Все записи
18:09  /  12.11.20

1315просмотров

Как я полюбила ДиКаприо, Vogue и видеопрокаты

+T -
Поделиться:

Вчера Леонардо ДиКаприо исполнилось 46 лет. Лично для меня он очень важный человек. Один из самых важных, наверное. Сейчас расскажу.

Я влюбилась в него в 15 лет, когда посмотрела Титаник. За тот год я посмотрела Титаник 16 раз и ещё пересмотрела все фильмы с ним, включая запретное и манящее «Полное затмение», где он играл поэта Артюра Рембо. Запретное, потому что Рембо был геем и в фильме есть постельная сцена, по этой же причине для 15-летней девственницы и манящее.

Я вырезала фотки Лео из всех журналов и складывала в обувную коробку, это был мой вариант секретного сундука. Что вы хотите от девочки в 98 году? Какая Россия, такие и сундуки. Вся комната была в постерах с Лео. Ещё у меня с ним был дневник и все тетрадки. Мои подружки уже встречались с мальчиками во всю, я поцеловалась с кем-то на стройке (у нас во дворе почему-то все ходили первый раз целоваться на стройку). Мне жутко не понравились чужие слюни на моем лице, я решила, что больше никогда в жизни и вернулась к Лео. 

И тут произошло самое главное и поворотное событие. Премия Оскар. Первая. Ночью, тайком от родителей. Я взяла папины наушники, не спала до трёх ночи. И впервые увидела красную дорожку, всех этих красивых людей и роскошные платья. Я подросток, живущий в маленьком городке нищей дефолтной России увидела новый мир. И охренела. 

В трансляции постоянно говорили про какой-то журнал «Воуууууг», я такого не знала. Все звёзды, Cool, Cool Girl, Cosmo, какой ещё воууууууг? И почему-то какая-то женщина, как мне казалось в парике комментировала наряды и тоже постоянно говорила воууууууг, кто это вообще? Не успела прочитать ее имя. Это была Анна Винтур.

Тогда ещё не было смартфонов и у нас дома не было интернета, поэтому я пошла в читальный зал библиотеки имени Горького, самая главная библиотека Твери. Я там постоянно зависала, когда хотела спокойно почитать. И знаете что, я до сих пор не понимаю, как это возможно, но в этой библиотеке был Vogue, причём разных стран, откуда он там взялся непонятно, наверное, кто-то сдал, не знаю. Мне принесли огромную стопку с американским, итальянским, французским и британским изданиями. Тут у меня просто сорвало башню. Я часами листала журналы, нюхала страницы и прикасалась к ним щеками. Ну, давайте уж честно, я вырывала некоторые страницы и убирала в рюкзак. И потом дома читала их со словарями, которые брала в этой же библиотеке. И, ну, раз уж честно, я засыпала с этими страницами на подушке, они так вкусно пахли. 

Все эти страны - США, Англия, Италия, Франция были с другой планеты, я четко понимала, что никогда их не увижу, их вообще скорее всего не существует. Если бы та девочка знала, что будет путешествовать больше всех своих знакомых и жить в разных странах. И теперь вы понимаете, почему. 

Так я стала путешественником. Но что-то мы забыли про Лео. Я как любая безумно влюблённая фанатка решила смотреть все фильмы с ним без разбора. Напомню, что интернет тогда был роскошью, никаких онлайн-платформ для просмотра. Так я открыла для себя видеопрокат. Я обожала торчать в библиотекуе, это была тоже библиотека только с фильмами. Я чувствовала себя там как Алиса в стране чудес. Хозяин проката, косматый мужик в футболке AC/DC, бесплатно давал мне VHS с культовыми фильмами Антониони, Бергмана, Висконти, Годара и Феллини, они тогда были никому не нужны. 

Так я стала киноманом. И решила стать актрисой, режиссером и сценаристом одновременно. Все всегда были уверены, что я буду комедийной актрисой. После школы я планировала поступать в ГИТИС, но папа запретил, потому что «все актрисы проститутки и ни в какую Москву ты не поедешь». 

Так я стала студенткой математического факультета Тверского государственного университета, там я надежно была защищена от проституции. И именно там к ужасу отца я стала актрисой и орала во всех студвеснах и театральных постановках. Матфак так достал меня, что я пошла работать на Тверское MTV, стала VJ и брала интервью у всех приезжающих звёзд. Все удивлялись, почему у меня нет перед ними страха и трепета. Все просто, на фоне того, что я каждый год видела на премии Оскар и в читальном зале Горьковской библиотеки, наши звёзды тогда были, прямо скажем вообще не звёзды. 

Я помню, как спустя много лет я первый раз пошла на красную дорожку ММКФ и специально шила себе платье, готовилась по заветам Оскара. И как я была разочарована, увидев в чем артисты пришли на церемонию. Это сейчас black tie – священный закон, мы доросли до этого. Тогда в смокинге был только Михалков, а остальные в потёртых джинсах и стоптанных башмаках. 

 Так я стала дивой красных дорожек. С того знакового 98-го гпрошло 22 года, а я ни разу не пропускала церемонию Оскар. Лео стал легендой и мэтром Голливуда и получил наконец-то премию. Я объездила полмира, писала в Vogue и один раз даже пила водку с Долецкой после «Травиаты» Курентзиса в Пермском театре оперы и балеты. Мы пили «Белугу» и Алена Станиславовна мне потом гадала по книге «Маленькая жизнь» Янагихары Ханья за кого я выйду замуж. Выпала строчка «Мы познакомились в Нью-Йорке, он был выпускником юридической академии». Потом я ещё написала книгу, поставила пару иммерсивных спектаклей и сейчас пишу сценарий своей первой короткометражки. И всего этого со мной бы не случилось, если бы когда-то в юности я не влюбилась в Джека из «Титаника». И не было бы этого очень дорогого и тёплого для меня текста. 

Так я снова стала писать для Сноб.

Комментировать Всего 1 комментарий

Пиши нам, пожалуйста, ещё! ❤️