Все записи
06:35  /  22.12.14

7225просмотров

Криминальный талант. Или банкирша и медвежата

+T -
Поделиться:

Я горжусь своим криминальным талантом.

 Переманивать чужих клиентов – это святой долг «продажников». Мы по очереди ходим по конкурирующим отелям и вынюхиваем, какие у кого мероприятия и группы. И чем больше мы воруем, тем жирнее квартальные цифры, и тем возвышеннее проходят наши пятничные совещания. Мой день – среда. Две недели назад я ловко увела крупного фармацевтического клиента из-под носа соседнего отеля, и сам генеральный пожаловал в отдел продаж, чтобы бить мне поклоны. 

Те, кто не сражаются на передовой, обрабатывают клиента в тылу. Новогоднее мероприятие моих фармацевтов доверили самому опытному сотруднику в «банкетке». Улыбчивая, с изящными ручками и грушеобразной фигурой, Аня носит ласковую кличку Жопаня и даже не подозревает об этом. Ее попа поистине внушительного размера. Правда, слегка приплюснута сзади. И все потому, что сидит в офисе до ночи и иногда все выходные напролет. Я люблю Жопаню за приветливость и добрый нрав.

- Измучилась я с твоим «Ноартисом», – Жопаня протиснулась крутыми боками в наш отсек и взгромоздилась на краешек стола. Как ни странно, она всегда норовит примоститься на какой-нибудь крохотный пятачок, словно испытывает судьбу на прочность. – Запросили развлекательную программу в русском стиле. Десять вариантов на выбор. Просто не знаю, что еще придумать.

Я взглянула на нее рассеянно. Уже полчаса, как я сочиняла письмо для «Гранит банка». Сводки с полей донесли, что они селятся у соседа через реку и дают хороший объем. План Барбаросса зрел в моей голове. Для начала надо было заманить директоршу банка к нам на ужин.

- Ну, не знаю… Балалайки там разные…

- Балалайки я написала, - Жопаня вздохнула. - И гармонь, и певицу в кокошнике, и «хлеб-соль», и даже ансамбль «Берёзка»… Один пункт остался. 

- Предложи им живых медведей. Очень по-русски.

- Живых?! – удивилась та и поерзала, от чего столугрожающе заскрипел. - Генеральный не одобрит. Еле еле кроликов на пасху разрешил.

- Да, ладно.

Для «Ноартиса» он сам готов рядиться медведем и плясать… И потом ты найди маленьких медвежат. С дрессировщиком. 

- Может, и правда? Напишу десятым пунктом. Все равно до него не доберутся. 3акажут «хлеб-соль», как обычно. 

Под моим опасливым взглядом Жопаня слезла со стола и скрылась за дверью.  

Завлечь директоршу на ужин оказалось не так-то просто. Она упрямо не откликалась на письма и звонки. Но мой криминальный талант щедро пересыпан креативностью. Я выяснила, когда у нее день рождения. К сожалению, оказалось, только в ноябре. День дурака уже прошел. Жаль, по сути, он как раз самый подходящий. Пришлось ждать 1-ого мая и под этим благовидным предлогом нагрянуть к ней в офис с букетом роз и тортом. Директорша, монументальная дама, словно олицетворяла собой «Гранит банк». Она сдержанно приняла подношения и, сложив рот гузкой, указала на маленький стульчик у дверей кабинета:

- Я вас слушаю. 

Мля! Вести беседу на расстоянии четырех метров друг от друга, да еще сидя на две головы ниже!

Я приосанилась и светски улыбнулась. Упомянула еще раз славный праздник, прошлась по метеорологическим превратностям прошлого, настоящего и будущего и перешла к нашим прекрасным номерам. Гузка сжалась в копеечную монету:

- Нас устраивает отель, которым мы пользуемся. И менять его не намерены. У вас что-то еще ко мне?

На встречах я частенько чувствую себя навязчивым кавалером. Причем заставить клиентов бронировать наши облезлые номера сложнее, чем затащить в постель.

- Да. В честь грядущего Дня независимости, - начала я бодрым голосом Якубовича, - хочу подарить вам ужин на двоих в нашем роскошном ресторане!

Поле чудес работает безотказно. Ровно через неделю я лично встречала банкиршу у входа в отель, чтобы проводить их с мужем до ресторана и пожелать приятного вечера. Метрдотель Эдуард, принявший эстафету, обещал окружить важных гостей эксклюзивным сервисом. И я ему доверяла, как себе. Наш криминальный отдел кадров переманил Эдуарда из самого дорогого стейкхауза города. Он обладал редким даром вести гостей к столику и при этом обаятельно улыбаться затылком.

По пути из ресторана я размышляла, когда лучше пригласить подобревшую директоршу в наш единственный отремонтированный номер - после десерта или до, как вдруг увидела бегущую по коридору Жопаню. Ее зад колыхался, как большой, полный воды, аквариум. 

- Ты куда?! 

- Там медведей привезли! – крикнула она на ходу, задев меня бедром и чуть не расплескавшись, и помчалась дальше по направлению к служебному входу.

Я поспешила следом.

У входа стоял фургон, напоминавший перевозку для лошадей. Крепкий мужчина щелкнул кнутом, и огромный медведь выгрузился на улицу. Мы застыли. К нашему ужасу за ним последовали еще два, не менее крупных, собрата. Косматые, обсыпанные опилками звери были в намордниках.

- Что это?! – в страхе воскликнула Жопаня. – А где мои годовалые медвежата?!

- Так это и есть годовалые! А вы что, девушка, думали они размером с годовалых детей? .. Куда идти? Командуйте!

Попятившись, Жопаня задом оттеснила ко входу испуганно выглядывающих из-за ее спины охранников и еще каких-то набежавших сотрудников. 

- Близко к ним подходить нельзя! - строго предупредил дрессировщик. -  Минимум десять метров. Скальп с человека сдергивают одним когтем.

- Это конец! – Жопаня обернулась ко мне побелевшим лицом. – Зал весь от края до края - десять метров! Они снимут скальпы со всех топ менеджеров «Ноартиса»! Будет международный скандал!  

«Опять переметнутся к конкурентам, су*и, – подумала я. – Столько усилий впустую!»

По команде медведи встали мордами к стене и задрали лапы, как арестованные. Дрессировщик достал щетку.

- Сейчас причешемся, и можно идти.

Из коридора торчали любопытные головы, прибывавшие с каждой минутой. Налегая кормой на дверь, Жопаня пыталась ее закрыть. Она пугала народ скальпами, но это только усиливало интерес. Видимо, каждая из голов была уверена, что подобная участь постигнет непременно ближнего. 

- Ты тоже иди, - сказала она мне севшим голосом. - Не дай бог! 

- Я тебя не брошу. Тем более это я придумала десятый пункт.

Дрессировщик сосредоточенно чесал зверей. Опилки и шерсть летели в разные стороны.

- Боже! – стонала Жопаня. - Тут рядом кухня. Если шеф-повар увидит, он обезглавит меня раньше медведей! 

- Готово! -  дрессировщик сунул щетку в сумочку на поясе.

Мы с Жопаней переглянулись, одновременно сообразив, что зал на восьмом этаже, и нам еще предстоит транспортировать медведей наверх в битком набитом служебном лифте

- Две «Белуги», - отрапортовался Эдуард. – Сначала ругалась со своим мужиком, а потом и вовсе выгнала. Просила еще третью бутылку, но, к счастью, вырубилась.

Я заглянула в ресторан. «Гранит банк» безмятежно спал на стуле, склонив голову на грудь. Пока мы поднимали медведей, пугая до смерти горничных и официантов, пока стояли под дверью зала, ожидая предсмертных криков фармацевтов, я ее упустила.

- Вот черт! Хотела ей номера показать!

- Поздно. Она уже в другом измерении. Я пятнадцать минут пытаюсь ее вернуть в нашу действительность. Бесполезно. – Эдуард брезгливо потряс мою медведицу за плечо. – Эй, мадмуазель! Просыпайтесь!

Таоглушительно всхрапнула, и я чуть не описалась от неожиданности.

– Ну, и что будем делать?! – негодовал Эдуард. - Не в ресторане же оставлять на ночь!

Меня вдруг осенило:

- Идея! Уложим ее спать в номере. Это намного лучше, чем просто его показать. Пусть испытает наши удобства на собственной шкуре.

Эдуард окинул даму опытным взглядом работника стейкхауза:

- Тут килограмм сто двадцать. Не дотащим.

- А что если погрузить на тележку для чемоданов? 

- И прямиком на кухню, – хохотнул Эдуард. - Завтра как раз банкет на двести персон.

- Вы нам устроили настоящий новогодний праздник, - сияющий президент «Ноартиса» тряс бледной Жопане руку. – Только, пожалуйста, попросите мишек напоследок обойти гостей и угостить их черной икрой вот из этой баночки.

Жопаня дернулась, как от удара тока, но устояла.

Мы с Эдуардом тихонько прошли мимо, катя спящую на тележке банкиршу к номеру. Все-таки отель – это удивительное место работы. Чем только не приходится заниматься. То медведей транспортируешь, то пьяных директоров банка. Причем и с теми, и с другими можно попасть в нешуточный переплет.

Нам оставалось совсем чуть-чуть, как вдруг показался генеральный. Он шагал сердитым циркулем, словно измеряя коридор, нам навстречу.

- Быстро! – прошептала я Эдуарду. - Прячем ее сюда!

Закатив тележку за дверь, мы приняли непринужденные позы. 

- Что здесь происходит?! – с ходу накинулся генеральный. - Кто пустил в отель опасных зверюг?! Я давал разрешение только на маленьких медвежат! Вы отвечаете за мероприятие?!

- Господин Деллайтис, - начала я, с трепетом думая, что если он сейчас обернется, то увидит еще одну зверюгу, и тогда мне конец. – Дело в том, что…

Но договорить я не успела. Из-за двери раздался жуткий всхрап банкирши. Генеральный побледнел и, ни медля ни секунды, перемахнул через перила и бросился вниз по лестнице.

Закончилось все «хэппи-эндом. На следующий день я вежливо поинтересовалась у генерального, успел ли он вчера на важную встречу. И он с удовольствием принял предложенную версию. «Гранит банк», проспавшись, оценил по достоинству наш упругий матрас и бутылочку холодного шампанского. Вчера они подписали с нами контракт. «Ноартис», оставшись при своих скальпах, прислал благодарственное письмо, и Жопаню простили. А мне дали бонус и «лучшего сотрудника месяца». Всю неделю я висела на доске почета возле столовки, и голодные сотрудники в ожидании обеда плотоядно меня рассматривали.

Завтра - среда  моя очередь идти на "дело".

"Русский пионер" 2012 г