Карен Газарян

Bon mot на колесах. Тест-драйв кроссовера Citroёn C5 Aircross 

В первой половине 90-х я жил недалеко от Рижского вокзала и вечерами ходил гулять по окрестностям. Забрел однажды во дворы «писательских» 16-этажек в Протопоповском (тогда еще — Безбожном) переулке. Вспомнил строчки из Окуджавы: «Я выселен с Арбата, арбатский эмигрант / В Безбожном переулке хиреет мой талант». Играл в «угадайку»: в каком, интересно, доме живет бард? И вдруг наткнулся на припаркованный у одного из подъездов серебристый Citroёn — вытянутый, с плавно закругленными линиями крыльев, похожий на ракету и пылесос одновременно. Задние колеса машины были наполовину прикрыты арками. В этом было что-то старомодное, в начале 90-х казавшееся космически-новомодным, и одновременно пленительное. На полочке за задним стеклом лежал большой бумажный конверт, на котором крупными буквами было напечатано машинописью: «Окуджаве Б. Ш.». Несколько следующих вечеров я провел в засаде, мечтая застать момент, как Окуджава Б. Ш. будет садиться в этот напоминающий ракету автомобиль. Но не застал. Точнее, я застал момент, как Окуджава садился в машину, но машиной оказались «Жигули». «ВАЗ 2102» сиреневого, кажется, цвета. А Citroёn так и стоял у подъезда. Несколько раз еще я приходил на него посмотреть, осторожно разглядывая с безопасного расстояния и восхищаясь дизайном. Потом мне надоело.
0

Три главных тренда автомобильного рынка будущего

Начиная писать этот обзор, посвященный актуальным тенденциям развития авторынка, воплощение которых мы будем наблюдать в этом году и десятилетии  XXI века, я вспомнил два своих ярких впечатления последнего времени. Первое — от новости, что в Швеции стартовал шеринг кроссовок. Второе — от новости, что мой хороший знакомый, известный кинорежиссер и сценарист, продал свой Landrover и перешел на каршеринг, потому что собянинское правительство решило сломать здание кинотеатра, в подвале которого у моего знакомого находился подземный гараж. Обе эти новости, как легко догадаться, являются индикаторами одного и того же процесса. Шеринг кроссовок — это шеринг средства передвижения в буквальном смысле этого слова. И если шеринг одежды — хорошее подспорье для старого доброго секонд-хенда, вещь вполне обычная, не слишком этически выдающаяся, существующая в мире довольно давно и даже проникающая в Россию, то шеринг кроссовок является челленджем, атакующим брезгливость, интимные границы и привычку к чистоплотности разом. На этом фоне главный аргумент против каршеринга — «не знаю, кто там сидел до меня» — меркнет. Шузшеринг самим фактом своего появления указывает на то, что каршеринг не победить.
0

Самоцензура как национальная идея

Первоначально означенный законопроект был внесен к 2017 году, потом доработан в 2018-м. Направлен он был изначально против недостоверного контента в соцсетях, депутаты боролись с fake news. Сам выбор объекта борьбы еще три года назад вызывал несдержанную улыбку. Мы ведь живем в мире, где информационное поле процентов на 40 состоит из fake news. На их опровержении в современной политике — внутренней и международной — строится слишком многое, чтобы это явление можно было ограничить каким-то законопроектом. Самый свежий пример: запись телефонного разговора Навального с Кудрявцевым, обнародованная аккурат в День чекиста, немедленно была объявлена фейком. Информационная война за Карабах вся строилась на взаимных обвинениях сторон в производстве фейков. Черт с ним, с Трампом, который назвал производителем fake news телеканал Fox News, — информационный ландшафт России нашей уже много лет состоит из новостей и  контрновостей, утверждений и опровержений. Все это — реальность, которая не изменяется законопроектами и тем более поправками к ним.
0

«Жжжжж» неспроста. Чем больше появляется фактов об отравлении Навального, тем хуже нам всем

Все началось с публикации The Sunday Times о том, что перед транспортировкой из Томска в Германию Навального могли отравить вторично. Реакция на эту новость официальных лиц и лиц, разделяющих точку зрения официальных лиц, была вполне красноречивой. Песков сказал, что это bullshit, а колумнисты-аналитики государственных и окологосударственных СМИ принялись упражняться в остроумии, высмеивая публикацию британской газеты, основанную якобы на информации из источников в британских спецслужбах, которую те получили от своих источников в спецслужбах немецких. Для высмеивания был «расчехлен» даже один из разработчиков «Новичка» — некто Леонид Ринк, предположивший, что вторично Навальный отравился деревенским самогоном.
0

Прыжок между классами. Тест-драйв новой версии Volvo S90

Ровно десять лет назад я примеривался к покупке Volvo S80. А надо сказать, что перед приобретением каждого авто я предварительно советуюсь с приятелями, автомобильными журналистами, которых считаю куда более сведущими в предмете, чем я сам. И тогда, в 2010 году, один из них, большой профессионал, золотое перо автопрома, яркий, самобытный драйвер-публицист, охарактеризовал мне S80 так: «Хороший качественный автомобиль, который находится между классами». — «Что значит — между классами?» — не понял я и даже немного обиделся, хотя машина мне еще не принадлежала, но я уже считал ее немного своей. «Ну как что? — рассердился публицист. — Это и не E, и не S. Хорошая машина полубизнес-класса». На мое решение о покупке это не повлияло, машину я приобрел и с удовольствием на ней ездил, но со временем понял, что публицист-автомобилист был прав.
0

Геометрия любви. Тест-драйв обновленного Nissan X-Trail

Один мой старый знакомый несколько лет назад купил себе подержанный Nissan X-Trail, причем выбрал намеренно модель 2014 года, предшествующую кардинальному рестайлингу. Эта машина с рублеными формами, напоминающая своим дизайном знаменитый Mitsubishi Pajero, казалась ему более аутентичной и в узком, «ниссановском», и в более широком, «японском» смысле. Геометричность, выгодно подчеркивающая большую площадь остекления, по его мнению, приближала X-Trail к славным образцам японского автомобилестроения конца 80-х — начала 90-х — прямоугольным машинам с прямыми стойками, высокими, немного смешно торчащими боковыми зеркалами и большими прямоугольными фронтальными и задними фонарями. В облике этих машин ему виделось что-то неподдельное и самобытное. Дело, впрочем, было не только в том, что приятель мой был дизайнером и в машине в первую очередь ценил облик. Дело было еще и в том, что в начале 90-х его папа купил шикарный, сверкающий хромированными бамперами Nissan Cedric темно-синего цвета с темно-синими же велюровыми сиденьями. Раньше на этой машине ездил второй секретарь посольства Японии в России. Или не ездил, а просто продавец приврал.
0

В McDonalds больше ни ногой, или Можно ли скрыть личные данные и остаться при своем мнении

Пандемия коронавируса проверяет на прочность не только санитарно-эпидемиологические службы (штука полезная, особенно если учесть, что не только испанка 2.0 не за горами, но даже фантастический Фортитьюд вполне способен стать реальностью). Пандемия тестирует способность общества сопротивляться грядущему Оруэллу и Кафке. В России это звучит смешно, ибо введение очередных ограничений — скажем, блокировка социальных карт школьников и пожилых москвичей — вызывает лишь вялые спорадические возражения в пабликах: мол, а как же свобода передвижения, гарантированная Конституцией? Конечно, московская власть, за десять лет не раз демонстрировавшая, что ей глубоко плевать не только на основной закон страны, но и на все остальные законы («липовые бумажки о праве собственности», уголовные дела после протестов лета 2018 года), такой мелочевкой, как блокировка социальных карт, никого не удивит и даже не разозлит. Но совсем другое дело, когда на права и свободы граждан наступает международная корпорация, луч света в темном царстве отечественного произвола. Московские рестораны быстрого питания McDonalds — все 189 штук — вводят систему чекинов как меру противодействия пандемии. Регистрация мобильных телефонов и обязательная отправка СМС после получения QR-кодов (такая практика уже действует в ночных клубах), то есть довольно вольное обращение с личными данными, становится как бы необходимым элементом эпидемиологического расследования: если хотя бы у одного посетителя выявят коронавирус, остальным пришлют сообщения с предложением провериться.
0

Ситуативный PR: имеются противопоказания, проконсультируйтесь со специалистом

Довольно давно, еще в годы, когда в России политика была делом живым и состязательным, один из авторов этого текста, будучи политконсультантом и спичрайтером известной и пока еще представленной в Думе партии с либеральной платформой, решил хайпануть. Тогда не было такого слова, но смысл «хитромудрого» плана сводился именно к этому: пропиарить подведомственных депутатов на громком политическом скандале, связанном с именем покойного ныне Березовского, тогда только отбывшего в Лондон. Была созвана пресс-конференция с целью ответить на вопрос, кто повинен в скандале. Привлеченные фамилией Березовского и модной темой журналисты, конечно, пришли. Но особых инсайтов не ожидалось, потому что не планировалось. Была глупая надежда, что ценные мысли и ответственная политическая и гражданская позиция депутатов прессу заинтересует, но вышло всего две-три публикации, в которых сквозило плохо скрытое снисхождение. Это было очень поучительно.
0

Когда можно больше, чем нужно. Тест-драйв Mercedes GLE 400d Coupe

В эпоху победившей унификации в мире автомобильного дизайна в деталях прячется не столько дьявол, сколько бог. Линии кузова Mercedes трудно отличить от линий BMW, а линии кузова Jaguar — от обеих вышеназванных марок. Потребитель прошлого, выросший с яркими дизайнерскими решениями 1970–1980-х, с печалью глядит на нынешнее поколение, воспитанное одной нескончаемо унылой фокус-группой. Еще десять лет назад первых принято было вовсе не брать в расчет, но постепенно капитуляция перед унификацией стала вступать во все более острое противоречие с бесконечными маркетинговыми реляциями автопроизводителей, обещающими «подчеркнуть уникальность» покупателя. Этот автокогнитивный диссонанс потребовал от дизайн-бюро хоть каких-то телодвижений. И начались вполне успешные эксперименты с радиаторными решетками, формой задней и передней оптики, а также с прочими хоть и необязательными, но приятными мелочами, которые придают марке ее неповторимый, не побоюсь этого слова, стиль.
0

Переговорная позиция

Глава Чечни Рамзан Кадыров высказался по поводу убийства французского учителя этническим чеченцем. Выразив соболезнования семье погибшего, он назвал его поведение на уроке провокационным (нечего было демонстрировать карикатуры на пророка сиречь оскорблять чувства верующих), заявил, что французское общество путает свободу и вседозволенность (давний советский постулат), а также свалил вину на французов (убийца рос во Франции, говорил на французском и общался с французами, и все годы, проведенные им в этой стране, лишь укрепили его в убеждении, что государство «в упор не слышит верующих»). Также Кадыров предрек появление во Франции здорового общества лишь тогда, когда там будет «налажен государственный институт межнациональных и межконфессиональных отношений».
0

Легкая медийная рябь. Зачем Евгении Васильевой звание почетного академика

На прошлой неделе стало известно, что бывшая фигурантка дела о многомиллиардных хищениях, в прошлом дама сердца экс-министра обороны РФ Анатолия Сердюкова Евгения Васильева стала почетным академиком Российской академии художеств. Фото Васильевой в мантии, с дипломом в руках и в компании руководителя отделения новейших художественных течений академии Василия Церетели и первого вице-президента академии Василия Калинина облетело все СМИ и паблики. Сам Церетели в ответ на вопрос, как отразилось уголовное прошлое Васильевой на решении академии, ответил примерно в том смысле, что никак. Свои слова он подкрепил соображениями, что Васильева, дескать, рисует с детства, у нее было «много зарубежных выставок» и «она трудоголик». Несмотря на эту апологетику, список заслуг, достаточных для получения звания академика, получился коротковат. 
0

Карантинный нигилизм. Может ли власть заставить общество поверить в опасность коронавируса

Число заразившихся коронавирусом поползло вверх отнюдь не плавно, а вполне экспоненциально, и сразу несколько прогнозов не оправдались: 1) прогноз, будто вирус за лето ослабнет настолько, что будет переноситься легко (растет и число госпитализаций); 2) прогноз, будто вторая волна пройдет почти незаметно. Помимо этих двух, не оправдался еще и третий базовый прогноз — будто не будет масштабного локдауна, как весной. Собянин утверждает, что серьезных ограничений не планируется, но бизнес и общество уверены в обратном не вопреки этим утверждениям, а благодаря: всем слишком хорошо известно, чего стоят слова и обещания московского правительства, сначала обещавшего покончить с точечной застройкой, затем обещавшего не расширять зону платной парковки дальше Бульварного кольца, а после — не строить реновационных домов выше 14 этажей. И когда речь идет о вирусе, нет ни малейших причин для смены коммуникативного стиля. Посему мыслящие москвичи в массе своей уверены: если обещают не вводить ограничения, они будут введены со всей неизбежностью, причем скорее всего жесткие.
0

Клеветникам фактчекинга

Не эксперт-политолог, не специалист по Южному Кавказу, не военный аналитик, даже не журналист или редактор-новостник, а простой обыватель, читатель экрана и активный пользователь функции scroll down, которому то и дело попадаются новости о том, что одна сторона отчиталась о взятии высоты, а другая ее опровергла, или об объеме потерь противоборствующей стороны, и та немедленно опровергла, озвучив свои данные о потерях противника, как правило, превосходящих, — этот обыватель быстро устанет от таких однотипных новостей и перестанет за ними следить не столько даже потому, что его это напрямую не касается, а потому, что он не доверяет этой информации, больше похожей на перепалку, чем на военные сводки. Ничто так не отбивает желание следить за ходом развития конфликта, как отсутствие доверия к информации из первых, казалось бы, рук. Где эту информацию брать для нас, живущих в эпоху постправды, стало вполне насущной задачей. 
0