Татьяна Догилева

«Ах, этот праздник новогодний… Опять, опять, опять...»

«Расскажите про ваш самый интересный Новый год?» Не могу больше! Да и если я честно начну рассказывать про свои встречи Нового года, ничего веселого вы не прочитаете и не услышите. А велено веселиться. И вот именно в этот день! А я вообще боюсь этого обязательного веселья. А особенно всяких «Огоньков» телевизионных — я их, конечно, не смотрю, но их все время или рекламируют, или повторяют, и как наткнешься на эти псевдосупервеселые лица, так и вздрогнешь от отвращения. Но нет! Ничего негативного! Не хочешь — не смотри! Народу, как утверждают те, кому почему-то всех видней, нравится! А ты, зануда, не умеешь сама быть искрометно-зажигательной на этот самый Новый год, сиди и молчи в тряпочку, не порти другим людям настроение. А я и не буду. Я про другое расскажу. Позитивное. Почти сказка. Как просили.
1

Татьяна Догилева: Черное, белое и коричневое

Написала про Катину школьную форму и вдруг свою вспомнила, ту самую: коричневое платье с белыми воротничками и манжетами и фартуками, обычным повседневным черным и праздничным белым. Откуда она взялась в окончательном виде? Все гимназистки на картинах дореволюционных изображены именно в таких платьях, значит, оттуда, из тех времен… Потом она (форма) претерпевала изменения всякие в худшую сторону, но долго держалась. Долго. Да и сейчас, между прочим, на последний звонок девочки предпочитают вырядиться именно в нее. Один раз я была во Владивостоке как раз 25 мая, по-моему, в этот день последний раз звонят школьникам? И вдруг — глазам своим не поверила: весь берег запестрел коричневыми платьями и белыми фартуками! Это все старшеклассницы всех школ Владика пришли на берег — традиция у них там такая. Ах, как это было красиво! Большое количество 17-18-летних девушек — это вообще зрелище великолепное, а тут еще на меня чем-то ностальгическим повеяло, я же не знала, что появилась мода у выпускниц шить себе такие платья. И я все смотрела, смотрела на них, и были девочки эти мне как родные, как будто нас что-то общее связывало: меня, уже не очень молодую и много пережившую, и их, которым тоже достанется всякого в их будущих жизнях. Но тогда был праздник! До чего же изящны были платья и фартуки! Правда, был солнечный майский день и берег океана, и все цвело. Но все же, но все же…
3
Татьяна упоминается в этом тексте

Владимир Сорокин:  Жаль, что революция августа 1991-го оказалась бархатной

Владимир Сорокин, писатель: Накануне меня навестил старый приятель, художник Георгий Кизевальтер, с которым мы поужинали и распили бутылку водки, вспоминая почему-то 70-е годы. Утром меня разбудила жена грозным словом «Переворот!». Встав, я вышел на балкон (мы жили в Ясеневе, неподалеку от окружной) и увидел бронетехнику, идущую мимо нас. Включили телевизор с «Лебединым озером», позвонили друзья. И начались эти чудесные три дня. Ради таких дней и хочется жить в России. Это когда русский медведь открывает глаза и после долгой спячки вылезает из своей берлоги. Такое чувство, что все эти три дня я дышал чистым озоном. Я видел тысячи людей возле Белого дома, возле свергаемого памятника Дзержинскому, и этих людей невозможно было назвать толпой. Жаль, что этого озона хватило ненадолго и что революция оказалась «бархатной». Но все-таки рухнул монстр по имени СССР. И рухнул навсегда.
0