Татьяна Лазарева

Единственная победа

Часто очень трудно писать свои мысли, когда тебя никто не спрашивает — это всегда выглядит как какое-то назидание. Чувствуешь себя неловко: чего ты выступаешь, когда тебя никто не спрашивает? Но также бывают минуты в жизни, когда пофиг. Когда внутри уже звенит и разрывает перепонки голос этого вечного внутреннего мальчика с пальцем, который в изумлении от происходящего, не в силах поверить своим глазам, и окружающим покорным взрослым в ужасе кричит: вы чего? Ведь король-то — голый! И в последнее время такое со мной случается все чаще. Да посмотрите же вокруг, кто может и видит, не бойтесь признать, что мы все — эти мальчики. Нас таких тут, может, и немного, но мы есть. Да мы и не главные — их поколение уже вышло на площадь и уже не поверило своим глазам, как показал нам Андрей Лошак в своём фильме «Возраст несогласия».

0

Притча

Такую притчу услышала недавно. 

0

Хочу почтовые ящики

Вот все-таки странно устроен человек. Как я ни пыталась соединить жж и ФБ - ни фига не получается. Все-таки ФБ для меня - это газета со статейками, а жж - толстый журнал с вдумчивыми эссе.

0

Время собирать и время разбрасывать

Ни для кого не секрет, что мы с фондом Созидание придумали 1000 и один способ, как вам расстаться со своими деньгами и получить максимум удовлетворения а иногда и просто натурального счастья.

0

Про Фуера

Я тут надысь вышла из дома утром, Тосю в школу повела, и увидела на нашем пути такую картину.

0

Про мероприятие в саду Эрмитаж

Знаете, что меня порадовало больше всего? Что мы дождь разогнали. Я пришла в полпятого, и такая морось была неприятная. Стало понятно, что на траве не то, чтобы разложить пледы невозможно - а даже ходить по ней было противно - чавкало все и было мокро. Тося наша завалилась разок и ходила потом всю дорогу с мокрой попой. Мать-то кукушка - не подумала о ребенке... Но где-то к шести часам стало уже так весело и жарко, что морось стала незаметной, а потом и вовсе прошла, даже асфальт стал подсыхать! Мы играли в игры - спасибо прекрасным аниматорам моим знакомым, они с нами уже давно, и всегда бесплатно работают с фондом. А еще было шоу мыльных пузырей, а еще прекрасный Иван Шишкин показывал и рассказывал, как делать правильные сендвичи, а еще была масса психологов детских, гно их как раз больше всего жалко - так все были увлечены играми и общением, что их услугами так никто и не воспользовался. А Ленка Смирнова, которая носилась как угорелая, да еще и одновременно стояла в шатре с ящиком фонда Созидание для пожерствований и продавала все, что покупали - так вообще ушла довольная, потому что мы за два часа насобирали 27 000 рублей! Которые она тут же куда-то приспособила.

0

Ответ Капкова

ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ 

0

Пошли на опережение

 

1

Про акцию в декабре

Вот еще тут поспрашиваю вас, уважаемые. Чтобы не быть голословной, когда речь уже наконец-то дойдет до обсуждения. Если, конечно, до этого дойдет. И простите, что делюсь своими сомнениями. Мне кажется, что лучше в чем-то сомневаться и обсуждая, приходить к какой-то более-менее правильной точке зрения, чем давить своим авторитетным мнением на всех остальных. Да и нет его у меня, авторитетного... Эхь.

1

Пора переходить от наблюдения за выборами к влиянию на процесс


[stamp-one]Этим летом истекают полномочия избирательных комиссий в тринадцати российских регионах. Их состав меняется раз в четыре-пять лет. Татьяна Лазарева призывает гражданское общество не упускать редкий шанс внедриться в избирательную систему

Мне уже не по возрасту и не по статусу бегать от ОМОНа по бульварам. Без лидеров, без яркой программы и понимания, что нужно делать, сейчас не получается создать единое оппозиционное движение. Но несогласие с существующим положением дел и желание что-то делать остались. Теперь каждый сам ищет, чем заполнить образовавшуюся пустоту. Конечно, мы с Мишей втихаря обдумываем новую сатирическую передачу про общественные и политические события — это то, чем мы всегда занимались, то, что мы умеем. Пока непонятно, где она будет выходить. Единственная возможность — телеканал «Дождь», который и так скоро лопнет от оппозиционного наполнения. Но, кроме этой профессиональной работы, есть еще одно важное занятие, о котором я хочу рассказать. Как ни странно, это продолжение нашей деятельности в «Лиге избирателей», которая, казалось бы, сейчас ушла в тень и не заявляет о себе так ярко, как раньше.

Когда «Лига» только появилась незадолго до выборов, нужны были яркие люди и громкие заявления, чтобы поддержать наблюдателей и помочь этой организации появиться. Но сейчас от «Лиги» требуется совсем другая, как говорит Леня Парфенов, «земская работа», на которую совершенно неспособно большинство из нас. Ни Акунин, ни Улицкая, ни Леня Парфенов, ни Юра Шевчук, ни я — никто не может сидеть с утра до вечера в офисе, заполнять какие-то бумажки, работать с базами, ездить все время по городам. Поэтому мы стараемся ее переформировать — превратить в официальную общественную организацию, по-прежнему не политическую, не стремящуюся прийти во власть, которая будет способна заниматься ежедневным общественным трудом. А мы останемся попечительским советом, гарантом и лоббистами всех их начинаний.

Одно из важнейших начинаний, на которое я хочу обратить внимание, — это работа, которую сейчас проводит «Гражданин наблюдатель»: выдвижение людей в местные избирательные комиссии. Многие из нас, работая наблюдателями на выборах, стали свидетелями разных возмутительных нарушений. Но самые серьезные нарушения были не на избирательных участках, а там, куда все результаты свозились глубокой ночью. Как мы все выяснили, работая на выборах, есть сложная система избирательных комиссий: УИКов, ТИКов, ГИКов и прочих разных «ИКов», городских, областных и так далее. Вершина этой пирамиды — ЦИК, Чуров и другие не к ночи помянутые нехорошие люди. Так вот, «Гражданин наблюдатель» обратил внимание на то, что все эти комиссии — выборные. К сожалению, информацию о том, как и когда комиссии комплектуются, достаточно сложно найти, ведь они шифруются и прячутся. Но «ГН» все разузнал.

По закону собрание избирателей по месту жительства может предложить своего кандидата в члены участковой, территориальной и муниципальной избирательной комиссии. Чтобы выдвинуть кого-то в избирательную комиссию субъекта Федерации, надо, чтобы кандидатуру поддержала еще и общественная организация, действующая в регионе. Причем, член комиссии — это работа, за которую платят зарплату из городского бюджета. Работа нудная, но кому-то нравится, и слава богу. Разумеется, сейчас в эти комиссии входят в основном люди от «Единой России». Никакого равенства партий и тем более независимых людей от гражданского общества там нет. Но раз в четыре-пять лет  города-миллионники и областные центры назначают перекомплектацию избиркомов. Заинтересованные граждане города имеют право провести дебаты, запротоколировать это собрание и выдвинуть своего человека в местную избирательную комиссию. И, по идее, этот человек наравне с остальными кандидатами должен рассматриваться городскими органами управления. То есть оказалось, что не все лазейки в местное самоуправление закрыли, и можно попытаться туда пролезть.

Многие из нас были независимыми наблюдателями и тихо наблюдали, как нас обманывают. Пора переходить от наблюдения к влиянию на этот процесс. Нужно постараться ввести каких-то адекватных, опытных людей, например, прошедших школу «Гражданина наблюдателя», на должности в избиркомы.

Сейчас как раз во многих городах происходит переформирование системы комиссий. В Ярославле, в Санкт-Петербурге и еще в некоторых городах под эгидой «Гражданина наблюдателя» жители провели собрания, на которых избрали кандидатов, помогли им оформить заявки на участие в местных избиркомах. Это было не так просто. В Ростове, например, собранию отказали три конференц-зала, в которых жители хотели встретиться, причем уже после оплаты и под какими-то смехотворными предлогами: крыша течет, санэпидемстанция, срочный ремонт начинается… В итоге зал для проведения собрания предоставила КПРФ. Кстати, то, что «Гражданин наблюдатель» помогает все правильно оформить, немаловажно, ведь любая неправильная закорючка — и тебя отправляют на все четыре стороны. Но, как показала практика, этого оказалось недостаточно. В Ярославле власти просто проигнорировали деятельность городских жителей — назначили того же человека, который был в прошлой комиссии, без всяких объяснений. Когда стало понятно, что главная тактика властей — это игнорирование, мы решили действовать громко.

В Ростове, где истекают полномочия действующей комиссии, собрание жителей уже избрало независимого кандидата. Чтобы это не прошло незамеченным, мы собираем большой круглый стол, на который пригласим представителей власти и спросим у них под прицелом максимального количества прессы: «Как вы считаете, городские жители могут влиять на происходящее в городе, например, на выборы избиркомов?» Параллельно мы хотим провести такой же опрос среди жителей города: считают ли они необходимым участие избранного активными гражданами человека в такой организации.

Как мы выяснили, чтобы провести городской референдум, нужно потратить полжизни. Настолько все забюрократизировано. Так что мы просто назовем эту кампанию городским опросом, возьмем волонтеров, которые будут ходить с урнами по квартирам и разъяснять. Поставим урны в местах общественных прогулок, в больших магазинах и так далее.

Смысл этой активности в том, чтобы попытаться создать положительный прецедент, а также некую технологическую программу, своего рода законченный цикл, с которым можно, как с гастролями, ездить по любым городам, чтобы начинать хоть как-то активизировать людей по всей стране. Будем пытаться выходить в офлайн.

В общем, мы были на Болотной и придем еще!

1