фоне разных парижских красот.

Само твое присутствие на экране служит наглядным опровержением мифа о холодном и циничном поколении, больше всего на свете любящем деньги. Даже в самых своих проходных фильмах ты умудряешься излучать какой-то неподдельный оптимизм и романтическую чистоту, заражать желанием жить, внушать веру, что человек прекрасен, что он может все или, по крайней мере, очень многое. Собственно, это и предрешило успех «Легенды № 17». Народ соскучился по герою. И ты им стал, примерив на себя судьбу и хоккейные доспехи Харламова. Все подошло идеально: героический сюжет, ностальгический фон семидесятых, романтический взгляд. И даже дуэт-соперничество с Олегом Меньшиковым как бы официально легализовал смену главных составов, произошедшую в нашем кинематографе. «Духless», как первая серия, так и вторая, лишь закрепил твой успех. Мне показались символическими, даже пророческими финальные кадры в «Духless-2», где ты в окружении случайной массовки под снегом ведешь предвыборный митинг. «Козловского в президенты» – по-моему, звучит очень обнадеживающе. И на месте кремлевских начальников я бы очень подумал, как можно было бы воспользоваться этим лозунгом в собственных интересах. Впрочем, вряд ли им на это хватит фантазии и смелости. Да и ты к политике равнодушен, стараясь держаться от нее как можно дальше.

Знаю, что в твоих планах еще несколько крупных проектов – масштабное кино с многомиллионными бюджетами. На горизонте маячит еще и собственный фильм, где ты впервые собираешься выступить не только в качестве актера, но и продюсера. При этом остается театр, где твой Лопахин в «Вишневом саде» заставил вспомнить Марлона Брандо и Владимира Высоцкого. Вот на самом деле масштаб, к которому ты намерен стремиться, уровень, которого еще предстоит достичь.

Но сейчас ты поглощен другим. Концерт, который ты назвал «Большая мечта обыкновенного человека», – это и первый итог, и новое начало, и, похоже, второе рождение Данилы Козловского. Я не зафиксировал, когда ты вдруг решил запеть? И почему именно американскую эстрадную классику? О каких-то вещах ты не любишь говорить заранее, пока они не состоялись. Но когда после наших съемок для «Сноба» я сидел в твоем «ягуаре» и слушал первые треки будущего диска, которые ты мне поставил, я испытал что-то похожее на шок. У нас никто так никогда не пел… Даже у Магомаева, когда он брался за репертуар того же Синатры, был слышен акцент и яростный напор народного артиста СССР. А у тебя все выходит так легко, незаметно, без видимых усилий. Может быть, чуть мягче и лиричнее, чем принято в классическом исполнении, но уж точно не менее музыкально. С абсолютным чувством меры, вкуса, внутреннего ритма. И что потрясающе, совсем без акцента! Когда ты этому успел научиться? Откуда этот стиль one man show? Его и в Лас-Вегасе мало кто может сегодня выдать. Уже нет тех персонажей, которые могли бы так ворожить своими эпохальными голосами, заставляя забыть о банальности заезженных мелодий и затертых слов. Куда важнее интонация, которая бередит сердце точно иглой со старой пластинки, вроде той, что ты держишь на рекламном плакате со словами My Dream.

Я не знаю, что у тебя получится в мае. Зато легко могу представить, сколько яда и раздражения может быть вылито на твою бедную голову. Уже сейчас раздаются гневные голоса по поводу запредельных цен на билеты. Хотя барышники будут продавать их еще дороже. Смирись и будь готов ко всему! Ты вступил на опасную территорию, куда невероятно трудно попасть, но еще сложнее удержаться. Помнишь, как ты мне объяснял, что такое «большой свел»? Так называется настоящая большая волна – мечта любого профессионального серфингиста. Она может вознести на высоту многоэтажного дома, а может закрутить, как стиральная машина в режиме сушки. Тебя куда-то несет, и ты никак не можешь сопротивляться. Что-то подобное с тобой уже было на Бали на съемках «Духless-2». Что-то подобное может случиться и на сцене Большого. Главное, как и тогда, не паниковать. Как сказано у классика, в страхе есть привкус ржавого ножа, не допускай, чтобы его услышали в твоем голосе. Не сутулься. Стой прямо. Выше голову. Show must go on!

Обнимаю,

Сергей Николаевич

28 марта 2015 года

 

 

Филипп Киркоров, Ксения Раппопорт и другие о Даниле Козловском

Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Костюм, рубашка, все Gucci; галстук, Hugo Boss

Николай Лебедев, режиссер, сценарист:

Мне безумно нравится в Даниле одно качество, которое отличает его не только от других актеров, но и от многих других людей вообще, – это колоссальное трудолюбие. Съемки в «Экипаже» идут двенадцать часов ежедневно, затем он садится в машину и едет на репетицию своего концерта с оркестром в Большом. В Москве каждый переезд – это минимум час, репетиция длится часа три-четыре. А потом еще доехать до дома. Итого семнадцать-восемнадцать часов. Сколько ему остается на отдых?

Когда я наблюдаю за успехом Козловского, мне кажется, что в жизни все-таки есть справедливость. Я не питаю никаких иллюзий насчет одаренности. Сам по себе талант, даже очень большой, – не гарантия успеха. Это как красота: есть она у человека – здорово, но этого мало. Для того чтобы состояться в жизни, нужны дополнительные качества, такие как самоотдача, внутренняя наполненность, самодисциплина, труд до седьмого пота.

На роль Харламова Данилу долго не утверждали, а он так хотел работать в «Легенде...», что умудрялся приезжать ко мне на репетиции из Питера несколько раз в неделю. При этом он параллельно снимался в нескольких картинах, играл в театре и еще как-то ухитрялся посещать хоккейные и силовые тренировки – он договорился с несколькими тренерами в Петербурге и Москве о занятиях. У него не было выходных, он спал по три часа в «Сапсане».

Каков Данила в работе? Очень азартный. Когда мы готовились к «Легенде № 17», он в буквальном смысле изменил свое тело. Когда Данила впервые зашел в кабинет, он был пухлый, как пельмень. После нескольких месяцев подготовки, не будучи, повторяю, утвержденным на роль, он довел себя до физического состояния профессионального спортсмена. Не так давно Данила показал мне на айфоне видео с тренировки «Духless-2»: он плыл по Москве-реке на серфе, привязанном к лодке. Видео длилось очень долго, и я подумал, что в нем ничего особенного нет, но в конце выяснилось, что вовсе Данила не привязан к лодке: он самостоятельно плывет на одной-единственной волне, которую поднимала моторка. Он потратил несколько месяцев для того, чтобы уверенно стоять на этой доске, как того требовала роль. Перед фильмом «Экипаж» он занимался на тренажерах для летчиков и сейчас может самостоятельно поднять самолет в воздух и посадить его. На съемках консультантам подсказывал, в какой момент какой тумблер перещелкнуть на пульте управления авиасудном. В общем, многим есть чему поучиться у Козловского. Я сам у него учусь отношению к работе, его человеческой пылкости и самоотдаче.

Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева

Филипп Киркоров, певец, композитор, продюсер:

Я познакомился с Данилой на московской премьере «Легенды № 17», а потом мы оказались в одно время в Лондоне: он – на съемках фильма, я – по своим продюсерским делам, связанным с «Евровидением». Во время одной из наших посиделок мы разговорились о музыке, и я задал вопрос, который стал точкой отсчета нашего творческого проекта. Я спросил: «У тебя такой красивый тембр голоса. Ты никогда не хотел петь?» Данила ответил, что мечтал об этом всю жизнь, и хотя пошел по другой дороге, желание петь у него было всегда. Но тогда он не был готов поделиться этим желанием со всеми.

Спустя год у Данилы состоялся благотворительный творческий вечер в Петербурге, где он исполнил несколько произведений советской эстрадной классики, и успех, хотя весьма локальный, помог ему поверить в себя. После этого он сказал мне: «Вот теперь я готов!» Я ответил: «Давай же не будем откладывать дело в долгий ящик, а сделаем спектакль к твоему тридцатилетию». И вот уже год мы готовим шоу, и я вижу, с какой отдачей он работает над вокалом.

Сегодня поют все кому не лень, но у Козловского это не блажь, это зов сердца. И Данила все делает очень искренне. Думаю, все, кто придет в Александринку и в Большой на наш беспрецедентный концерт, в этом убедятся.

Выступить в этих знаменитых театрах было моей идеей. Мне бы хотелось, чтобы его стартовым трамплином был не концертный зал, а именно театральная площадка, ведь у нас не просто концерт, мы готовим музыкальный спектакль. К тому же Козловский в первую очередь актер те­атра, просто очень хорошо поющий. Шоу будет сложным, и далеко не каждый театр имеет технологические возможности, необходимые для такого проекта. Еще, конечно, важно, что нас поддержал директор Большого театра Владимир Георгиевич Урин.

Музыкальная программа «Большой мечты обыкновенного человека» – это на сто процентов выбор Данилы. У него тонкий вкус, развитое чувство меры и железная вокальная дисциплина. Это редкость в нашем зашлакованном эстрадном мире с его стразами и перьями. Из множества красивых произведений эстрадной классики 1950–1960-х годов мы выбрали самое-самое. Очень старались, чтобы концерт не превратился в дешевое караоке. Конечно, Данила со мной советовался, но, честно скажу, многих произведений я даже не знал, он меня постоянно удивлял.

Данила невероятно темпераментный человек. Настолько, что если на репетициях что-то не получается, то начинают летать пюпитры и нотные листы. А если получается – тоже летают и пюпитры, и стулья вокруг, но уже от радости. Он и радуется, и расстраивается совсем как ребенок, но я не слышал, чтобы он хоть раз повысил голос или сердился на кого-то, кроме себя. Думаю, секрет его популярности – в невероятной харизме.

Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Костюм, рубашка, все Gucci; бабочка, Lanvin

Ксения Раппопорт, актриса:

Данила замечательный партнер, тонкий, импульсивный. Мгновенно откликается и включается в импровизацию. А еще у него такой запас творческой энергии, что она буквально разрывает его изнутри. И иногда перед спектаклем он носится, как ребенок, по актерскому фойе, дурачится, балаганит, отдельный маленький спектакль для нас исполняет.

Вне театра он настоящий друг, товарищ и брат. Несмотря на свою колоссальную занятость, он всегда готов помочь.

Мне кажется, что главная Данина черта – колоссальное жизнелюбие. Все шансы и возможности, которые дает жизнь, он воспринимает с жадностью и восторгом. И в этом невероятно заразителен. Помните песню, которую пел Бернес? «Я люблю тебя, жизнь, и надеюсь, что это взаимно…» Вот в его случае это точно взаимно.

Данила всегда хотел петь. И замечательно это делал на театральных праздниках. Этот концерт – его давняя мечта, по-детски искренняя, но реализуемая со всей взрослостью и серьезностью. Я трепетно отношусь к Даниной задумке, держу за него кулаки и уверена, что все пройдет замечательно.

Алексей Агранович, режиссер шоу «Большая мечта обыкновенного человека»:

Концепцию шоу «Большая мечта обыкновенного человека», в общем-то, создал сам Данила Козловский – это была его идея, его мечта. Он представлял себе шоу как классический для этого жанра концерт солиста с оркестром, классика американской эстрады 1950–1960-х годов: на сцене красивый человек в смокинге, оркестр… Собственно, большая мечта и стала основой концепции. Ведь не так уж и важно, где этот концерт случится, – в реальности или в воображении нашего героя.

Мне он начал рассказывать о своей задумке очень издалека. Я постоянно пытался проверить, отдает ли он себе отчет в том, что делает, или ему кажется, что выступление в Большом – это в порядке вещей. Когда я понял, что он полностью осознает всю амбициозность и абсолютную наглость этого проекта, я, даже еще не послушав, как он поет, твердо решил быть с ним. Певцу-дебютанту для выхода на такие сцены нужно быть очень уверенным в себе и стрессоустойчивым, ведь не всякий человек сможет выдержать даже то количество безответственной болтовни, которое свалилось на Козловского еще до концерта. Надеюсь, что мое присутствие, участие нашей небольшой команды добавляет ему внутренней силы. Но не спокойствия, конечно.

Итак, мы придумали, что все действо будет разворачиваться в фантазии героя, которого играет Данила: он мечтает и представляет себе это шоу, в реальности оставаясь актером на съемочной площадке, – таково вкратце либретто, всего раскрывать не буду. Постановкой хореографии для шоу занимается Олег Глушков – мы специально пригласили профессионала из театральной среды, а не из шоу-бизнеса. Все элементы действия должны быть из мира нашего героя, а Данила произрастает даже не из кино, а именно из театра.

Понятно, что такие фильмы, как «Легенда № 17», готовящийся к прокату «Экипаж» и «Викинг», над которым сейчас ведется активная работа, приносят деньги и славу федерального масштаба. Однако, я думаю, Данила чувствует, что коммерческое кино не может в должной мере подпитывать и развивать его талант художника и актера. Наверное, понимание этого двигало им, когда он решил стать продюсером кино, и оно же удерживает его в Театре Европы, который он считает главным местом работы.

Я еще не до конца изучил Козловского как человека. Наше полноценное знакомство началось в прошлом году на фестивале «Кинотавр», где он был лирическим героем церемонии открытия. Я уже тогда получил большое удовольствие от работы с большим артистом. Он наверняка знает обо всех своих недостатках, но очень глубоко их спрятал, так что для меня он по-настоящему хороший парень. Я очень высоко ценю его работоспособность. Он бросился на проект «Большая мечта обыкновенного человека» с огромной самоотверженностью и вот уже год занимается им, по-моему, даже во сне. Хотя когда он спит – не понимаю, ведь он не отменил ни своих съемок, ни работу в театре.

Данила счастливец и отчаянный парень, ведь далеко не каждый из нас обладает смелостью прикоснуться к своей мечте. Все мы словно оказались внутри его кино. И мне в этом кино нравится. Герой этого фильма обязательно должен произнести в финале что-нибудь вроде: «Я не знаю, получилось ли у меня, но я бы никогда не простил себе, если бы хотя бы не попробовал!»

Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Фото: Данил Головкин/Стиль: Жанна Гуреева
Шорты, футболка, все Damir Doma Silent

Из профайла на сайте snob.ru:

Твое любимое занятие?

Путешествия.

Самое важное открытие, которое ты сделал в жизни?

Что каждый конкретный цвет имеет невероятное количество оттенков и полутонов.

Есть ли талант, которому ты больше всего завидуешь?

Умению играть на музыкальных инструментах.

У тебя есть девиз?

Лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал.

Что бы сегодня могло сделать тебя абсолютно счастливым?

Любовь.С

Съемка:

Продюсер: Екатерина Мотылева

Груминг: Сергей Наумов

ассистент фотографа: Михаил Ковынев

ассистент стилиста: Каролина Вольбин

 

Читайте по теме:

Данила Козловский. Крупных планов не должно быть много

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Все новости