Борис Минаев

Протестный КСП и Танечка Милорадова

Когда я читаю про хорошую «молодежь», которая вышла на площадь 26 марта и 12 июня, я проникаюсь к этой теме безусловным сочувствием, волнением, и даже гневом: как не сочувствовать тем, кого бьют резиновой палкой по башке. И в то же время мне начинает казаться, что я медленно схожу с ума: все эти мантры про «молодежь», «которую не обманешь», про «свойственное молодежи чувство справедливости», про «молодежный бунт», про «новое поколение», которое «иначе глядит на мир», и так далее — все это я когда-то уже слышал. Я читал эти мантры десятки раз. Была целая мифология «молодежи», которая придет и все решит, все разрулит, все построит и все расставит по своим местам. После 1991 года, кстати, ничего подобного я уже никогда не слышал, потому что «молодежная мифология», как мне всегда казалось, была частью советского мифа. Но нет, я ошибался.
0