Все записи
18:58  /  7.06.19

724просмотра

Как сделать российские города привлекательными для жизни. Интервью с директором Urban Policy Institute

+T -
Поделиться:

Советник президента Союза архитекторов России и руководитель института Urban Policy Institute Евгения Муринец рассказала, почему проект принесет пользу всей градостроительной отрасли, как развивать компетенции специалистов в регионах, в чем сложность импортозамещения в строительстве и почему развитие туризма — это тоже про архитектуру.

- Евгения, как и почему возникла идея запустить Urban Policy Institute?

 - Идея родилась в прошлом году. Мы познакомились с Екатериной Черкес-заде (Прим.ред.: руководитель Universal University) на Московском урбанистическом форуме. Я была модератором секции, посвященной компетенциям госуправленца в градостроительной политике, а Екатерина - спикером. Тематика оказалась очень близка к тому, чем будет заниматься Urban Policy Institute: модерирование градостроительных и архитектурных процессов. В чем как правило состоит роль модераторов? Они задают генеральную линию дискуссии, актуальную в отрасли, формируют правильные вопросы, приглашают экспертов, которые могут осветить конкретную проблему с разных сторон, направляют их компетенции в русло общей дискуссии, формулируют выводы и предлагают план дальнейших шагов на основе экспертного мнения. В нашем случае такими выводами станут реализованные комплексы, отдельные объекты, утвержденные нормативы, в создании которых мы принимали и продолжаем принимать непосредственное участие, а также проведенные научные исследования и реализуемые образовательные программы. На мой взгляд, такой «научный» подход помогает решать качественные проблемы отрасли. Все участники процесса должны думать в одном направлении и быть солидарными друг с другом.

- Какие задачи вы ставите перед проектом?

- Наша миссия — улучшение качества жизни в российских городах, формирование и развитие лучших в мире компетенций в нашей индустрии и сохранение их внутри страны. Здесь можно выделить несколько векторов — модернизация строительной промышленности, развитие креативных кластеров и регионального туризма, формирование современной среды для жизни. Если говорить о задачах, во-первых, это агрегация всех участников комплексного развития территорий и налаживание профессиональной коммуникации. Во-вторых, это исследовательская и образовательная работа. В-третьих, это собственные проекты развития территорий, где мы можем выступать в качестве службы заказчика, координатора, эксперта  и осуществлять авторский надзор.

Фото: Евгения Муринец, Советник президента Союза архитекторов России, директор Института градостроительной политики Urban Policy Institute.

- Институт-модератор на федеральном уровне — это достаточно ответственная и амбициозная роль. Вас как руководителя проекта не пугает такой масштаб?

- Нет. У меня есть накопленный профессиональный опыт, полученный из проектной деятельности в одном из наиболее успешных и крупных частных архитектурных офисов страны, бюро SPEECH, и, что наиболее важно, опыт работы на руководящих должностях на государственной службе в Московском Правительстве и ДОМ.РФ.

- Почему Urban Policy Institute возник на базе именно Universal University?

Для университета это возможность развивать урбанистическое направление, стать площадкой, которая под конкретные задачи  объединяет необходимых для ее решения участников — девелоперов, строителей, архитекторов, ландшафтников, социологов, маркетологов, нормотворцев, общественников и политиков, если речь идёт, например, о системном развитии подотраслей. Для Urban Policy Institute это доступ к большой исследовательской и ресурсной базе Universal University в направлении креативных индустрий, которые тесно связаны с тематикой развития территорий и сейчас начинают активно обсуждаться на уровне федерального правительства. Кроме того, пятнадцатилетний опыт институций UU (сокр. Universal University) доказывает, что эффект от образования и процесс интеграции в профессиональное сообщество могут быть быстрыми, и даже в таких долгосрочных сферах, как архитектура и урбанистика.

- Насколько я знаю, в рамках UU уже есть практическая архитектурная лаборатория МАРШ лаб. Как вы будете делить функции?

- У нас очень четкое разграничение. МАРШ лаб — это проектное бюро. Они занимаются развитием общественных пространств — выезжают на площадку, которую город решил благоустроить, проводят семинары с жителями, разрабатывают концепцию, которая становится техническим заданием к разработке проекта для города. То есть город выступает заказчиком, а МАРШ лаб — исполнителем. Мы же хотим выступать со стороны заказчика, будь то город, регион или государство. МАРШ лаб может быть нашим партнером в тех проектах, в которых задачи будут соотноситься с их деятельностью.

- В Москве хорошо знакомо имя КБ Стрелка, которое занималось разработкой концепции благоустройства общественных пространств по программе «Моя улица». Чем Urban Policy Institute будет отличаться от Стрелки?

- Стрелка занимается, скорее, проектной деятельностью. Они создают концепции благоустройства, мастер-планы, по одному из своих заказов разработали новую концепцию стандартов по развитию территорий. Urban Policy Institute позиционирует себя как модератор процессов, при том с наличием профобразования, многолетнего опыта работы в отрасли и знания большинства ее представителей и процессов. Выражаясь нашим отраслевым языком, мы «служба заказчика», или «продюсеры». В зависимости от уровня и масштаба запроса, мы агрегируем лучших российских и, если есть необходимость, международных специалистов для реализации конкретных задач. Мы видим, что КБ Стрелка, наряду с МАРШ лаб, может стать нашим партнером по отдельным «кейсам». Работая несколько лет в Московском Правительстве и в ДОМ.РФ, я находилась со стороны заказчика Стрелки по ряду концепций и считаю, что наше партнерство вполне возможно и может принести хорошие результаты.

- С кем еще вы планируете сотрудничать?

- В рамках Urban Policy Institute мы можем под каждый проект привлекать разных профессионалов и работать как «сборочный цех». Условно всех наших партнеров можно поделить на органы власти, архитектурные, строительные и девелоперские компании и образовательно-исследовательские центры. Например, по направлению строительной промышленности на данный момент мы работаем  с Челябинской областью. Среди партнеров уже есть группа компаний Gravion Group, Институт Горпроект, архитектурные бюро Wowhaus, SPEECH, Kleinewelt Аrchitekten, UNK project, APEX project, а также итальянские Luca Molinari studio и Piuarch и др. Кроме этого, под каждый проект мы хотим привлекать местные региональные компании. Из образовательных и исследовательских учреждений и организаций, если не считать школ Universal University, мы сотрудничаем с Московским экспортным центром, РАНХиГС, агентством стратегического развития «Центр», Академией BIM и МГТУ им. Н.Э. Баумана.

- Пройдемся по задачам проекта. Вы сказали про налаживание профессиональной коммуникации в отрасли. Почему это важно?

- В регионах есть много местных строительных компаний и архитектурных бюро. Но общая картина по профдеятельности со всеми нюансами между участниками строительного процесса на сегодня на федеральном уровне пока только формируется. Тут играет и география, и профессиональные связи, и то, как привыкли работать в Москве. Наша задача — выявить локальных специалистов и дать им те возможности, которыми обладаем мы. В том числе, мы готовы содействовать им в коммуникации с органами власти и Министерством по строительству и выходу на федеральный рынок.

- Как именно вы будете выстраивать общение с властью?

- Есть различные способы и площадки для коммуникации, такие как Общественный совет при Минстрое, в частности Комиссия в сфере жилищной политики — под этим сегодня понимается не только развитие ипотечного рынка, но и формирование качественной городской среды. Комиссии Общественного совета аккумулируют мнение профессионального сообщества по конкретным вопросам. Это уже хороший старт для коммуникации с Правительством. Есть отдельно Экспертный совет по формированию комфортной городской среды также при Минстрое России. В перспективе Urban Policy Institute может выступать как экспертная площадка при строительных и архитектурных  конкурсах в регионах, проводить независимую экспертизу для установления норм и оценки качества проекта, в том числе в процессе его реализации.

- Хорошо. В числе задач вы также назвали исследовательскую и образовательную деятельность. В каких направлениях и как вы будете ее вести?

- Что касается исследований, в первую очередь, речь об обновлении нормативной базы строительной индустрии. Например, все знают, что существующие допустимые нормы инсоляции, то есть необходимое ежедневное количество времени попадания солнечных лучей в жилые и ряд общественных помещений, устарели, их нужно пересчитывать. Но это дорогостоящие исследования. «Администрирует» этот нормативный блок Роспотребнадзор, но по различным причинам вопрос его актуализации пока не стоит в повестке. В наших планах дать этому ход. Что касается образовательной деятельности, мы хотим развития профессиональных компетенций в регионах. Для этого в каждом проекте мы закладываем обязательное участие местных специалистов. Они работают с нами на всех стадиях реализации проекта, видят, с какими проблемами мы сталкиваемся и как их решаем, получают тем самым в работу новые «инструменты», которые потом могут использовать в своих проектах, развивая архитектуру и свой город на новом уровне.

Фото (слева-направо): Екатерина Черкес-заде, ректор Университета креативных индустрий Universal University; Евгения Муринец, Советник президента Союза архитекторов России, директор Института градостроительной политики Urban Policy Institute; Кирилл Ильичев, Генеральный директор Московского экспортного центра.

- То есть образование будет осуществляться только на практике — без курсов, лекций и семинаров?

- Специальных образовательных программ в рамках Urban Policy Institute мы не планируем. В Universal University уже есть МАРШ и Британская высшая школа дизайна. Я веду курс в РАНХиГС на магистерской программе «Стратегическое управление городом». Но со стороны субъектов есть запрос на отдельные, более предметные лекции. Например, в Махачкале мне задали вполне конкретный вопрос. Жителям не нравится то, каким стал их город в последние 20 лет, они считают его небезопасным и не достаточно привлекательным. Управление архитектуры спрашивает, как конкретизировать проблемы городской среды и как их решать. Я прочитала лекцию о том, какие первые шаги, в частности, по благоустройству территории, должны быть у данного субъекта. Мы обсуждали, какие нужны правоустанавливающие документы, какие могут быть указания по планировке — вплоть до того, где и как должны стоять здания, как обыграть озеро в черте города, как продумать прибрежную зону, которая сейчас «оторвана» от городской среды железной дорогой, как модернизировать жилую застройку и сделать ее более самобытной, что делать с участками ИЖС, которые самовольно застраиваются многоквартирными домами. Мы готовы отвечать на такие вопросы, предлагать дорожные карты, выставлять приоритеты. К примеру, мы считаем, что благоустройство — это то, что можно сделать в первую очередь и  сравнительно небольшими усилиями на местах, но при этом повлиять в целом на регион, на комфорт его жителей, и на отрасль в частности. Параллельно приступить уже к работе с застройщиками и предприятиями отрасли, начать совместно вырабатывать возможные требования к конечному «продукту». Именно так мы в свое время сработали в Москве, при этом   не было многомиллионных вложений.

- Давайте поговорим непосредственно об архитектурных проектах Института. Что вы имеете в виду под развитием строительной промышленности?

- Сейчас многие качественные решения в России импортируются. Учитывая сложность международной обстановки и ставку на импортозамещение, мы хотим своими усилиями содействовать ещё большему развитию внутренней строительной базы. В советское время в стране была сильная промышленная индустрия. Тот же Южный Урал до сих пор остается генератором тяжелой промышленности. Но сейчас эти производственные мощности недозагружены и по ряду направлений нужна актуализация технологий. Многие объекты, в буквальном смысле, заржавели и требуют реновации. Этим мы и хотим заниматься.

- То есть это неизбежно история про государственные заказы и тендеры?

- Импортозамещение — это сложная задача. Да, мы осознаем, что в этом случае нам предстоит общаться с большим количеством поставщиков, а значит иметь дело с болезненными 44-м и 223-м федеральными законами (Прим.ред.: 

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» и «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»). Они регулируют отношения исполнителей с заказчиком в лице государства. Зачастую эти ограничения мешают обеспечить качество работ в полной мере. Но мы этого не боимся. Мы ориентируемся в нашем профильном  законодательстве. Вместе с коллегами из других департаментов мы сами выпускали необходимые нормативно-правовые акты. Мы ощущаем достаточно возможностей и сил, чтобы продолжать работу в этом направлении.

- Вы также упомянули и другие направления — развитие креативных кластеров, развитие регионального туризма. Звучит, как очень далекие вещи от строительной промышленности. Не будет ли такой разброс очень широким?

- Нет, для нас все эти направления напрямую  связаны с качеством и скоростью реализации проектов  развития территорий. Креативный кластер — это территория под развитие креативной индустрии. Современный кластер не может существовать просто в старом советском здании. Даже если такое происходит, помещение должно быть модернизировано и соответствовать своим функциям. Команда Universal University и Urban Policy Institute имеет достаточно ресурсов, чтобы  программировать эти пространства, проводить необходимые исследования, а также содействовать продвижению проекта до его реализации и даже эксплуатации, если потребуется. Что касается туризма, его часто выделяют отдельным пунктом, но для нас это тоже история про развитие и программирование территории, выявление ее айдентики, создание мастер-плана и проекта планировки, плана реализации и фукционирования, составление техзадания для строительства и дальнейшего сопровождения.

Фото (слева-направо): Никита Токарев, директор МАРШ лаб; Евгения Муринец, Советник президента Союза архитекторов России, директор Института градостроительной политики Urban Policy; Екатерина Черкес-заде, ректор Университета креативных индустрий Universal University; Сергей Собянин, мэр г. Москва на экскурсии в  Universal University в пространстве ARTPlay.

- То есть все, на самом деле, упирается в архитектуру и урбанистику?

- Это то, с чего начинается среда, в которой люди живут, учатся, работают и отдыхают. Я была во многих городах в нашей стране, вижу везде одни и те же задачи в этом направлении.

- Какие принципы современной городской среды лягут в основу деятельности Urban Policy Institute? Помогут ли они сделать российские города более привлекательными для жизни?

- Во-первых, мы отталкиваемся от вопроса, что сами жители хотят от своего района или города. Нужно проводить опросы, формировать концепцию развития территории с учетом общественного мнения, обсуждать ее с жителями, привлечь к ее формированию  архитекторов, социологов, историков, транспортников и только потом составлять документацию по планировке территории. и начинать. 

Если говорить о проектах, то с точки зрения функциональной и эстетической необходимо уходить от однообразия микрорайонов. В свое время в Советском союзе они сослужили хорошую службу и обеспечили людей собственными квартирами. Но сегодня типовая застройка устарела и морально, и физически. Спальные микрорайоны — это урбанистический бич. Люди больше не могут и не хотят жить в такой среде. Современные принципы пространственного развития подразумевают смесь квартальность и разнообразие архитектуры и функции.

Говоря же о менее глобальной и поэтому быстрее реализуемой теме - благоустройстве городских пространств, то здесь есть ряд принципов, уже опробированных в Москве и применяющихся уже сейчас и в других регионах, таких как Татарстан, Калужская и Калининградская области, Тюменская, Челябинская и Свердловская области, Кемерово, Владивосток и др. В основном эти принципы базируются на комфорте для пешехода, создании стилистически продуманных открытых общественных пространств с разумным функциональным наполнением, будь то культурная программа парка, выставочные пространства, магазины и кафе. Локальный пример - качели. Стоило нам поставить их на Триумфальной площади в Москве, как эту идею подхватили и другие города. Главное, что нравится жителям, они здесь отдыхают и в будни, и в выходные.

Все эти стандарты в общем виде и как методрекомендации в частном, вплоть до сечений по пирогам покрытий и узловым соединениям,надо внедрять в нормативную базу и в государственные программы  на федеральном и региональном уровне, как мы в своё время сделали в Москве. Отрыв жителей, госструктуры и бизнес-сообществ друг от друга — это опять же проблема на уровне коммуникации, к решению которой мы готовы подключаться.

- Какая финансово-экономическая модель заложена в проекте? На чьем интересе он существует?

- Urban Policy Institute — это независимый проект. Изначально запуск финансируется за счет частных средств Universal University. Далее мы планируем получать финансирование от коммерческих проектов и часть от него направлять на исследования. Такая модель позволит внедрять новые технологии, содействовать обновлению нормативных актов и комплексно развивать отрасль. В этом заинтересованы все участники градостроительных и архитектурных процессов.

- Как быстро окупится такая модель?

- Наша задача не требует огромных многомиллионных вложений, ведь речь не идет о глобальном подъеме всей строительной промышленности или жилищного строительства. Для этого есть большие команды с ресурсами и полномочиями в федеральных ведомствах. Мы готовы подключаться к их работе на экспертном уровне, опять же аккумулировать мнения других участников рынка, при необходимости формировать пакеты документов, решать локальные задачи, как, например работа со стройиндустрией Челябинской области. Поэтому, рассчитываем окупить затраты на запуск gлатформы уже к концу 2019 года.

Фото: Сергей Георгиевский, генеральный директор Агентства стратегического развития «ЦЕНТР»; Евгения Муринец, Советник президента Союза архитекторов России, директор Института градостроительной политики Urban Policy.

- На какой стадии Urban Policy Institute сейчас?

- По факту мы начали работать вместе в конце декабря 2018 года, официально же проект Urban Policy был запущен уже в апреле этого года. На данный момент мы подписали соглашение с Челябинской областью по развитию строительной промышленности, с Республикой Саха рассматриваем сотрудничество по образовательному направлению. В одном из соседних субъектов собрали команду, котороя на данный момент ведёт разработку концепции развития большой исторической территории, но об этом мы объявим чуть позже. В Калужской области мы поддерживаем созданный несколько месяцев назад при нашей поддержке Центр Компетенций по вопросам городской среды. На конкурсе Минстроя по благоустройству малых городов ребята уже успели выиграть 40 миллионов рублей для обустройства парка в Мещовске. Также у нас в планах два международных культурно-просветительских проекта на 2020-й год, в этом же году мы формируем команды под них и считаем финмодель.

- Есть ли какие-то критерии, по которым можно объективно оценивать успешность развития территорий в регионах?

- Это вопрос действительно сложный. С одной стороны, есть понятный критерий финансовой окупаемости любого проекта. С другой стороны, если говорить об успешности именно урбанистического проекта, никаких официальных индексов в России нет. Есть недавно разработанный Индекс качества городской среды, он включен в Нацпроект «Жилье и городская среда», но его ориентация скорее на оценку благоустройства общественных пространств города. В Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) есть индекс качества жизни, но Россия, к сожалению, пока не состоит в этой организации и по ряду индикаторов этого Индекса  не собирает статистику. Хотя у нас в стране успешно работает Центр Россия-ОЭСР при РАНХиГС, нашем добром надежном партнере, который в регулярном режиме разрабатывает методики адаптации российской правовой системы к стандартам ОЭСР. Можно смотреть на косвенные метрики — качество экологии, качество образования, различные медицинские показатели, начиная от среднего возраста жителей региона и заканчивая уровнем смертности от болезней. Одним из критериев можно считать увеличение численности населения в регионе. Сейчас в большинстве городов России наблюдается отток — люди едут в Москву и еще несколько российских городов-миллионников, в которых можно найти не только достойно оплачиваемую работу, но и все сервисы для комфортной жизни, включая, конечно, и комфортное современное жильё, качественно организованные общественные пространства и обширную культурную программу. Даже сохранение численности населения на том же уровне будет говорить о том, что людям нравится жить у себя. Так или иначе, есть понимание, что качественная среда города напрямую влияет на качество жизни в нем.

 

Фотоматериалы предоставлены Пресс-службой Urban Policy Institute.