Александр Конаныхин

Александр упоминается в этом тексте

Что появилось и что закончилось в 1991 году

Этот поворотный 1991 год в российской истории я запомнила совсем не по путчу. Я была поглощена учебой. Это было совершенное счастье и чистой воды утопия, а не жизнь. Я училась в частной школе «Гуманитарный центр» в Обнинске. Наши преподаватели утверждали, что наша школа — первая частная школа в стране (она была зарегистрирована в 1989 году). Летом 1991 года я закончила восьмой класс, и в нем было всего 11 человек. Мы учились с 9.30 утра до четырех дня, уроки шли парами, как в университете, а перерыв на обед был час, а не 15 минут, как во всех советских школах. Каждый семестр мы писали по десятку рефератов и в конце сдавали сессии — наша жизнь больше не измерялась четвертями. У нас было три пары в неделю английского, три пары по русской и зарубежной литературе, мы проходили Гроссмана, Пушкина изучали — невиданное дело — по философу Ильину вместо Белинского, играли в ролевые игры по «Гаргантюа и Пантагрюэлю». На биологии мы учили анатомию человека по учебникам первого курса мединститута, а алгебру — не по школьной программе, а по учебнику Сканави. В общем, это был взаимный экстаз и для нас, учеников, и для энтузиастов-преподавателей. И да, это была школа, за которую надо было платить. Сколько — я сейчас не вспомню точно, кажется, в месяц родители отдавали эквивалент 100 долларов. С одной стороны, гигантские деньги: на 100 долларов можно было роскошно жить месяц целой семье с тремя детьми (у меня еще две сестры). Но мои родители даже особенно не замечали этих трат — благодаря моде на шейпинг, которая охватила в конце 90-го — начале 91-го Санкт-Петербург, Москву и ее окрестности (а Обнинск располагается в 107 километрах от Москвы).
0