Все записи
13:47  /  23.04.19

18238просмотров

Чайлд фри

+T -
Поделиться:

Забавно, что против рождаемости выступают те, кто уже успел родиться. Однако, каждая женщина хотя бы иногда разделяет чувства «чайлд фри». Стоит детям начать биться смертным боем, выбрав в качестве арены - ресторан, самолет или театр, на лице несчастной матери ясно читается: «Кой черт меня дернул их нарожать?!» Разнимая гладиаторов под негодующими взглядами зрителей, любая, самая стойкая, невольно затоскует, что не пополнила в свое время ряды движения «чайлд фри».

Увы, в моем случае членство в этом модном клубе совершенно исключено.

Влюбившись в мужчину, я страстно хочу ребенка от обьекта любви и ничего не могу с этим поделать. Происходит это так же инстинктивно, как зевота при виде зевающего, и так же регулярно и неотвратимо, как пробка в семь часов на Тверской. К счастью, большинство обьектов моей любви выбирали обьездные маршруты, иначе у меня было бы не двое, а, как минимум, десяток гладиаторов.

Самые влюбчивые дамы, видимо, живут в африканских странах. Одна нигерийская женщина в среднем производит на свет восемь детей. Второе место занимают любвеобильные индусы. А третье - китайцы, влюбчивость которых регулирует правительство. В России холодно и неромантично, и население продолжает стабильно убывать.

В Европе модно быть «чайлд фри» и «майнить биткоины». Легкие деньги, торжество эго, минимум труда и забот. Современная европейская цивилизация опередила всех в техническом прогрессе, но почти утратила главную способность всего живого – размножаться. Пока свободолюбивые и образованные европейки размышляют, готовы ли они поменять карьеру на памперсы, палестинские лидеры потирают руки. Ведь, как говорил Ясер Арафат: «Матка арабской женщины - самое мощное в мире оружие».

Я по-прежнему влюблена в своего мужа и часто задумываюсь о третьем ребенке. В этот момент я чувствую, что во мне живут простая нигерийская баба и европейская мадам, и они все время сражаются. Животное, примитивное начало борется с цивилизованным эгоизмом и страхами.

«А как мы его вырастим? А образование? – спрашиваю я мужа, с тоской думая про себя, что за первых три года вскармливания младенца можно написать пару повестей, десяток рассказов и один увесистый роман. – А хватит ли денег? Ведь дети сейчас стоят очень дорого!»

«Хватит! – подмигивает муж и показывает пальцем вверх. – Вот увидишь, он прибудет оттуда с кошельком».

Хм, и правда… С первым я начала зарабатывать текстами, со вторым мы открыли ресторан…

«Что же подарит мне третий?» - размышляю я и в этот момент натыкаюсь взглядом на дочку, которая сосредоточенно закапывает мой ноутбук в мокрый песок и прихлопывает его сверху лопаткой. И ее прекрасное лицо лучится при этом счастьем, невинностью и небесным светом. Она точно знает, как сделать так, чтобы мама больше не отвлекалась на глупости.

Я обожаю детей, когда они лежат в пижамках и видят счастливые сны. Но самой в это время не спится. Размышляю о том, что до детей мы с подругами часами трепались о мужиках, а сейчас разговоры исключительно из рубрики «сухие попки». И, к сожалению, это не то, о чем вы подумали.

С младенцами самые животрепещущие вопросы на повестке дня – дышащий ли подгузник и как бороться с опрелостями. Язык, орудие мысли и откровение духа, тоже претерпевает изменения. Если устная речь у меня и раньше не блистала афоризмами и изяществом стиля, то спустя три года депривация я изьяснялась так, будто опрелости начались в голове. Однажды сказала мужу: «Ты будешь ням-ням?», и тут же исправилась: «Кушать будешь?», чем зарыла себя еще глубже в землю. Он строго на меня посмотрел: «Спасибо, я уже поел». Я так растерялась, что даже не стала уточнять, пойдет ли он баиньки.

Наивно думать, что ребенок всегда служит цементом для кирпичной стены брака. Иногда он выполняет роль взрывного устройства, подложенного под эту самую стену. Сохранять романтику при вахтовом методе существования довольно сложно. Один спит или ест, а другой в это время трясет младенца. Потом родители меняются, встречаясь лишь на стыке дня и ночи. По мере взросления чада встречи происходят чаще, но всегда между любящими супругами кто-то лежит, раскинувшись в форме звезды. Звезда растет с каждым годом, сдвигая родителей к противоположным краям кровати.

Даже если ребенка переложить в детскую кроватку, все равно любовная игра между супругами будет постоянно прерываться сиреной, напоминающую фабричную. Это как заниматься сексом на заднем сидении автомобиля, у которого при каждом движении врубается сигнализация. Нужно обладать упорством и несгибаемым намерением, чтобы любовный накал в прямом смысле не терял своего градуса.

Женские журналы советуют не забывать про флирт с собственным мужем. Строить ему глазки, похохатывать, подмигивать, накручивая прядь волос на палец и эротично облизывая губы. Не знаю, как у вас, но я своему подмигиваю, лишь когда дергается глаз, а облизывание губ только укрепит моего мужа в подозрении, что я сожрала все самое вкусное, что было в холодильнике, и ничего ему не оставила.

В глянце призывают встречать мужа с работы в сексуальном белье. Это чудесно, но для матерей вместе с бельем в комплекте должны продаваться няня на полную ставку и трехкомнатная квартира. И самое главное, как сохранить игривость и блеск глаз, после того, как целый день боролся с коликами с помощью газотводной трубочки?

Нет, можно, конечно, быть решительной и современной француженкой. В три месяца вручить младенца няне, взбить локоны и поцокать на работу. Но как совладать с собственным инстинктом, когда вместо того, чтобы делать презентацию перед советом директоров, хочется лишь вылизывать шерстку на загривке детеныша?

С разучиванием в декрете эротического танца на шесте для поддержания крепких половых отношений тоже есть проблемки. Инстинкт вопиет, что это пройденный этап, главный танец я уже исполнила и теперь сижу счастливая и нечесанная в байковой ночнушке и нянчу результат.

Если мужчина еще способен психологически абстрагироваться и нянчить лишь собственное эго, то женщина вынашивает девять месяцев, потом рожает, а потом донашивает дитя под сердцем, пока малыш не начинает щекотать ее своими усами.

Я могу здесь долго приводить разумные доводы в размышлениях "за" и "против". Но одно бесспорно - ничто не укрепляет дух женщины лучше, чем дети. Они самый настоящий тренажер для самосовершенствования. И одновременно фабрика по производству любви в промышленных масштабах.