Сергей Николаевич:
Борис Тетерев. Têtе-à-tête и другие радости жизни

+T -
Поделиться:
Фото: Andrejs Strokins
Фото: Andrejs Strokins
Борис Тетерев у себя дома в Юрмале. Фото сделано 3 августа 2015 года

Вначале немного мемуаров. Первые рижские гастроли Те­атра Романа Виктюка в 1992-м. Зима, холод, беспробудная темень. Гостиничные батареи почти не греют, фонари не горят. И какая-то сонная усталость разлита в воздухе, как бывает после тяжелой болезни, когда самая страшная угроза миновала, а сил ни на что нет: только дремать, лежать и видеть сны. Такой мне показалась эта первая зима в независимой Латвии. А тут московские гости, эти странные «Служанки». Какие-то мужики в юбках и инфернальном гриме. Изыск, истома и упадок модерна. Пение и вопли Далиды. Je suis malade. И тоже про болезнь. Но другую, странную, «высокую», как сказал бы поэт! Что-то такое тогда на сцене трепетало, сверкало и парило, от чего грустная, погруженная в себя и свои проблемы Рига вдруг ожила, как спящая принцесса после долгожданного поцелуя. Спокойные, рассудительные рижане, столько всего повидавшие и пережившие, вдруг в каком-то необъяснимом порыве повскакали с мест и рванули к сцене с криками «браво!». Собственно, зал на «Служанках» и был продолжением того ликования и той свободы, о которых в повседневной череде забот и дел все успели забыть. Потому что все проходит и забывается, но вот такие ослепительные мгновения счастья, на какие способно только искусство, почему-то помнишь всегда.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое