Все записи
20:03  /  12.04.15

2487просмотров

Свеча

+T -
Поделиться:

Полночь. Крестный ход. Люди выходят из церкви, прикрывая ладонями маленькие огоньки на холодном весеннем ветру. Борьба с порывами ветра, стремление защитить свой огонек ослабляют внимание к молитвам, возгласам священника, звону колоколов. Все это звучит глуше, в каком-то отдалении, потому что возишься со своей свечечкой, лишь бы она не погасла. И вдруг понимаешь, что этот огонек - и есть то таинство, которому посвящена пасхальная служба, и тебе поручено его охранять. "...Жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его" (Иоанн, 1:4-5). Свечение - это не ровный процесс, а метание огонька под резкими струями воздуха, трепыхание "дрожащей твари", которая вот-вот испустит дух. И почти уже гаснет, но каким-то чудом оставшаяся на фитильке синеватая искорка вновь наливается теплом и светом...

А если погаснет, то рядом стоят люди, готовые поделиться своим огоньком. Это и есть суть соборности: чья-то свечка всегда горит рядом. Если же ты пришел на Крестный ход с близким человеком, то можно сразу сдвинуть вместе два фитилька, - тогда они горят ярче, прикрывая и как бы подпитывая друг друга. Когда слышишь начало Евангелия от Иоанна и смотришь на свечу, которую ты поставлен охранять, понимаешь наглядно, что свет - это всего лишь усилие не погаснуть. Это не данность, а дар, который возобновляется каждый миг сочетанием усилия и благодати.

В храме, в безветрии, свечи горят ровно, благостно. Но таинство свечения, в его порывистости, трепетности, сильнее всего переживается именно там, на ветру. Это и есть бедная вера, не защищенная церковными стенами, в продуваемом пространстве, где огонек колеблется и мерцает, гаснет до дрожливой искорки на стынущем фитильке – и снова вспыхивает. Это и есть внехрамовое место Крестного хода, где совершается таинство жизни как перехода в смерть, а из смерти - в воскресение.

Но и в церкви со свечой стоять легче. Она горит - и ты вместе с ней, ощущая прилив радости и тепла. Как бы ярко ни пылали люстры под сводами храма, они не заменят свечи с ее неуверенным огоньком. Огонек свечи как домашний зверек, он ободряет во время долгой пасхальной службы, с ним не скучно. Воздух такой нежный и теплый вокруг свечи, что хочется его погладить, как пушистого зверька. А когда свеча гаснет, вдруг наваливается усталость, ощущается тяжесть в ногах...

Труд этого огонька, жадно глотающего воздух в попытке продлить свое тепло и свет, напоминает мне труд всего живого, труд клеток и бактерий, труд начальных форм жизни - и высочайших умов. Труд каждого ростка и семени, труд каждой души - это великое восстание против энтропии, угасания, против космической пыли, мрака и пустоты. Все эти труды - как сполохи в огне воскресения, которое превращает мертвое вещество в свет жизни и мысли.

Комментировать Всего 7 комментариев

Миша, спасибо за то, что ты зажег здесь свою свечу. А вот из  Семена Франка Свет во тьме:

"В таинственном прологе Евангелия от Иоанна есть один стих, в котором к общей трудности понимания присоединяется еще неясность буквального смысла, и объяснение которого издавна и доселе затрудняет комментаторов. И притом это место имеет существенное значение, так как входит в состав символического описания метафизического смысла христианского откровения: оно говорит об отношении между светом божественного Логоса и миром. Это есть Ев. Иоан. 1, 5. По-гречески оно гласит: «και το φως έν τη σκοτία φαίνει, καί ή σκοτία αυτό ού κατέλαβεν»

Ближайшим образом загадочность этого места определяется двусмыслием слова «κατέλαβεν». Глагол καταλαμβάνω обычно по-гречески означает «воспринимать», «улавливать», «усваивать» (в физическом или духовном смысле), но он может означать также— «охватывать», «захватывать», «настигать» (при погоне), в конечном смысле – «овладевать», «побеждать». Что хотел сказать евангелист после слов «И свет во тьме светит»? Согласно одному толкованию, идущему от Оригена, он повествует здесь о непобедимости света в его борьбе с тьмой: свет, раз воссияв в мире, неодолим для тьмы – тьма не «объяла его»; духовное солнце, светящее миру, не может погаснуть и не знает затмения: оно вечно сияет, оставаясь недоступным для власти тьмы.

Но этот стих допускает и иное, в известном смысле противоположное толкование, именно если соответствующий греческий глагол мы будем понимать (по примеру «Вульгаты» – древнейшего латинского перевода Библии) в смысле «воспринимать», «улавливать», «усваивать». Тогда стих этот выражает не радостное сознание неодолимости света для тьмы, а, напротив, трагическое, горькое сознание упорства тьмы, неодолимости ее для света. Хотя свет воссиял и светит, но – в противоположность тому, что имеет место в физическом мире и что естественно было бы ожидать – он не разгоняет, не рассеивает тьмы; евангелист констатирует, напротив, жуткое, непонятное, как бы противоестественное явление. Свет светит, и все же остается окруженным непроницаемой толщей тьмы, которая не улавливает, не воспринимает его, а потому и не рассеивается перед ним. И мир остается царством тьмы, хотя в его глубине светит Вечный, Немеркнущий Свет.

Уже из того факта, что разногласие между двумя этими противоположными пониманиями длится от первых древнейших истолкователей Евангелия до наших дней, следует, что ни одно из них не имеет безусловно бесспорных, решающих объективных доказательств своей истинности и, тем самым, ложности противоположного понимания [Любопытно отметить, что первое из этих пониманий, идущее от Оригена, выражено в славянских переводах Нового Завета, тогда как второе, через посредство Вульгаты, вошло в состав западнохристианского (католического и протестантского) толкования этого места. В общем можно сказать, что восточное христианство понимает это место, как утверждение непобедимости света, западная же церковь, наоборот, – как признание упорства тьмы]. Мы не считаем себя компетентными найти новые соображения, способные внести полную ясность в решение этого почти двухтысячелетнего спорного вопроса. Для нас существенно здесь отметить другое. Что бы ни имел фактически в виду евангелист в данном месте, что бы он сам ни разумел при употреблении этого двусмысленного слова «κατέλαβεν» – каждое из приведенных возможных двух пониманий этого слова содержит мысль, вполне согласную с общим религиозным учением Евангелия Иоанна и выдержанную в его духе.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров, Наталия Щербина

Спасибо, Алеша. Комментарий очень глубокий и подводит к сути. Не просто оба толкования по-своему верны, но только вместе они и верны. Тьма не может понять/принять Света -  и вместе с тем не может обнять/погасить его. Остается борьба - в каждой точке пространства и прежде всего в собственной душе. И так до скончания мира. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Alexei Tsvelik, Алексей Буров, Наталия Щербина

"Труд каждого ростка и семени, труд каждой души - это великое восстание против энтропии, угасания, против космической пыли, мрака и пустоты. Все эти труды - как сполохи в огне воскресения, которое превращает мертвое вещество в свет жизни и мысли."

Как это ты прекрасно сказал, Миша! Вот оно, "усилие воскресенья" Живаго, которым жива всякая божья тварь, от самой малой клетки, и этот же порыв вдохновляет гениев. Спасибо. С праздником тебя светлого воскресения Христова. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Михаил Эпштейн

Михаил ЭпштейнАлексей БуровAlexei Tsvelik - дорогие мальчики... и все-все на Снобе - с великим праздником! Да пребудет свет в ваших сердцах и вне их, да будет милосердна к вам судьба! Радости всем, добра, любви и умиротворения!

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Алексей Буров, Михаил Эпштейн

С праздником воскресения, друзья!

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Алексей Буров

Дорогая Аня, спасибо! Как здорово, что заглянула сюда. Появляйся почаще в наших блогах, где всегда так радостно тебя видеть! С праздником Христова  воскресения тебя и твоих близких!

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Михаил Эпштейн

Алешенька, спасибо за эмоции! Ну... если уж мы перешли на "ты"... На самом деле я завсегда есть в "ваших блогах" - читаю всё! Но в последние месяца три работала аки папа Карло, на себе испытывая буквальную иллюстрацию библейского - "в поте лица своего...". и т.д. Вот только-только закончила проект - аккурат в канун Страстной седмицы. Скажу тебе, что пусть в материальном смысле вышло не совсем так, как мечталось (да и так нечего Бога гневить - всё хорошо!), но в ментальном аспекте... Случились и новые связи, новые возможности, новые горизонты... новая вера в себя! Чего еще желать? С моей-то неумеренной работоспособностью и - Божьей помощью(!) только горы и сворачивать... Так что Мишин текст очень по сердцу пришелся!..

А все интересные вещи за это время скопировала себе - прочесть на досуге. Неровен час - скомпилирую некую подборочку и задам всем вам кучу вопросов! Безмерно-философских, но крепко привязанных к реалиям бытия ))) - я уже как-то извинялась, что метафизику всех процессов лучше всего понимаю "на пальцах". Обнимаю, еще раз с праздником!     

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров, Михаил Эпштейн