Юлия Галямина

Целевой провал: что не так с российским образованием?

В конце августа интерес к теме образования традиционно высок. Но в этом году его подогрело и назначение нового министра образования. Г-жа Васильева, сотрудница Администрации президента, историк церкви, занятый прославлением и очищением самых мрачных эпизодов российской истории, ищущий единство российской государственности в отечественной политике от Сталина до Путина, вызвала алармистские настроения среди либеральной части общества.Многие испугались, что вместо ориентации на западные образовательные стандарты и рейтинги мы перейдем на "самообеспечение" и местные "традиции". Взамен "эффективности" нам предложат "переосмыслить то, "что у нас уже было", поскольку "Россия имеет "прекрасный опыт прошедших поколений, включая XIX и ХХ вв.", как говорит новый министр. Однако зацикленность на фигуре министра и его личных взглядах свидетельствует об одном — в России отсутствует государственная образовательная политика и стратегия в области образования. Ведь стратегия подразумевает наличие четко прописанных целей, индикаторов и методов их достижения.
0

Нужно ли россиянам высшее образование

На днях вице-премьер Ольга Голодец обрадовала нас сообщением, что России требуется только 35 процентов населения с высшим образованием. Общество разделилось на тех, кто поддержал эту идею (мол, высшее образование настолько плохо, что нет смысла его получать), и на тех, кто выразился категорически против (будущее – за образованными людьми). Но интересно, что по сути Голодец призвала к увеличению числа образованных людей, а не к сокращению. Потому что, по данным последней переписи, сегодня законченное высшее образование имеют только 23 процента населения страны. До 35 процентов нам еще жить и жить – вернее, учить и учить. Даже если учесть тенденцию увеличения доли людей с высшим образованием в более молодых поколениях (где эта доля немногим больше 35 процентов).
4