Ксения Соколова

От меня ушла помощница

От меня ушла помощница, которая работала почти 10 лет. Поскольку прекрасная женщина по имени Мэри была фактически моим alter ego – то есть делала по дому абсолютно все, знала лучше меня мой гардероб, распорядок дня и привычки, я при ней приучилась жить в собственной квартире, как рассеянный постоялец в хорошем отеле. То есть, воспользовавшись полотенцем, просто бросала его на пол, ничего сложнее эспрессо не готовила, не имела представления, как включается стиральная машина, и т.д. Резкое исчезновение моей доброй хозяйственной феи выявило прискорбный, но закономерный факт – к самостоятельной жизни в жестоком, переполненном вещами, мире, я оказалась приспособлена не лучше, чем новорожденный щенок бульдога. Разумеется, я немедленно объявила кастинг – но найти человека, который будет постоянно торчать в доме, делать все правильно, и при этом не бесить хозяйку-социопатку, оказалось не сильно проще, чем найти хорошего массажиста или даже бойфренда. Сейчас ко мне приходит cleaning lady делать уборку. Все остальное я пытаюсь делать сама. Получается отвратительно. В духе гадкой фразы Штольца брошенной беззащитному Илье Ильичу Обломову: «Началось с неумения надевать чулки, а кончилось неумением жить!» Этот афоризм мне в детстве часто цитировала бабушка – преподаватель словесности, видимо угадывая во мне грядущую разгильдяйку. Вы спросите: зачем я все это здесь пишу? А затем чтобы ознакомить вас с документом, составленным мною вчера вечером за бокалом красненького. На фото - мой список покупок на неделю. Достав его в супермаркете сегодня с утра, я сама долго вертела листочек так и эдак, изумляясь затейливости собственных потребностей.
0

Ксения Соколова: Гурманы и велосипед

Одно из лучших нью-йоркских гастрономических заведений Boulud находится в здании отеля The Surrey, в Верхнем Ист-Сайде, между Мэдисон и Пятой авеню. Мне давно рекомендовали этот отель как весьма респектабельный и стильный, но остановилась я здесь впервые этой весной. The Surrey, несмотря на свой почтенный возраст и респектабельность – здесь живали еще JFK и Бетт Дэвис, – с точки зрения архитектуры и интерьеров весьма современен и, как это сейчас говорят, arty. Номера небольшие, что вполне понятно, учитывая место расположения, зато сразу видно, что внимание уделено каждой мелочи. Во всем чувствуются разумность подхода и стиль. Вы вряд ли приедете в Нью-Йорк, чтобы сидеть в номере, но, если вдруг, можете заказать двух­этажный сьют с огромным камином черного мрамора и наслаждаться одиночеством мизантропа. Если означенным заболеванием вы не страдаете, к вашим услугам жемчужина The Surrey – терраса на крыше отеля, где устроен бар. Лучшее место, чтобы пить розовое шампанское, сидя в разномастных креслах а-ля моррис и чиппендейл между клумбами с цветущей лавандой. Вверху – только голубое небо, внизу – сносящий голову вид, вокруг – самая рафинированная публика Нью-Йорка. Терраса в The Surrey – отличный выбор для дижестива после ужина в Boulud.[no_access]
0