Наталия Почечуева

Наталия Почечуева:  Дом Sans Frontières

Говорят, высотку на Котельниках строили заключенные. Они же стали моделями для скульптур и барельефов, украшающих здание. Новоселы находили нацарапанные гвоздем их «послания» на стеклах квартир. Еще говорят, что однажды Твардовский никак не мог попасть домой без ключей, да, как назло, захотел по малой нужде. Терпеть было невмоготу, поэтому он попросился к Раневской в туалет, и ей так понравились обстоятельства их знакомства, что она потом ему говорила: «Заходите еще, для вас всегда открыты двери моего клозета!» Про эту высотку вообще много чего говорят, особенно про старый корпус «А», прозванный «чекистским». В основном там были коммуналки для младшего офицерского состава, продержавшиеся вплоть до начала девяностых. Строго говоря, этот корпус высоткой не был, его возвели на набережной Москвы-реки еще в 1938–1940 годах, а после войны во время строительства основного здания декорировали в общем стиле. По легенде, это место выбрал сам Лаврентий Берия, он же лично курировал стройку и подписывал списки новоселов.
0
Наталия упоминается в этом тексте

Наталия Почечуева:  Хлебное место

Когда-то в Поварской (Кормовой) слободе Земляного города жили повара, пекари, скатертники... От них остались названия переулков: Скатертный, Столовый, Ножовый. Хлебный переулок занимали хлебопеки государева хлебного двора. Потом, после переноса столицы в Санкт-Петербург, царские слободы пришли в упадок, и на их месте в XIX веке стали селиться, сначала в деревянных домах, а потом и в кирпичных, дворяне и купцы. В самом конце XX века переулок включили в заповедную территорию «Поварская – Большая Никитская», а здания по четной стороне вошли в объединенную зону памятников истории и культуры. Та же участь постигла и двухэтажный дом номер шесть, построенный в 1868 году по проекту архитектора К. В. Гриневского. В начале прошлого века здесь жил этнограф и один из основоположников научной географии Д. Н. Анучин.
0

Вершки и корешки

У меня зазвонил телефон. «Кто говорит?» – «Слон!» – огрызнулась трубка. Со сна я ничего не могла понять. В окнах – московская хмарь и темнота. Кому там неймется в такую рань! «Они красят!!!» – негодовала трубка голосом Вадима Макарова. «Кто и что красит? Объясни толком». – «Таджики. Таджики красят нашу высотку прямо по камню!!!!»Крупный, сильный мужчина, привыкший у себя в офисе отдавать распоряжения командным голосом, вмиг превратился в маленького несчастного мальчика. Он был бессилен перед системой. «Вчера казалось, что они просто шпаклюют трещины, а сейчас смотрю – тупо берут масляную краску и прямо по камню мажут, как в том анекдоте про солдат и траву…» – «А что «Архнадзор»?» – «Говорят, уже два предписания отправили в управление капитального строительства, а те все равно красят, видно, бюджет осваивают».Вадим поселился с женой Женей в высотке, что на Кудринской площади, совсем недавно. Он любил свой дом юной и чистой любовью новосела и не мог потерпеть надругательства над ним. Тем более что у него в душе был повод для гордости. В процессе тяжелого семимесячного ремонта им с архитектором Алексеем Козырем удалось совершить невозможное – раздвинуть пространство и превратить сорок пять метров на первом этаже в восемьдесят три на двух этажах.После войны высотка на площади Восстания (Кудринская площадь с 1925 по 1992 год именовалась площадью Восстания) и еще шесть московских небоскребов должны были стать вершиной советского ар-деко, окружением так и не возведенного Дворца Советов.Предшественником «семи сестер» считают сорокаэтажное муниципальное здание Манхэттена, построенное в Нью-Йорке архитектором Кендаллом. Сталин не хотел отставать, и в Москве началось «увековечивание эпохи».
0
Наталия упоминается в этом тексте

Наталия Почечуева: Как живет Андрей Васильев

«Однажды Васильев, Орлов и Попков поехали в Ялту…» – голосом сказочника затянул свои всегдашние байки фотограф Игорь Стомахин. Было это лет сто назад в Пскове. Под ногами у слушателей хлюпала вода, макушку поджаривало солнце, но это никого не смущало. Побросав нивелиры в грязь, опершись на лопаты и носилки, археологическая экспедиция в полном составе жадно внимала рассказчику. Купальники, кеды, загорелые тела, горящие глаза… – такую аудиторию сейчас уже и не найдешь. А времена стояли жесткие. То ли на заре, то ли до зари перестройки. Из напитков на прилавках – только мятный тошнотворный ликер, из еды – бычки в томате. Из духовной пищи – приключения любимых супергероев. Зато как страстно ждали мы новых серий, как требовали от Стомахина продолжения: «Однажды Орлов и Васильев… Однажды Василь­ев и Орлов…» Теперь я понимаю, что это был первый российский сериал в аудиоформате.
0
Наталия упоминается в этом тексте

Наталия Почечуева: Смешались в кучу кони, люди

Девяносто восьмой год. Кризис. Что-то сгорело в банке. Что-то догорает на руках. Разговоры вокруг только про голодную смерть, из магазинов сметено все, что теоретически годится в пищу, вплоть до концентрата киселя. Мой муж послан в опасную экспедицию за жизненно важными продуктами, в наставлениях особый упор сделан на гречку. Через день он возвращается с чувством исполненного долга. Среди добытого: ящик водки, ящик оливкового масла, ящик лимонада «Айрн-Брю» со страусом на этикетке и целая сумка каких-то фитюлек непонятного назначения, самая внятная из которых – кольцо для салфеток. Немая сцена. Я кручу кольцо в руках. Он говорит: «Знаешь, там смешной магазин в ангаре открылся, весь такой разноцветный, вот… я и зашел… по крайней мере, будет теперь с чем ходить на дни рождения!»
0