Анна Стори

И ЕЩЕ О НАШИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С ЕДОЙ

В продолжении моего поста о наших взаимоотношениях с едой. Нередко бывает, что клиент работает над какой-то своей проблемой и попутно упоминает о желании похудеть. Очень редко клиент приходить с такой проблемой к психотерапевту с самого начала. А жаль. Потому что похудеть по-настоящему (не быстро сбросить пару килограмм и за неделю набрать вдвое больше) и оставаться в форме, возможно только проработав разнообразные психологические «зацепки», которые и являются настоящей причиной лишнего веса.   Что означает для Вас решение похудеть? Почему именно сейчас? Когда Вы смотрите на себя в зеркало – нравитесь Вы себе или нет? Ваш лишний вес – это объективная реальность или Вы просто себе не нравитесь и хотите что-то изменить? Все эти вопросы необходимо задать себе до того, как Вы сядете на очередную модную диету.   Клиентка С просто очень себя не любила и несуществующий лишний вес был удобным поводом для негативного внутреннего диалога. Разобравшись в истории детства С, где присутствовали любимица и красавица младшая сестра,  а также непрерывные критические замечания матери в адрес моей клиентки, нам стали понятны истоки этой нелюбви. Научившись «выключать» голос матери у себя в голове, С наконец сумела увидеть себя, как говориться, в «реальном времени» и эта реальность ей вполне понравилась.   Иногда существуют скрытые причины того, что человек никак не может похудеть. Клиентка К использовала статус «толстухи» как оправдание своему бездействию. Она не делала попыток уйти с ненавистной и плохо оплачиваемой работы и найти что-нибудь поинтереснее, потому что «я никому не понравлюсь на интервью». А также продолжала жить с непрерывно изменяющим ей мужем «потому что кому еще я нужна такая?» В процессе терапии самоуважение К резко возросло и необходимость пользоваться лишним весом как щитом отпала. С этого момента К стала худеть без особых усилий.   Попробуйте представить себя стройной/стройным. Получилось? Если нет, то садиться на диету Вы пока не готовы. Когда я задала этот вопрос Н, она разволновалась и не сумела сосредоточиться. Обсуждая, что же на самом деле случилось, мы пришли к выводу, что быть стройной представлялось Н очень рискованной ситуацией. Она привыкла оставаться в тени, а стройность внезапно выводила Н на авансцену. А вдруг знакомые и незнакомые мужчины начнут оказывать ей знаки внимания? Последующие наши сессии были посвящены работе со страхами и взвешиванию рисков.
3

ЕДА КАК ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

  Мы работали с клиенткой М уже несколько месяцев – распутывали ее непростые отношения с женихом. На исходе восьмого месяца стало ясно, что единственное, что еще связывает мою клиентку с А – это совместное приготовление и прием пищи. Осознание этого факта помогло М освободиться от чувства вины и понять (уже не на уровне логики, а на уровне чувств), что она свободна. Но речь сейчас не об этом. В течении нескольких месяцев, что мы работали вместе, моя клиентка сбросила размера два и к моменту окончания терапии выглядела на несколько лет моложе. Диета никогда не была темой наших сессий, процесс шел как бы параллельно основной работе. Отношения М с едой оказались необъяснимым образом связаны с ее романтическими отношениями и изменение последних привело к переменам в первых. Наши отношения с едой складываются очень рано и причины их находятся в довербальном периоде детства. Поэтому так часто диеты не работают и вес возвращается – клиент часто сам не может объяснить, почему так важно есть много, есть сладкое, почему переедание становится вопросом «жизни и смерти». Все отношения, сложившиеся в довербальный период, невозможно вспомнить «в словах», а только в ощущениях – дискомфорта, боли, страха. Еда может стать для нас чем угодно – если в доме нашего детства царил хаос, еда приносит ощущение стабильности; возможно, наши родители были слишком требовательны – в таком случае еда может заменить нам отдых и развлечения; если в детстве мы были никому не нужны, еда заменит нам любовь. Подобных примеров в моей практике было множество: С переедала, заменяя едой редкий отдых в очень напряженной работе, а потом наказывала себя приступами булимии, ненавидя и осуждая себя так же, как критиковала ее мать. Л не могла избавиться от почти наркотического пристрастия к шоколаду. Она выросла в семье, где можно было быть только совершенством – учиться на отлично, делать блестящую карьеру, быть образцовой женой и матерью. В этом доме невозможно было расслабиться, быть самой собой. Поедание шоколада было тем редким моментом, когда Л делала то, что ей хочется, а не то, «что надо». В основе случаев серьезного ожирения очень часто оказывается детство, полное обид, родительского отсутствия, и ощущения полной своей ненужности или порочности. Еда оказывается единственным надежным другом, который всегда рядом и готов прийти на помощь. В работе с такими клиентами очень важно выяснить не только их историю (или хотя бы то, что они могут вспомнить), но и малейшие детали отношений с едой в настоящем времени – как клиент думает о еде, где и когда ест, один или в компании. Необходимо уловить оттенки внутреннего диалога – что клиент говорит себе до еды,  а что потом, и в каком тоне происходит этот диалог. Если целью работы является избавление от лишнего веса, то на следующем этапе нужно будет выяснить, представляет ли клиент себя похудевшим и пофантазировать на тему о том, как изменятся разнообразные отношения в жизни клиента если он или она похудеет. Но это уже тема для отдельной беседы.  
2