Леонид Гозман

Как же построить Россию без Путина? Ответ на колонку Геворга Мирзаяна о «трагедии ошибок» и «либерале Гозмане»

Нам не дано предугадать… В 2013 году, за год до Крыма, я написал вполне банальную вещь, что СМЕРШ и СС отличались лишь формой, а так — преступные структуры. Поднялся дикий крик, Государственная дума посвятила мне час пленарного заседания, поручила трем комитетам расследовать мою антинародную деятельность, все главные каналы обсудили это вопиющее оскорбление в адрес родных органов и так далее. «Комсомольская правда» выразила сожаление, что из моих предков не сделали абажур. Без всей этой дури мою статью никто бы и не заметил, тем более что основной тезис уже высказывался неоднократно такими выдающимися нашими соотечественниками, как Астафьев, Гроссман, и многими другими.
0

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный. Как сегодня определять судьбу памятников

Последние события в Америке и на Западе, в череде которых сносы памятников наряду с публичными извинениями стали, пожалуй, самыми заметными проявлениями кризиса, повергли образованную, европейски ориентированную часть нашего общества в некоторую растерянность. «Вирусологи» срочно переквалифицировались в «американистов» и с грустной улыбкой людей, все знающих и все переживших, объясняют, почему происходит то, что происходит, и почему оно не может не происходить. К счастью, более умные и ответственные из нас понимают, что не компетентны судить о явлениях, в которые внезапно оказались вовлечены миллионы людей в других странах, и главное, никто не спрашивал нашего совета, а потому стоит воспользоваться прекрасной возможностью промолчать.
0

Торжество новой имитации. Почему, увлекаясь ложными эффектами, власть признается в опасном диагнозе

Любовь к имитациям была не менее важной особенностью Советского Союза, чем неповоротливая экономика и борьба с инакомыслием. Все, жившие в то время, помнят взметающиеся ввысь диаграммы, свидетельствовавшие о росте надоев, урожаев, благосостояния и всего прочего. Диаграммы к реальной жизни отношения, разумеется, не имели, а их правая, особенно высоко взметающаяся часть и вовсе касалась не сегодняшнего дня, а будущего, каким оно непременно станет в соответствии с планами партии. Проводились добровольные субботники, которые могли быть какими угодно, но никогда не были добровольными, говорилось о сразу попавшем в анекдоты чувстве законной гордости. В трудовых коллективах периодически собирались митинги, на которых трудящиеся осуждали агрессию американской военщины против какого-нибудь неведомого братского народа.
0

Другие заслуживают уважения. Почему либеральная идея не устарела

Внимание российской и мировой прессы к высказываниям Владимира Путина относительно либерализма абсолютно оправданно. Во-первых, президент, к сожалению, не проявил компетентности в том вопросе, о котором рассуждает. Повторяя фактически высказывания Сталина, Муссолини, Гитлера и ряда других деятелей XX столетия (опубликованы замечательные подборки, иллюстрирующие полное смысловое совпадение) о либерализме, он приписывает либералам позиции, которых они никогда не разделяли. Например, неприятие традиционной семьи. А также политические решения, которых они никогда не принимали, — готовность, например, освобождать мигрантов от ответственности за любые преступления потому, что они мигранты. С учетом его статуса первого лица ядерной державы оперирование вымышленными, не соответствующими реальности утверждениями не может не вызывать тревоги. Во-вторых, что еще важнее, в этих словах Путина впервые после краха СССР фактически заявлена весьма агрессивная идеологическая позиция: заигрывания с концептами демократии, а тем более прав человека, в России закончены, мы отличаемся от Запада, хотя не придумали еще, как называется наш новый порядок. И мы не только сами будем жить по своим правилам, но и вас заставим — ваша система отжила свое, а наша на подъеме. Собственно, это же говорил Западу и Советский Союз. По масштабу заявки слова Путина сравнимы с Фултоновской речью Черчилля — окажут ли они реальное влияние, покажет время.
0