Все записи
15:47  /  21.08.15

2085просмотров

Театр времен Обамы, часть вторая: Opening night мюзикла «Гамильтон»

+T -
Поделиться:

Театральная премьера  по-английски звучит как Opening night. То есть буквально «Вечер Открытия».

Это именно вечер открытия, один единственный вечер. У нас в России по сложившейся традиции, премьерой называются первые 5 спектаклей, а иногда и десять, а иногда и 25. Поскольку спектакли идут не каждый день а два-три раза в месяц, то иногда, глядишь, спектакль идет второй сезон, а все еще на афише написано ПРЕМЬЕРА.

На Западе, в том числе в Америке, премьера бывает ровно один раз.

Правда перед этим может быть 20 или даже 40 превью              ( preview). Мы уже тоже привыкли к этому слову, но пока робко – у нас может быть ну одно, ну два превью. Сыграть 40 превью никому не приходит в голову. А между тем для коммерческого театр это очень удобно. Ведь превью не рецензируется. Пресса может прийти и посмотреть, но писать не имеет права. Поэтому народ ходит как бы не зная на что. А платит ту же сумму за билет. И если после премьеры спектакль получает плохую прессу, и вскоре закрывается – то все-таки хоть какая-то часть инвестиций будет отбита.

 

Впрочем у нас эта система не работает, и не может работать… Прежде всего потому что критика в нашей жизни роли не играет, а статьи никто не читает…

 

***

 Итак мне удалось побывать на  Opening night  мюзикла «Гамильтон» ( вообще-то это произносится  Хамильтон -  «Hamilton», но по-русски мы привыкли говорить Гамильтон: пусть так и будет!)

Попасть на Opening Night очень сложно. Билеты туда не продаются. Только по приглашению. Приглашения распределяют несколько высоких офисов, и поскольку это шумная премьера – уже около года о ней трубили все газеты и глянцевые журналы – то попасть туда было невозможно даже для бродвейских завсегдатаев. Но нам с Ириной повезло, и мы сидели в 4м ряду партера. А в зале сияла и блистала вся театральная элита Америки, вся  «бродвейская рать».

Конечно, всех мы не узнали, это ведь в основном театральные звезды, чтобы их знать, надо часто ходить в театр, а мы, увы, этого удовольствия последние годы лишены. Но все же Сару Джессику Паркер с ее мужем Мэтью Бродериком, Сьюзан Сарандон и Чарли Роуза мы опознали, и даже пообщались с ними, правда уже потом, во время банкета.

Но главной звездой вечера был безусловно 35 летний Мануэль Лин Миранда, пуэрториканец, родившийся в Манхеттене, обладатель множества наград, суперзвезда рэпа и хип-хопа.

Он уникально совместил в этом мюзикле несколько ролей: композитор, автор стихов, автор пьесы, со-продюсер, со-режиссер и исполнитель главной роли. Такого на Бродвее еще не было. Были авторы музыки и стихов, был всего один автор и пьесы, и музыки, и стихов: это был Джонатан Ларсен, автор мюзикла «Рент». Но того, что сделал Миранда, не было никогда.

Это что-то новое.

И этот мюзикл – действительно нечто новое.

Как в свое время ворвался на Бродвей Ллойд Уэббер со своим мюзиклом про Христа, и принес в театр отзвуки улицы, и привлекший туда молодежь.

Позже это случилось с мюзиклом «Рент», а еще позже – с мюзиклом «Весеннее пробуждение».

А сейчас это «Гамильтон».

Который кажется перекрывает все предыдущее. Предварительная продажа билетов на 30.000.000 долларов говорит сама за себя.

Мюзикл этот очень американский. Да и как может быть иначе, если в нем повествуется о рождении американского государства и американской демократии, американской Конституции и Декларации независимости.

Я не буду подробно разбирать тут художественные составляющие спектакля. Скажу лишь, что он очень, агрессивный, яркий, громкий, с потрясающей пластикой, с удивительным пением, вернее рэпом: пением это назвать трудно, но тонны слов которые вылетают изо рта артистов не могут не впечатлить и не впечататься в ваши мозги.

И эти в общем никому не известные пацаны, в основном афроамериканцы и латинос, делают это с такой энергией и убедительностью, что невозможно не восхититься.

Да, это очень американский спектакль, и чтобы его понимать, надо довольно хорошо ориентироваться в истории США, в отцах-основателях государства, понимать расстановку сил и дворцовые интриги тех времен. Американцы это все проходят в школе, им все было понятно.

Мне –нет.

Но в общем я понял смысл спектакля, его алгоритм, его парадигму. Все замечательно сделано, высший класс.

 

Но одна деталь поразила. Меня во всяком случае.

Американцы смотрели на это спокойно.

 

Речь опять о color blind casting. Если в предыдущем случае       ( смотри мой пост о спектакле «Прелюды») чернокожих актеров, играющих окружение Рахманинова, можно рассмотреть как причуду, или как причудливо понятую политкорректность, то здесь это уже политика. Именно политика времен Обамы.

Кстати Обаме спектакль явно нравится, он уже был на нем дважды, второй раз пришел с детьми.

Так вот: роли всех отцов-основателей Америки – Джорджа Вашингтона, Томаса Джефферсона, Джеймса Мэдисона, маркиза де Лафайета и других – играют чернокожие актеры. Играют здорово, классно, поют и танцуют великолепно.

И все же, все же….

 

Не стоит забывать, что все эти люди были по происхождению англичанами, французами, ирландцами, и они были рабовладельцами. У каждого из них было много чернокожих рабов, и это абсолютно никого не смущало.

Такие были времена, рабство в Америке отменили только в 1865, причем не все Штаты это сделали одновременно, например штат Миссисипи отменил рабство официально только в 2013.

Единственный из отцов основателей, кто был против рабства – это первый президент Америки Джордж Вашингтон.

В 1799 году он отпустил своих рабов на свободу, и это вызвало большие нарекания в коридорах власти.

Все следующие  президенты – Адамс, Джефферсон, Мэдисон, вплоть до Линкольна – охотно пользовались рабами, продавали их и покупали, и это было нормой жизни.

 

Что же говорит нам мюзикл «Гамильтон»?

Он говорит что сегодня в Америке все равны, что все эти президенты были всего-навсего люди, а все люди одинаковы, независимо от цвета кожи, у всех людей кровь красная, мы все страдаем от предательства, мы все любим своих детей.

Именно эту мысль я уловил. Сначала было неуютно, и я с ужасом ожидал, что сейчас на сцену выведут пятерку белых рабов… Но все обошлось, о рабстве речи не было, и вобще речь здесь о другом.

Основная мысль создателей – показать кто были отцы-основатели Америки в реальности. Что это были молодые, отчаянные, храбрые ребята, а не какие-то скучные пожилые джентльмены, изображенные на долларовых купюрах.

Что они решились порвать с Британией, и с королем Джорджем, и стать на самостоятельный путь. И вот таких молодых и бесшабашных, абсолютно нехрестоматийных вождей нам и показывают в мюзикле «Гамильтон». И в годы правления Обамы это абсолютная ясная и логичная идея.

И конечно это начало новой эры на Бродвее, об этом все говорят в один голос. Новая музыка, новая пластика, новые герои.

Приходит новое поколение. Это всегда здорово. И одновременно грустно.

Потому что грустно осознавать, что все прошлые достижения уже не интересуют молодежь, а именно молодежь- главный потребитель и шоу-бизнеса, и мюзиклов. И стало быть продюсеры ориентируются на молодежь, и не будут вкладывать деньги в более традиционные, то есть старомодные проекты.

И это жаль.

Но это – жизнь.

Новости наших партнеров