Все записи
11:34  /  30.01.15

4153просмотра

Красота, любовь и немного смерти.

+T -
Поделиться:

Причиной панических атак довольно часто является страх смерти. Не ассимилированный опыт утраты, вытеснение боли и страха столкновения с реальностью  смерти принимает форму парализующего ужаса, дыхательного  спазма, сменяющихся  эмоциональной подавленностью и приступами экзистенциального отчаяния.

Нам сложно принять факт неизбежности собственной смерти и уже случившей смерти близкого, любимого  человека.

Боль утраты не проходит, просто со временем вырабатывается способность  с ней жить и, по возможности, не доставлять неудобств оставшимся  живым, любящим рядом остротой личных переживаний. Фантомные боли души так же реальны, как и фантомные боли ампутированных конечностей. Научиться жить без человека, ушедшего «дальше, чем за море», но с болью утраты можно, но достаточно сложно. В порыве ностальгии мы  достаём из кладовых памяти то или иное воспоминание, вдыхаем его ароматы, упаковываем и  выныриваем на поверхность социума, чтобы  жить дальше. Потому что пока мы живы с нами всё может произойти, в том числе и неизбежность смерти.

Современное общество заточено под успешных красивых людей, поэтому столь понятно желание выглядеть как можно дольше как можно более моложе. Тема неизбежности смерти табуирована и индустрия похорон отделяет человека от возможности соприкосновения с этой стороной бытия. Но жизнь без смерти не возможна, как невозможно цветение весны без процессов увядания , разложения осени.

Мне бы хотелось рассмотреть специфику отношения к жизни - смерти, используя в качестве иллюстрации любимых литературных персонажей Анну  Каренину – героиню одноимённого романа Л.Н.Толстого и Аннету Ривьер – героиню романа Ромена Роллана « Очарованная душа». Женщин роднит бунтарский дух, красота, чувственность. Но пути реализации женской энергии различны. Различность жизней определяет и  различность смертей.

Анны манкируют правилами и условностями великосветского окружения, повинуясь велению души, становятся изгоями, но не жалеют о сделанном выборе.

Последние минуты Анны Толстой описывает так : «И в то же мгновение она ужаснулась тому, что делала. «Где я? Что я делаю? Зачем?» Она хотела подняться, откинуться; но что-то огромное, неумолимое толкнуло ее в голову и потащило за спину. «Господи, прости мне все!» — проговорила она, чувствуя невозможность борьбы. Мужичок, приговаривая что-то, работал над железом. И свеча, при которой она читала исполненную тревог, обманов, горя и зла книгу, вспыхнула более ярким, чем когда-нибудь, светом, осветила ей всё то, что прежде было во мраке, затрещала, стала меркнуть и навсегда потухла.»

Жизнь и смерть Анны  в описании Толстого подтверждает положение классического психоанализа о том, что  на практике мы не можем разнести сексуальное влечение и влечение к смерти, они всегда являются и действуют  сообща. Первоначально Фрейд полагал, что основополагающим мотивом человеческой жизни является стремление к получению сексуального удовольствия, собственно его периодизация психического развития строится на перемещении  локализации органа получения удовольствия. Мне показалось не случайным совпадением, что Анну Каренину в фильме Джо Райта  и Сабину Шпильрейн ( пациентку Фрейда и Юнга) в фильме «Опасный метод» играет одна и та же актриса Кира Найтли. Дело в том, что из  своих ключевых работ "По ту сторону удовольствия" Фрейд  пишет: «В одной богатой содержанием и мыслями работе, к сожалению, не совсем понятной для меня, Сабина Шпильрейн предвосхитила значительную часть этих рассуждений. Она обозначает садистический компонент сексуального влечения как „деструктивное“ влечение». На основании процесса терапии  и работ Сабины Шпильрейн ( к сожалению не получивших должного признания) Фрейд делает выводы, что сексуальное влечение и влечение к смерти работают согласно одному и тому же принципу удовольствия, поэтому их нельзя представлять как противоположные или противонаправленные. Как сексуальное взаимодействие, так и деструкция приносят разрядку влечений и связаны с удовольствием.

Но предписывая ведущие роли в жизни человека инстинктам продолжения рода и стремлением к разрушению, классический анализ исследует низшую душу, нафс согласно  учениям суфиев. И если довести до логического конца следование велениям низшей души , то смерть, как у Анны Аркадьевны, неизбежна. Последние дни её разрушены наркотиками ( на этом моменте делает акцент Сергей Соловьёв в своей «Анне Карениной»), страстным желанием физической близости и агрессивными приступами ревности (  « Анна Каренина» Джо Райта).

Но совсем  другая смерть у героини Роллана. Аннета Ривьер следует велению своей души , не ограничивая жизнь эросом и танатосом. Аннета решается родить ребёнка вне брака от жениха, которого отвергла, но отдалась из сострадания. Потеряв состояние много работает, воспитывает сына, встречает любовь, но принимает решение не разменивать себя на борьбу за мужчину, занимается общественной деятельностью.    

Аннета приветствует свою смерть. «Завершается цикл Очарованной души. Была она звеном лестницы, переброшенной через пустоту, на одном из поворотов. И когда стопа безжалостно опирается на неё, ступенька не сдаёт, по телу, изогнутому, словно полукружье лука, переходит через пропасть Учитель. Вся боль её жизни была углом отклонения на пути, которым идёт вперёд Судьба».

Карл Юнг в определённой мере отождествляет юношеский страх перед жизнью, её новыми горизонтами  и  страх перед неизбежностью смерти.

Если страх перед жизнью , точнее постановкой новых целей , выражается в невротическом сопротивлении, депрессиях и фобиях, цеплянием за прошлое, желанием избежать рисков и вызовов сегодня, без которых невозможно желательное завтра, то страх перед смертью - желание остатаваться молодым как можно дольше. Согласитесь, есть большая разница между тем, что человек выглядит моложе своих лет и тем, что выглядит великолепно в своём возрасте.  Во второй половине кривая жизни неизбежно спускается вниз к той точке, где некогда начался подъём.   

Тот, кто достиг  середины жизни, но не прожил всю её полноту по причине страха перед ней , пытается из-за  всех сил удержаться на вершине.  И страх перед смертью так же реален, как и страх перед жизнью. Гарри Галлер « Степного волка» Германа Гесса, отправляясь в Магический театр, проживая  непрожитые возможности, познаваёт свою индивидуальность и постигает самость – душу.

Движение к центру  себя и есть смысл колеса жизни-смерти-жизни.

Поговорить о смерти Сайт

 

 

Новости наших партнеров