Все новости

В Чечне запретили продавать фэнтези о подростках, потому что книга «пропагандирует чуждые для народа ценности»

В Чечне «пресекли попытки продажи» фэнтези-книги о подростках в магической мире, сообщил в своем инстаграме министр республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации Ахмед Дудаев

12 ноября 2021 22:51

На видео, которое чиновник назвал «обращением к родителям», Дудаев показывает книгу «Синтонимы. Больно быть с тем, кто…» писательницы Медины Мирай. «Нам стало известно, что на территории Чечни предпринимаются попытки продажи, распространения книжной продукции, которая пропагандирует чуждые для нашего народа ценности, абсолютно аморальный образ жизни, идущий вразрез с нашими традициями, обычаями», — сказал Дудаев, комментируя запрет книги в Чечне.

Что еще известно:

Проза Мирай сочетает «фантастические сюжеты и открытый диалог на тему ЛГБТ, абьюза, буллинга», говорится на сайте «Лабиринта». Тиражи книг писательницы превысили 200 тысяч экземпляров.

«Синтонимы. Больно быть с тем, кто…» — заключительная книга цикла «Синтонимы», в центре истории которого отношения двух парней, Ангелы и Рейдена. Произведение выпустило издательство АСТ, на его сайте книга получила маркировку «18+», как и весь цикл «Синтонимы».

Следить за событиями удобно в нашем новостном телеграм-канале. Присоединяйтесь

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Мария Володина

Президент США Джо Байден, выступая на 76-й Генеральной ассамблее Организации Объединенных Наций (ООН), призвал к защите представителей ЛБГТ-сообщества по всему миру и упомянул Чечню — это вызвало реакцию главы российского региона Рамзана Кадырова

Екатерина Тимофеева

Правозащитники подали иск в суд в ФРГ против пятерых приближенных главы Чечни Рамзана Кадырова. Их обвиняют в преследованиях геев в республике

Михаил Шевчук
Ко всеобщему изумлению, старейшим губернатором России оказался Рамзан Кадыров. Политическим долгожителям стараются подражать в надежде повторить успех — но феномен Кадырова остается для других недосягаемым; он, кажется, единственный, кто понимает установки Кремля не как игру в наперстки, а как заповеди