Артем Шур

Убийственный футбол

Сердце

0

Что будет, если примут антитеррористический законопроект Ирины Яровой

Что предлагают Яровая и Озеров

0

Как стать экстремистом в России

Что случилось

0

Офицер, инженер, безработный. Кого обвиняют в убийстве Немцова

Как это было

0

Календарь Pirelli 2016: что осталось за рамками спора о женской красоте

Экспозиция календаря Pirelli, над которым работала Анни Лейбовиц, очевидно, стала самой популярной частью 11-й Московской фотобиеннале. Однако экскурсоводы музея предложили участникам проекта не начинать с просмотра ее фотографий, а сначала увидеть другую выставку, которая помогла бы им понять концепцию календаря Лейбовиц. Все мы помним, как вокруг ее проекта несколько месяцев ломали копья: одна сторона ядовито комментировала попытки компании Pirelli перейти от физической красоты женщин к их идеям, вдохновляющим людей всего мира — это виделись многим спекуляцией. Другая же говорила о том, что в XXI веке пора бы наконец эволюционировать и перестать воспринимать женщин как симпатичный объект. За спорами о телесном мало кто обратил внимание на исторический контекст, присутствующий в снимках Лейбовиц.

0

Артем Шур: «Как после бомбежки». Москва встречает снос ларьков

Над развалинами летает дрон с камерой, молодые люди с удовольствием делают селфи на фоне обломков и вспоминают, как ходили за пластинками в магазин «У дяди Бори», тоже снесенный минувшей ночью. Сегодня ночью по всей Москве начали сносить палатки и ларьки, и вход на станцию «Чистые пруды» выглядит непривычно. Один из выходов закрыт и с трех сторон от него развалины: арматура, бетон, доски, камни, строительный мусор, картонные коробки, вывески. «Как на выставку современного искусства пришли, слушай», — делится впечатлениями со своей подругой молодой парень. Молодежь оказалась наиболее благодарными зрителями разрушений: если раньше традиционным местом встречи считался памятник Грибоедову в начале Чистопрудного бульвара, то теперь центр жизни перешел на площадь между «Макдоналдсом» и входом в метро. На месте бывших магазинов нет ни строителей, ни полиции, а ограждение местами или отсутствует, или носит чисто символический характер, и в развалинах роются несколько плохо одетых мужчин: они с удовлетворенным выражением лица собирают обрывки проводов и кабелей в большие пакеты. «****, как будто после бомбежки все», — не оценил общего веселья проходящий мимо пожилой человек.

0

«Никаких нанотехнологий у нас нет». Что происходит с российской наукой

Константин Агладзе, биофизик:

0

«Возмездие», «Закоулки», «Бахус» — угадайте настоящее название полицейских операций. Тест

[gametest id="12"]

0