Ксения Собчак
vs. Марк Гарбер:
Сардоперевод

+T -

Ксения Собчак встретилась на Сардинии с Марком Гарбером и обсудила с ним исторические перспективы острова российского гламура, равно как и породившего его материка

Поделиться:
Фото: Максим Виторган
Фото: Максим Виторган

Главные потрясения в России традиционно происходят в августе. Помню, как в прошлом году примерно в это же время все обсуждали санкции, контрсанкции, «боинг», кругом слышались крики: «Все! Конец! Дно!» Но в этом году я провожу август между Сардинией и Корсикой, и, судя хотя бы по этому факту, дна никакого нет – похоже, как в старинном анекдоте, мы все еще летим.

Окинув взором просторы Лазурки, можно смело сказать, что пока кризис сдул только русскую пену. Опустело Café de Paris, очередь в Chanel пообмелела – одним словом, пострадал класс малоимущих. Тем временем старожилы Сардинии переживают трудные времена в тиши своих вилл. Им, конечно, тоже страшно и трудно, но это не повод отказывать себе в летнем отдыхе в любимых местах. О кризисе – как о покойнике: молчат или вздыхают. Не портится настроение у Рустама Тарико: затолкать тридцать моделей в пространство два на два метра в VIP-зоне Billionaire по-прежнему может только он. На его фоне Давид Каплан, пьющий шампанское в компании всего четырех прелестниц, выглядит скромно и по-лузерски. На концерте Робби Уильямса в Cala di Volpe и вовсе не пахнет бедствием: все столы заняты, самый дешевый билет стоит две с половиной тысячи евро, кругом русские – в хорошем настроении и с хорошими бриллиантами. В Porto Rotondo мелькает прекрасно известная всем яхта с Песковым и Навкой, у дедушки Педринелли сидят, не скрываясь, чиновники «Газпрома», а на утренней пробежке я встретила самого Юрия Михайловича Лужкова.

Откуда у них эта страсть – гнездиться вместе? Почему именно Сардиния? Почему надо снова и снова приезжать туда, где обязательно увидят и «засветят»? Вопросов о Сардинии накопилось много.

Есть только одна мудрая сова, которая знает ответы. Марк Гарбер – по образованию психиатр-нарколог, по образу жизни мультимиллиардер, по национальности еврей. Кто лучше него поможет разобраться в русском разгуле и русской тоске, кто не заблудится в лабиринтах души обитателей сардинских вилл? Только за время нашего разговора старожилу Сардинии позвонили Валерий Гергиев – предупредить, что заедет на пару дней, и Юра Шефлер, сообщивший о продаже лодки. Если где-то сегодня жизнь бьет ключом, то именно в его доме. У главного сардинца я и решила все разузнать.

Фото: Максим Виторган
Фото: Максим Виторган

Хорошие соседи, счастливые друзья

СМарк, прежде чем обсуждать российские проблемы, давай начнем с вопроса попроще: как ты считаешь, кому на Сардинии жить хорошо?

Жизнь на Сардинии – это такой черный ящик. Ее непросто понять, пока ты не попал внутрь этого водоворота. Я понимаю людей, которые приезжают на лодках, никого здесь не зная, страдают от скуки, не представляют себе, что делать в этом Billionaire, и в итоге сваливают через неделю с ужасными ощущениями. Но когда находишься внутри этой жизни, то, во-первых, здесь природа, море, некая альтернативная философия отдыха. Кроме того, это жизнь конкретных людей и домов, и если уж попадаешь в местный круг общения, то у тебя очень плотно расписана вся жизнь. Я бы сказал, что тут хорошо жить тем, у кого здесь есть дома. Или тем, кто их снимает.

СМне вообще кажется довольно странным, что русская жизнь за границей тяготеет к каким-то конгломератам: Сардиния, юг Франции, в меньшей степени Форте-дей-Марми...

Есть еще Испания, поселение Сагаро, Коста-Брава, какими-то клочками Греция.

СНо вот, например, англичане, которые покупают себе дома за границей, не кучкуются все в одном месте.

У них тоже есть любимые места. Например, Клостерс – абсолютно английское место в Швейцарии рядом с Давосом. Корфу в Греции – тоже английское место. Испания всегда была местом наплыва англичан, всякая английская женщина мечтала о романе с испанским официантом – это такая часть обязательной программы. И я согласен с тобой, у русских тоже есть такие коммуны.

СОбъясни мне, по какому принципу русские выбирают тот или иной ареал обитания, как они формируются?

Наши люди, живущие на Сардинии, очень отличаются от обитателей юга Франции. Мне кажется, если человек живет в мегаполисе, у него масса всяких возможностей для светской жизни, но когда он отдыхает, он хочет отдыхать. Для меня юг Франции – это все равно что-то городоподобное.

СТы хочешь сказать, что Ника Белоцерковская, живущая на юге Франции, более тусовочная, чем Настя Чухрай или Рустам Тарико, которые живут здесь?

Можно и так сказать. Возможно, это подсознательная тяга быть в месте, где больше светской жизни. Есть объективные плюсы: если живешь на юге Франции, у тебя круглогодичный курорт, а Сардиния не круглогодичный курорт. На юг Франции ты можешь приехать на машине из любой точки Европы, а сюда на машине не доедешь, нужен паром – это головная боль.

С другой стороны, ты не можешь сравнить море здесь с морем на юге Франции. Это важно для человека, который любит море, как я. И я ненавижу надевать формальные одежды. И не говори, что на юге Франции тоже не нужно одеваться, – ерунда, нужно! Там в воздухе присутствует какой-то элемент, который побуждает красиво одеться. А здесь это никого не колышет в принципе, здесь никого ничем не удивишь. Именно поэтому на Сардинии гораздо лучше отдыхать тем, кто хочет побыть в таком затворническом состоянии.

СТы проводишь здесь все лето, выезжаешь только по работе?

Я бы с удовольствием проводил тут все лето, но на самом деле приезжаю, когда появляется свободное время.

СБерлускони встречал здесь когда-нибудь?

Встречал. Берлускони замечательный, такой веселый.

СА в доме его ты не был?

Я был у его брата, который живет через забор. Там потрясающе красиво, там действительно оазис.

СКак развивалась русская Сардиния? Про Куршевель мы знаем, что туда в нулевые приехал Михаил Прохоров, стал это место развивать и оно превратилось в русский курорт. А здесь есть какой-то человек, который был таким отцом-основателем?

Для меня, безусловно, это был старый товарищ и партнер Саша Жуков, который первым купил дом в 1993 или 1994 году.

СКак проходит твой среднестатистический день?

Какой-нибудь спорт, потом море, если нет ветра – у нас тут часто бывают мистрали. После обеда снова купание, а вече­­­­ром ужин либо дома, либо в ресторане, как правило, в компании.

С кем ты больше всего здесь общаешься – с Ястржембским?

С Ястржембским тоже. У меня тут много друзей. Но я даже не знаю всех наших соседей. Мы можем жить через забор и не увидеться ни разу, тут никто никого не напрягает.

СТы буржуазный человек?

Смотря что понимать под буржуазностью.

СОпределенный уровень комфорта, к которому ты привык и не готов его менять. Понимание того, что за свои деньги ты хочешь получать определенный уровень услуг.

Для меня это не является фетишем. Я путешественник, я могу находиться в любых условиях. Мне комфортно там, где интересно, это может быть палатка или отсутствие палатки. И хотя у меня есть масса друзей, которые действительно понимают и разбираются в красивой жизни, я себя не могу к ним отнести, к моему великому сожалению.

Фото: Максим Виторган
Фото: Максим Виторган

Диагноз и прогноз

СНа юге Франции я отчетливо увидела, как вся эта история с кризисом просто смыла часть людей, там стало гораздо спокойнее. Здесь есть такое ощущение?

Очевидно, что людей, снимающих дома, стало много меньше. Это началось еще в прошлом году.

СКак тебе кажется, у людей здесь есть ощущение, что время жирнейшего сардинского гламура прошло? Мы были в Billionaire, и я испытала дежавю: это такая застывшая жизнь, которая вообще не меняется с годами. Лет десять-пятнадцать назад я приезжала сюда с Аленой Долецкой и какой-то компанией к Рустаму Тарико на его безумные вечеринки. И вот сейчас на манеже все те же: тот же Давид Каплан с девушками, хотя девушки уже другие. Как люди могут получать удовольствие от одного и того же на протяжении такого длительного времени?

Ну, ты же сама сказала, что девушки меняются.

СВ этом смысле да. Но в Москве абсолютно у всех ощущение – хрен его знает, что будет дальше. А здесь жизнь никак не изменилась. Цены в магазине «Эсмеральда» такие же, лодки так же швартуются, в Billionaire шампанское льется рекой. Почему?

Это верхушка айсберга. Внизу он уже тает сильно, а верх еще держится.

СА когда дойдет до верхушки?

Думаю, мы быстро увидим.

СНо в любой ситуации есть люди, которые остаются наверху. Не бывает так, что проигрывают все.

Безусловно, большинство людей, которые здесь находятся, уже захеджировали свои риски, и им ничего не грозит. Но, к сожалению, реальность оказывается жестче, чем хотелось бы. И последнее событие на мировых рынках – тому подтверждение. Читать дальше >>

Читать дальше

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости