Сергей Громак

История о добром докторе и его пациентах

Вот и снова жаркое лето лениво переваливает за середину. И снова в эти солнечные дни я не могу не думать о черной, невыносимо скорбной для меня дате 17 июля.

55

Путешествуя по Москве

О ГОТИКЕ, МИСТИКЕ, ПОДЗЕМЕЛЬЯХ И ВЫСОЦКОМ

27

Письмо из далёкой степи

Вот такой вид сегодня из моего окна. Как Вы думаете, где это?

53

О 16-ом мая и смертной казни

В моём личном историческом календаре отмечено несколько очень светлых для нашей страны дат. Таких, как, например, день отмены крепостного права. Увы, об этих датах не так часто вспоминают, еще реже обсуждают по телевизору или в печати. 16 мая – как раз такой день.

13

Незнакомая Белоруссия (путевые заметки)

Восьмое мая. Поздний вечер. Сижу сейчас в номере гостиницы в Минске и решил поделиться впечатлениями о своем путешествии в Белоруссию. Думаю, не все знают, сколько интересного можно увидеть у нашего «западного соседа».

24

Годовщина восстания в лагере Бадабер

История нашей Родины так часто бывает несправедлива. Мы помним имена палачей и предателей, а для настоящих героев не находится даже одного абзаца в школьном учебнике.

9

Светлой памяти Анатолия Равиковича

Очень грустные новости пришли сегодня из Ленинграда. Умер актер Анатолий Равикович.

9

Вавилонская башня большевиков

23

Рокоссовский и Сталин. К Дню рождения.

21 декабря 1896 года в Варшаве родился будущий маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский. Воин Сталинграда и Курска, освободитель родной для меня Белоруссии, подлинный русский Офицер (хотя и поляк по национальности). Давайте вместе вспомним его.

3

К Дню рождения маршала Жукова

* * *

Сорок первый год. Нашествие. Небо от горизонта до горизонта затянуто дымом пожарищ. Над Москвой нависает бронированный кулак немецкой армии. И, кажется, что враг страшен и неуязвим, как будто заговорённый. И, кажется, что нигде не спрячешься от этого врага. Да, велика Россия, да есть ещё земля за Москвой и даже за Уралом. Но из Китая за этой землёй уже пристально наблюдает закаленная в боях японская армия. Ждёт исхода битвы за Москву. И многим уже начинает казаться, что сорок первый станет последним годом в тысячелетней истории Руси.

Недаром в те страшные времена тонкая и лиричная Ахматова жёстко отчеканила:

Мы знаем, что ныне лежит на весах,

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

Эти строки написаны спустя два года, в сорок третьем, но очень точно передают ощущение первого года войны.

1.

Шестого октября сорок первого года генерал армии Жуков был направлен Сталиным в расположение Резервного фронта. Фронт прикрывал Москву на юго-западном направлении, и командовал им в те дни знаменитый герой гражданской войны Семен Михайлович Буденный. Оттуда в Ставку поступала противоречивая и часто неверная информация, и кто-то должен был просто разобраться, что происходит.

Чем дальше продвигался ГАЗ-61 Жукова от Москвы, тем более пустыми и брошенными выглядели города и поселки. Дорога на столицу никем не прикрывалась.

Когда Жуков прибыл в штаб Резервного фронта, выяснилось, что никто не знает, где находится командующий фронтом Буденный. Уехал утром и на связь больше не выходил. Вот так мы тогда воевали на западном направлении.

После долгого блуждания по опустевшим дорогам всё-таки удалось найти маршала Буденного в Малоярославце. Машина сопровождения отстала, и ГАЗ-61 Жукова в одиночку домчался до центра города. На улицах – ни одного человека.

У райисполкома увидели две шикарные иномарки. Жуков вышел, растолкал дрыхнувшего шофера и узнал, что это машины маршала Буденного. Георгий Константинович быстро скрылся в здании.

Буденный спал. Разбуженный Жуковым оказался подавлен и растерян. Похоже, он просто перестал понимать, что происходит на вверенном ему фронте. Куда уж тут командовать? Примерно через полчаса Георгий Константинович вышел из здания с каким-то пронзительным выражением в глазах. А за ним вывалился обмякший Буденный, знаменитые усы обвисли, физиономия отекшая. С заискивающим видом он пытался забежать впереди Жукова и что-то лепетал подхалимским тоном. Георгий Константинович, не обращая внимания, буквально прыгнул в машину. Тронулись. В зеркале заднего вида запечатлелся маршал Буденный с разинутым ртом и протянутой рукой. Которую генерал Жуков так и не пожал.

После этой поездки, уже 8-го октября Сталин назначил Жукова командующим Резервным фронтом вместо легендарного кавалериста Буденного. Фактически от всего фронта Жукову достался штаб и 90 человек! Резервный фронт, прикрывающий Москву, рассыпался в прах.

Но пройдет лишь немного времени и Жуков с непреклонной волей сформирует в железный кулак разрозненные отступающие соединения. И Резервный фронт, словно мифическая птица-Феникс, восстанет из пепла.

2.

В сорок первом Жуков, не зная сна и отдыха, мотался по частям. Пыль, грязь, обстрелы. В тот день Жуков и его попутчики стали свидетелями воздушного боя в небе над дорогой.

С запада беспорядочной стаей возвращались русские истребители И-15 и И-16. Около десяти машин. Наверное, они летали на задание и уже израсходовали боезапас. А вокруг носились два "Мессершмита", подбивавшие по очереди наши самолеты. Особенно жалко выглядели бипланы И-15. Получив очередь, самолет клевал носом, входил в штопор и, как сорванный лист, устремлялся к земле.

Из одного И-15 успел выпрыгнуть летчик. Над ним белым облачком развернулся парашют. Георгий Константинович и свидетели происходившего с облегчением вздохнули: «Хоть этот спасется!» Но в ту же секунду "Мессершмит" влепил в упор пулеметную очередь в беспомощно качавшегося на стропах парня и ушёл. Парашют бережно опустил тело летчика на землю недалеко от Генерала. Подошли. Он был совсем мальчиком, в синем комбинезоне, кожаном шлеме, весь залитый кровью.

Жуков постоял с секунду, отрывисто приказал: «Предать земле с почестями!». Повернулся и пошел прочь. Никогда водитель не видел такого гнева на лице Генерала, глаза сузились и буквально побелели.

3.

Седьмого октября Генерал оказался в Медыни Калужской области. И этот город был пуст. Руководство просто разбежалось, из всех властей остались только три милиционера.

Жуков заметил старую женщину, которая что-то искала в развалинах дома, разрушенного бомбой.

- Бабушка, что вы тут ищете? — спросил Генерал.

Она подняла голову. Белое лицо, широко раскрытые, блуждающие глаза бессмысленно смотрели на Жукова.

- Что с вами, бабушка?

Ничего не ответив, она снова принялась копать. Из-за развалин подошла другая женщина с мешком, наполовину набитым какими-то вещами.

- Не спрашивайте ее. Она сошла с ума от горя. Позавчера на город налетели немцы. Бомбили и стреляли с самолетов. Эта женщина жила с внучатами здесь, в этом доме. Во время налета она стояла у колодца, набирала воду, и на ее глазах бомба попала в дом. Дети погибли. Наш дом тоже разрушен. Надо скорее уходить, да вот ищу под обломками - может, что-нибудь найду из одежды и обуви.

По щекам ее катились слезы.

4.

В тот же день Жуков проезжал речку Протву, где он в юные годы не раз удил рыбу. Километрах в десяти была родная деревня Генерала – Стрелковка. Там остались мать Жукова, его сестра и ее четверо детей. Мама Генерала армии, недавнего начальника Генерального штаба жила не на Рублево-Успенском шоссе и не на берегу Женевского озера. В том же самом доме и в той же самой деревне, где в 1896 году появился на свет Георгий Константинович.

Шофер предложил Жукову заехать и вывезти родню. Всего каких-то десять километров. Что будет, если туда придут фашисты? Как они поступят с близкими генерала Красной Армии? Жуков задумался. После водитель никогда не видел, чтобы Генерал выглядел таким колеблющимся и беспомощным. Но сомнения продолжались всего несколько секунд. «Нет времени, нас ждут в штабе Резервного фронта!» - рявкнул Генерал на водителя. Другие были времена и другие люди.

Семью Генерала чудом вывезли из-под носа у наступающих немцев только через несколько дней.

 * * *

Вспоминая Жукова, я часто спрашиваю себя, что давало ему силы тогда, в сорок первом? Когда казалось, что всё уже кончено и проиграно.

И думаю, что не раз в те дни вставали перед глазами Генерала те самые лица. Залитое кровью мёртвое лицо юного летчика, белое лицо обезумевшей старухи, потерявшей внучат, усталое лицо матери в оставленной Красной Армией родной деревне.

И эти лица наполняли его силой и гневом. И изможденный Жуков, без сна, валясь с ног от усталости, одну за одной перемалывал в кровавое мясо холеные немецкие части, спасая Москву. И спас.

Завтра вечером приду с работы и обязательно подниму стопку водки за нашего Маршала. С Днем рождения, Георгий Константинович!

Этот текст составлен на основе воспоминаний Г.К. Жукова и его водителя А.Н. Бучина.

6