Игнат Сахаров

Мать Кузьмы как народное достояние

Мы друзья с моим соседом по лестничной клетке, настоящие друзья. Будь у него такая возможность, он превратил бы меня в жабу, посадил на кол и напустил на мою карму кровожадного духа Кукумару. Причем в любой последовательности. Однако, у него нет такой возможности, потому он просто завел бойцового пса, похожего на оживший броневик. Когда я при встрече жмусь к стенке, мой друг сыто щурится и чисто символически берет песика на поводок. А уже потом, исполнив этот ритуал, мы отправляемся закусывать алкоголь беседами о женщинах, как это принято в лучших домах, в домах не столь замечательных, и даже в домах вовсе презираемых. Кстати, будь у меня такая возможность, я бы тоже сделал со своим другом кое-что, но не скажу, что именно. Не стану портить ваш сон картинами первобытной жестокости.
2

Гадание на аналитиках

За последние два года я стал неплохо разбираться в экономике и финансах. И меня это совсем не радует. У меня всегда была иллюзия, что каждый должен заниматься своим делом. И если я неплохо знаю, как приготовить глянцевый журнал, а еще могу отсудить ребенка жене, квартиру ребенку и всем вместе — дедовский бункер-самострой в бродячей дюне на Куршской косе, то этим и надо заниматься. А финансами должны управлять специалисты. Но эта схема иногда приводит к странным результатам. Вот появился у вас, к примеру, миллион рублей. Или десять. Такое бывает. И вот вы считаете деньги, раскладываете по стопочкам и видите, что вот это — две недели на Мальдивах, а вот это новая кухня из цельного ореха. Но утром вы узнаете из новостей, что у рубля свое мнение. Он полагает, что вот это — неделя в Симеизе, а это — новая табуретка из прессованных желудей. Вам становится обидно и горько. И когда у вас снова вдруг появляется миллион, вы хотите как-то подстраховаться и начинаете следить за аналитикой. чтобы купить что-то выгодное и надежное, и в дальнейшем не менять планы так резко.
1

Как у одного депутата евреи пропали. Сказка.

Одному депутату приснился как-то сон. Будто исчезли в мире все евреи. Вообще все. Не осталось ни мицвы, ни цимеса, ни Пейсаха с Ханукой, ни кошера с кашрутом, совсем ничего. Даже Израиля не осталось, а на месте Еврейской автономной области стали проживать дальневосточные дикие коты и кедровые шишки, как и велось издревле. Пропал древний народ, будто не было никогда. Депутат вначале даже не поверил такому повороту дел. И решил не огорчать себя лишний раз евреями, а посмотреть лучше любимый сон из детства. О том, как воровали с пацанами антоновские яблоки у трусоватых дачников, и теми яблоками бросались - так метко, что знай залечивай синяки да ссадины. Но тут же ему приснился председатель Госкомстата и сообщил, что так мол и так, думай что хочешь, а евреев больше нет и слово само превратилось в пустой звук. А потом явились соратники по партии - позвали ликовать. И стало вокруг сплошное благолепие, степь да степь, да лейся песня удалая.
0