Евгений Ройзман

Для нашего города отмена выборов мэра — оскорбление

Екатеринбург — один из лучших городов страны, лучший из всех миллионников. Многие достижения и изменения в городе произошли именно тогда, когда здесь была выборная власть. Тем самым система показала, что она устойчива и работает. Зачем приезжему губернатору это менять, непонятно. Пусть он лучше займется проблемами Свердловской области: починит разбитые дороги, разрушенные больницы и коммуникации. В Екатеринбурге же с этим проблем нет.В пояснительной записке к закону нет ни слова о том, зачем нужно менять систему выборов. И никто из голосовавших не смог объяснить, зачем это делать. В стране осталось не так много городов, где сохранились прямые выборы мэра — по иронии, это самые успешные города России. Поправки в Федеральный закон о назначении глав города внесли в 2014 году, в кулуарах Госдумы их называли «закон Ройзмана» — инициатива появилась после того, как я выиграл выборы. Власти подстраховались, чтобы впредь ничего подобного не происходило, и губернаторам-назначенцам дали возможность выбирать глав муниципалитетов.
0

Классический донос...

Сегодня ряд местных СМИ выдали материалы с шокирующим заголовком «Ройзман ездит по школам и агитирует за Навального!» Это классический донос. А теперь послушайте меня внимательно. Я езжу по школам с 1999 года. Я был во всех школах города. И во многих школах области. И во многих школах других городов, краев и областей. Просто, так получилось, что я один из немногих людей в стране, кто умеет разговаривать с молодыми о наркотиках так, чтобы у них появилось к ним стойкое отвращение, умение отказаться и сформировалось брезгливое неприятие наркоторговли. И не то, чтобы мне очень нравится этим заниматься, просто я считаю это своим долгом. Ко мне идут родители, дети которых начали употреблять и родители, чьи дети начали торговать наркотиками и в эти школы я еду в первую очередь и стараюсь помочь всеми способами, оградить остальных и вооружить жесткой и простой аргументацией, позволяющей отказаться от соблазнов. Я умею это делать. Но разговор должен быть предельно честным. Детям врать нельзя. Только почувствуют фальшь, слушать перестанут. А после напряженного часового разговора дети начинают спрашивать. И в каждой школе первый или второй вопрос: «А как Вы относитесь к Навальному?» и для них этот вопрос тестовый и если ты начнёшь ездить на заднице, то обнулишь все, что говорил до того. И я рассказываю им о принципах демократии, о сменяемости власти, о конкуренции в политике, которая неизбежно ведёт к конкуренции в экономике и обо всем, что им интересно. Иногда сам задаю вопросы. Знаете, почему они меня слушают? Потому, что я отношусь к ним с уважением и разговариваю на равных. Сейчас, после этого доноса, будут даны жёсткие указания и меня попытаются отсечь от школ. Этим людям мнение начальства и карьерные соображения важнее детей. А для меня дети и моя страна важнее всего остального, поэтому я буду делать то, что должен.
0