Все записи
МОЙ ВЫБОР 13:33  /  14.12.19

295просмотров

Театр не для всех Кэти Митчелл

+T -
Поделиться:

Теперь уже, постфактум, после того, как спектакль посмотрел Питер, организаторы фестиваля через уполномоченных лиц передают, что зрители ничего не поняли, что это был арт-хаус, перенесённый Митчелл из кино в театр. 

ОК, попробуем разобраться. Пойдёте ли вы в кинотеатр, если прочитаете, что фильм из числа «кино не для всех»? По настроению, правда? Но ведь вам о том, каков фильм, обязательно сообщат. Что совершенно прекрасно в кино, по сравнению с театром, что задолго до выхода фильма в прокат к нему появляются тизеры, трейлеры, анонсы, рецензии. Зритель на фильм идёт хорошо подготовленным, почти всегда зная, что увидит. В случае со спектаклем Митчелл, ожидания зрителей основывались, в основном, на тех впечатлениях, которые оставила «Альцина» в Большом. Но Митчелл поставила совершенно другую вещь, совершенно другую концептуально. Для фестивального спектакля, кстати, самое оно. Но... зритель, скупивший в ажиотаже недешёвые билеты, не ожидал увидеть не просто «театр не для всех», а «кино не для всех в театре». Все эксперименты, поиск нового театрального языка, сделанные Кэти Митчелл, очень интересны. Но, вероятно, не всем. Зрителя к таким спектаклям надо готовить, воспитывать. Почитайте любые брошюры к европейским фестивалям, сходите на лекции, встречи до и после спектаклей, и вы полюбите все спектакли, которые увидите, потому что они будут вам понятны. 

Zauberland- очень любопытно сделанный спектакль. В нем при полном отсутствии нарратива есть канва, сюжет, смысловое наполнение. Поставленный как страшный сон героини, он тем не менее, не выходит за рамки реального в физическом мире. Но, к сожалению, без текста программки, это понять довольно сложно. Таким образом, в противоречие входят конкретное нарративное описание спектакля, размноженное российским интернетом, и абсолютно метафоричное, на грани иллюзорного, театральное действо.

 

 Художник не может оставаться в стороне от наболевших социальных и политических проблем. И Митчелл не осталась. Сделала это по-своему. Взяла самый популярный песенный цикл Шумана «Любовь поэта», состоящий из 16 песен, написанный им на стихи Г.Гейне в период, который музыковеды называют «год песен» (это тоже имеет значение, вероятно), и с него начала спектакль. Джулия Баллок поёт чудесно. В начале совершенно не понимаешь, к чему это все. Песни о птичках, цветочках, Рейне, словом, тоска по любви и сказке. Но параллельно идёт как бы пантомима. Приходят мужчины, и то одевают, то раздевают ее. Потом, позже, пришло понимание, что это так описана жизнь женщины на Востоке (речь идет, скорее всего, о Сирии): не очень свободная, но зато она может петь о птичках, любить, красиво одеваться. Один раз за 40 минут этой части спектакля выкатывают «каталку из морга» с трупом, предположительно, ее мужа. Потом, позже его выкатят ещё раз пять. И она сама потом на него ляжет. И ее также накроют простыней с огромным кровавым пятном. И дочь тоже.

Знаете, все на предположениях в этом спектакле. Это же сон, в котором все спуталось. Вероятно, Митчелл в «европах» сама его зрителям разъясняла. По заведенному у них правилу, аннотация к спектаклю отражает его содержание и смысл в соответствии с замыслом автора. Это же хорошо. Не у чаждого зрителя хорошее ассоциативное и образное мышление. Но нам говорят: а вы воспринимайте чувствами, что воспримите, то воспримите. Обычно так и бывает. Но на этот раз аудио-визуальный язык спектакля шёл в разрез с чувствами, все время обращаясь к логике и событийному ряду реальной жизни.

Вторая часть спектакля- также, как у Шумана, ровно 16 песен, написанных композитором Бернаром Фокруллем и автором стихов- Мартином Кримпом специально по заказу Кэти Митчелл. Это современная музыка. Интересная, но требующая привычки уха. Единственное, что ещё добавлю- очень плохой перевод текста. Он, может, и изначально был не очень связным, но то, как его перевели, извините, на два с минусом. Без попытки сделать его поэзией.

Не так давно я поняла, что искусство как лекарство, может быть для кого-то ядом, а кому-то исцеляющим бальзамом.

Для спектакля Митчелл есть свой зритель. Это опероманы. Они, наверняка, оценят невероятную работу Джулии Баллок, которая пела непрерывно около 1,15 часа! Собственно, если абстрагироваться от того, что ZAUBERLAND привезли как драматический спектакль, то это действо можно было бы назвать современной моно-оперой. Не знаю, есть ли аналоги, возможно, и есть. Но вот самая длинная ария в оперном искусстве, насколько мне известно, длится 15 минут( в опере «Ариадна на Наксосе»). А здесь больше часа, и на непростую музыку. Это восторг, конечно!

Ещё одно. Сцена. Понимаю, сложно это все. Для ощущений "как в кино"  нужна особая атмосфера, определенные условия. В театре «Буф дю Нор» в Париже, где Митчелл ставила спектакль, сцена как бы утоплена, зал расположен полу-амфитеатром. Поэтому этот минималистичный спектакль с его пантомимой и песнями нуждается в более камерном, немного утопленном, пространстве. Чтобы был крупный план. Но это я слишком многого хочу.

Ещё думаю, что многие сравнят спектакль с «Лебединой песней» Кастелуччи. Там певица пела песни Шуберта, а потом начиналось некое действие с месседжем режиссёра. Здесь почти тоже самое, но с песнями Шумана, но вот тех, кто сможет разгадывать режиссерское послание будет ещё меньше. Потому что это «сон про несон», а у нас такое не котируется. Или готовиться к этому надо долго и упорно.