Все записи
12:13  /  13.04.20

283просмотра

Чтобы жизнь не остановилась

+T -
Поделиться:

Случившаяся во всем мире эпидемия заставила общество обратить внимание на работу медиков, склонить головы перед людьми, которые выбрали своей профессией бескорыстное спасение чужих жизней. Чтобы это произошло, должна была случиться трагедия. Трагедия – не лучший способ прийти к какому-то пониманию. Мне хочется сегодня поднять важную тему, успеть сделать это, пока трагедия не произошла.

Сегодня, 13 апреля, в России отмечают День мецената и благотворителя. Мне хочется сказать этим людям за их извечную потребность помогать другим – спасибо! Мне хочется попросить этих людей, как и врачей, продолжить жить ради нас. Не передумать. Не отступать.

Под тем колпаком, которым нас всех сегодня накрыло, не прекращается жизнь. И в этой жизни не все благополучно.  В ней не отменили верховным указом ни голод, ни нужду, ни болезни.

В мире, где на сегодняшний день общее количество инфицированных новой коронавирусной инфекцией составило 1 850 220 человек, все также каждый год 14 миллионов людей заболевают раком. Из них ежегодно 8,2 миллиона умирают – это около 13% всех смертей на Земле. Их боль и их смерть никто не отменял. Более того, Всемирная организация здравоохранения считает, что число случаев заболевания раком возрастет в ближайшие 20 лет на 70%.

Во всем мире устроено так, что благотворительность разделяет с системой здравоохранения ответственность за этих людей. На лечение онкологических заболеваний ежегодно тратятся миллиарды долларов, огромная часть этих средств ложится на плечи некоммерческих организаций. Благотворительные фонды привлекают средства на поиск доноров в международной базе доноров для трансплантации костного мозга, необходимой при лечении многих онкологических и гематологических заболеваний. Но трансплантация костного мозга – лишь часть медицинской помощи, затем человеку нужна лекарственная терапия и стоимость одного курса лечения только одним препаратом может достигать 100 тысяч долларов в год. Пациенту нужна социальная реабилитация – этим тоже занимаются благотворительные фонды. Нет ни одной страны в мире, включая США и самые богатые государства Европы, где бы возможно было бы справиться с лечение онкологических заболеваний исключительно за счёт бюджетных средств. Развитие новых дорогостоящих технологий опережает реальные возможности финансирования в любой стране – поэтому всегда подключаются благотворительные фонды. Это называется долгосрочной системной помощью.

Через фонды люди часто готовы помогать конкретным больным детям, жертвам разрушительных стихий и чрезвычайных катастроф. Но доверять свои деньги «вслепую» – на развитие технологий, создание медицинских и научно-исследовательских центров, согласны избранные. Финансирование системных проектов в основном происходит за счет рекуррентных, то есть регулярно списываемых автоматически с банковских карт таких избранных доноров, платежей. Эта та часть финансового потока, на которую НКО может планировать реализацию долгосрочных программ по оказанию программной помощи. Системная помощь, выстроенная нашим Фондом, позволяет большому числу семей планировать лечение их детей в течение нескольких лет. Они живут и борются с болезнью благодаря тому, что наш Благотворительный фонд тяжелобольным детям «ЖИВИ» существует.

Сегодня происходит трагедия.

Финансирование благотворительных фондов практически остановилось. Пытаясь сохранить свои материальные ресурсы, люди, лишившиеся работы и оказавшиеся сами без государственной поддержки, стали массово отписываться от рекуррентных платежей. Фонды, существующие исключительно за счет пожертвований, больше не могут планировать свою работу. Благотворительные организации оказались на грани закрытия. Закрытие фонда – это не история про то, что его сотрудники останутся без работы. Здоровые, работоспособные, профессиональные люди – мы выкрутимся. Закрытие благотворительного фонда – это остановка его проектов, для реализации которых необходим постоянный поток пребывающих средств. Рекуррентные платежи, гранты – источники этих потоков. Если какой-то источник отключается, это подрывает систему – как нижняя карта домика, костяшка домино в начале цепи.

Но наши дети не перестали болеть раком. Одинокие старики не перестали умирать запертыми в палатах домов престарелых. Беспомощные люди все так же продолжают нуждаться в помощи.

Когда благотворительный фонд принимает решение по оказанию помощи, он берет на себя ответственность за то, что эта помощь состоится при любых обстоятельствах. И тот человек, который ее должен получить, уже на нее рассчитывает. То есть живет в реальности, что эта помощь ему будет оказана. С исчезновением фонда, который взял на себя ответственность, такой человек окажется брошенным на произвол судьбы.

Сегодня из всех новостей, обрывающих шквальным ураганом любые эфиры, для меня самая трудно осознаваемая о том, что врачам скоро придется принимать решение, кого спасать. В моей реальности этот факт пока не находит своего логичного места. Но скоро, боюсь, мне придется его осознать.

Но уже прямо сегодня я осознаю другое – нам, людям, приходится выбирать. Выбирать, на что потратить тот ограниченных денежный ресурс, с которым нас оставили на неопределенный и, возможно, длительный период. Великодушные и самоотверженные в обычное время, сегодня мы вынуждены признавать, что инстинкт самосохранения заставляет нас делать выбор в пользу себя и своих близких. А благотворительным фондам, оставшимся без донорских потоков, придется делать выбор, кого отключать от системы подачи помощи. Денег на всех может не хватить.

Я преклоняюсь перед теми, кто способен к безотказному служению чуждой беде. Сегодня вся наша надежда на таких людей. Я хочу попросить вас – не бросайте фонды. Сократите размер ежемесячного списания с вашей карты, если у вас больше нет возможности платить в прежнем объеме, но не отключайтесь от нас. За каждыми ста рублями стоит чья-то жизнь.

Спасибо!