Все записи
16:43  /  8.04.16

1370просмотров

Мы не говно

+T -
Поделиться:

Спектакль "Отпуск без конца" в филиале Театра им. Пушкина. Поколение 20-30-летних - в их собственных словах. Почти без эмоций. Строго по делу.

Отпуск без конца. Филиал Театра им. Пушкина

В консервативном репертуаре Театра им. Пушкина появилось довольно радикальное произведение искусства: спектакль “Отпуск без конца” - с элементами документари, современной музыки и пластики. В мужской его версии звучат истории из жизни юношей в поисках смысла, женская же версия построена на болезненных девичьих монологах.

Как?

В дом с прозрачными стенами, как селедки в бочку, набились молодые люди. Мужчины и женщины, медленно, а потом все быстрее, в темпе пионерской утренней зарядки, вскидывают руки в приветственных жестах разных организаций, религиозных и политических. Слышно, как скрипит пластиковая конструкция дома: молодежь жестикулирует в полном безмолвии. Впереди у зрителя - полтора часа работы по распознаванию не всегда громкого, не всегда отчетливого текста, очень личного, прочитанного с убыстрением, как это принято в документальном театре с его уровнем отстраненности.

Выдерживают не все. Кто-то уходит. Кто-то погружается в свою фб-ленту. Тяжело воспринимать концентрат двух дюжин человеческих судеб на такой скорости.

О чем?

Кто-то из зрителей говорит: “Что за фигня! Они не связаны между собой, эти фрагменты”. Но они связаны, на самом деле. В названии “Отпуск без конца” заложена тема: молодые люди уходят с работы, погружаются в дауншифтинг, уезжают в теплые края, занимаются там йога-практикой, целительством, обслуживанием туристов. Но уже к середине спектакля тема трансформируется. Перед нами - уже вынужденные переселенцы, беглецы от лиха лихого, потерявшие все ценное, да и себя впридачу.

Все, говорящие через артистов двух вариантов “Отпуска”, мужского и женского, не до конца уверены в том - кто они.

Потеря личности. Трансформация личности. Групповое скандирование под конец: “Мы не говно! Мы не говно!”.

Зачем?

Для человека, родившегося между 1980 и 1995, вопросы “говно ли я? или право имею?” актуальны. До крика, до истерики серьезны. Сорока-, а тем более, пятидесятилетним не понять их пафоса. Кажется, что они это не всерьез.

Чтобы избавиться от поверхностного отношения к отчаянью 30-летних, надо смотреть “Отпуск без конца”, вещь, абсолютно нехарактерную для театра им. Пушкина, апеллирующую к аудитории, знакомой с шумовой музыкой и танцем контемпорари. Зрителям-классикам будет сложно.

Но если стоит задача “понять своего ребенка”, потерпеть имеет смысл.

Кто?

Кровоточащий срез поколения без сантиментов сделали:

  • Андрей Стадников, драматург, режиссер. С курсом Дмитрия Брусникина сочинил «Это тоже я» и поставил многочасовой site-specific спектакль «СЛОН», а на Таганке - “Репетицию оркестра”. Предложил студентам Евгения Писарева (школа-студия МХАТ) записывать истории самых разных людей. Так получился "Отпуск без конца".

  • Соня Левин, хореограф. Воспитанница берлинской школы движения, как будто безыскусного и небрежного. Но почему-то от коллективного бессознательного на сцене перехватывает дыхание - настолько это о тебе.

  • Дмитрий Власик, композитор. “Разве это музыка?”, спросите вы, слушая, как девушка ломает сухоцветы в сантиметре от микрофона. Перед девушкой лежит партитура. И, да, знакомьтесь, это новая музыка.

  • Валерий Чтак, художник. Его инсталляции загораживают от зрителя говорящих и танцующих. Поначалу будет казаться, что эти топоры мешают. Вскоре вы поймаете себя на том, что смотрите на них безотрывно.

Фото: Валерия Терпугова