Все записи
15:50  /  26.06.21

1098просмотров

"Мы дошли до того, что мужчине и женщине, прежде чем заговорить, приходится заключать контракт..."

+T -
Поделиться:

Интервью с сербским режиссером Еленой Попович

Реж. Елена Попович и актер Микки Рурк

Приз зрительских симпатий Московского кинофестиваля получил фильм  «Человек божий» – биография св. Нектария, реального человека и православного святого, очень популярного в Греции. У греков даже есть поговорка: «для Нектария нет ничего невозможного». Знают его и у нас в России. Фильм снят сербским режиссером Еленой Попович, долгое время жившей в Америке. Помимо необычной темы, фильм интересен интернациональным звездным составом – в главной роли популярный греческий актер Арис Серветалис, его помощника играет наш  Александр Петров, и в небольшом, но важном эпизоде снялся Микки Рурк. Летом планируется выход фильма в прокат, и нам удалось побеседовать с режиссером. 

– «Человек божий» – ваш первый фильм?

– Второй. В 16 с половиной лет я уехала из Сербии, где началась война, по туристической визе в Америку, с 200 долларов в кармане, надеясь сделать карьеру модели. Заинтересовалась театром и кино, окончила театральную школу Playhouse West в Лос-Анджелесе и стала заниматься кино. Мой первый фильм «Супергерои Лос-Анджелеса» 2013 г. – сатира на Голливуд. А это моя вторая работа.

– Как возник его замысел?

– Я никогда не думала, что сниму фильм о святом. В 2012 г, когда умер мой отец, я приехала в Сербию. Мне попалась в руки биография св. Нектария, написанная греческим автором. Она произвела на меня большое  впечатление. Тогда и возник замысел фильма. В Голливуде делают либо излишне религиозные фильмы о вере, либо другая крайность – фильмы, резко критикующие церковь и веру. Мой фильм – про человека, который был гоним внутри церкви, так что здесь, как мне кажется, больше правды. У вас есть великий писатель – Достоевский. Я читаю его книги с 12 лет, и я по нескольку раз прочла каждую из них. Они мрачные, но в финале дают ощущение возвышенного. И если кто меня и вдохновил, так это Федор Михайлович.

– А что в биографии Нектария произвело наибольшее впечатление?

– То, с каким смирением Нектарий принял все гонения и клевету и продолжал делать свое дело. Св. Нектарий – реальная личность. Он умер в 1920 году, и уже при жизни был почитаем в Греции. Для греков это фигура, примерно равная Серафиму Саровскому или Иоанну Кронштадскому в России. Я написала сценарий фильма, полетела в Грецию на о. Эгина, в монастырь, где он похоронен, и положила его на могилу Нектария, попросила поддержки. Потом побывала в греческом монастыре в Аризоне. Один из старцев благословил меня на фильм, только попросил, чтобы Нектария играл православный актер.

– Вы уже были верующим человеком к тому времени?

– Я пришла к вере сама, уже во взрослом возрасте. Я думаю, это было лет в 25, перед тем как родился мой первый сын. Я вышла замуж в русской церкви, и я крестила сына там. Я ведь родилась в коммунистической стране, и хотя Сербия – православная страна, я ничего не знала про христианство, потому что родители были неверующими. Но вера всегда много значила для меня. Я всегда чувствовала, что есть кто-то, кто  незримо заботится обо мне. Я жила в Америке одна, без родителей и семьи, но как-то сумела встать на ноги...

– На ваше обращение к вере как-то повлияла жизнь в Америке?

– В какой-то степени да. Поначалу моя жизнь была тяжелой, приходилось много работать, я была матерью-одиночкой.

– А какую церковь вы посещали в Лос-Анджелесе?

– Русскую церковь в центре Лос-Анджелеса, рядом с местом, где я жила. Там есть и сербская церковь, но она далеко. Кроме того, русская церковь похожа на церкви в Сербии – она более традиционная, там нет скамеек, службу слушают стоя. Там я чувствовала себя как дома.

– А вы были в церквях в Москве? Есть какие–то отличия?

– Да, была. Обстановка очень схожа. Так что вы, ребята, молодцы, поддерживаете традиции!

– Ваши родители как-то связаны с кино?

– Абсолютно нет. Мой отец инженер, человек очень честный и принципиальный, который тоже, как и о. Нектарий, прошел через клевету и несправедливость. К сожалению, его уже нет на свете. Мама – учительница, живет в Сербии.

– Как вы выбирали актеров для фильма?

– Я хотела, чтобы фильм имел, по возможности, широкую аудиторию, поэтому пригласила известных актеров из разных стран, и сделала весь фильм на английском языке. Нектария сыграл популярный в Греции актер театра и кино Арис Серветалис, любимый актер Йоргоса Лантимоса. Мне его порекомендовал один оператор. Глядя на Ариса, понимаешь: он может сыграть святого. На нем есть отпечаток той самой благодати. Он сам верующий, и, как и все истинно талантливые люди, он скромен. Знаете, что он сказал, когда я предложила ему эту роль? Он спросил меня: «Думаешь, я справлюсь?».

Е. Попович и исполнитель роли Нектария Арис Серветалис

– Хорошо. А как вы вышли на Александра Петрова?

– Не хочу вдаваться в детали, но это было как чудо. Саша – прекрасный актер, заслуженно, я считаю, популярный в России. Он мне очень понравился в фильме «Текст». Когда я послала ему сценарий, он быстро согласился. Он играет помощника и спутника Нектария, и между героями на экране получилась, что называется, химия.

– Персонаж Петрова, Костас – вымышленный?

– У Нектария был помощник, который был с ним многие годы до самой смерти. Это был реальный человек, он похоронен все в том же монастыре на Эгине. Он своеобразный Санчо Панса при Дон Кихоте, более практичный, указывающий своему покровителю на проблемы.

– Все, что показано в фильме, было на самом деле?

– Да, в том числе и визит следователя и доктора в женский монастырь, когда Нектария стали обвинять в связях с монашками. Вообще, удивительно, насколько церковные власти его не любили, при том что он уже был популярен в народе. Когда он умер, его повезли хоронить из Афин на Эгину. И гроб с телом простоял в порту до прихода корабля на ступеньках церкви – его не позволили занести внутрь. Тем не менее, в 1961 г. Нектарий был канонизирован, а в  1998 г. патриарх Петр специальным письмом от имени церкви извинился перед покойным Нектарием за все притеснения. Этим письмом, собственно, и заканчивается наш фильм. Больничная палата, в которой умер Нектарий, сохранена такой как была, и сейчас является местом паломничества, также как и основанный им женский монастырь на Эгине, где, кстати, очень много русских паломников!

Палата, где провел последние дни Нектарий, стала музеем

– А почему вы решили пригласить на роль исцелившегося больного Микки Рурка?

Елена и Микки Рурк

– На эту роль мне нужен был не просто известный актер, а человек, который сам прошел через страдания, пережил  жизненный крах и смог начать все снова. И на мой взгляд, Микки обладал необходимой глубиной для этой роли – вспомните  его фильм «Рестлер». Ему долго не давали хороших ролей, он был изгоем, хотя все в Голливуде знают, что он хороший актер. Кроме того, он глубоко верующий, католик, и я знала, что роль будет ему близка. Короче говоря, он согласился и прилетел в Грецию, несмотря на пандемию, невероятно много работал над ролью. И ему нравилось работать со мной, хотя я знаю, что режиссеров он не жалует. Он снимался не из-за денег.

– В итоге, вы довольны своим фильмом?

– Мне кажется, я сняла честный фильм, от души, потому что мне интересна правда. Правда и стремление к успеху несовместимы. Нектарий был оклеветан, но он принял это со смирением и простил своих врагов, и это сделало его более свободным и влиятельным, чем те, кто имел тогда власть. Помните цитату в начале фильма: «Что ты мне можешь дать, раб своих рабов?» Это ответ философа Диогена Александру Македонскому на его слова о том, что он владеет всем миром. Так кто из них действительно свободен?

Одна из тем фильма – жажда власти, будь то в церкви, правительстве, политике, в университете или где-то еще. Она лишает покоя и портит этот мир. Как и стремление к успеху. Нас учат, что неуспешные люди никому не нужны, но это не так. Ценность личности не зависит от успеха в этом мире.

– Но здоровые амбиции не помешают?

– Я согласна, но не надо давать амбициям разрушить твою жизнь. Я знала амбициозных людей, которые, в итоге, покончили жизнь самоубийством. Вы читали «Исповедь» Толстого? Он был близок к самоубийству, несмотря на всю свою славу.

– Как ваш фильм попал на ММКФ?

– Мы отправили его сами, и отборщики взяли фильм в конкурс. Я подумала, что ММКФ – правильное место, чтобы дать фильму старт, потому что Россия – православная страна, и у фильма тут будет зритель.

 – То есть, вы оказались в конкурсе без всяких связей и протекций? А с Никитой Михалковым вы знакомы?

– Абсолютно без связей. Я тут не знаю никого. И с Михалковым я никогда не встречалась. И даже с Милошем Биковичем не знакома.

–  А как вам работа с известным композитором Збигневом Прайснером, который писал музыку к вашему фильму?

– Он классный композитор, и мне повезло, что я работала с ним. Он мне и как человек нравится. Он согласился помочь, потому что любит Грецию и хотел написать музыку для фильма, снимающегося в Греции.

– Какие планы после фестиваля?

– Вернусь в Грецию, где я живу уже пять лет, с момента начала съемок. Я люблю эту страну. Жизнь в Греции не только помогла мне сделать фильм, но и придти в себя после напряженного ритма Лос-Анджелеса. Я, можно сказать, помолодела. Хотя во время съемок в Афинах от перенапряжения слегла в больницу с аритмией.

– В Америку не вернетесь?

– Пока мне комфортно в Греции. Атмосфера в Америке сейчас напоминает канун гражданской войны – примерно как в Сербии в середине 90-х, когда я уехала оттуда. В Америке, мне кажется, все идет к диктатуре по типу коммунистической. Даже жалобы и доносы там начинают иметь большее значение для обвинения, чем доказательства. Я надеюсь, Америка не станет вторым Советским Союзом.  Причем я говорила об этом, еще когда Буш был у власти. Я же сама родом из бывшей соцстраны. Мои знакомые тогда мне не верили. А теперь они со мной согласны.

– А правда, что в Америке сейчас мужчины боятся ухаживать за женщинами? Что вы думаете про случай с Харви Вайнштейном?

–  К сожалению, действительно боятся. Мы дошли до того, что мужчине и женщине впору заключать контракт, прежде чем заговорить друг с другом. По поводу Вайнштейна – я рада, что его изобличили, и эта история послужит уроком для других, но то, что он делал, было нормой в Голливуде, и все об этом знали.

– Хорошо, вернемся к кино. Когда «Человек божий» выйдет в прокат?

– Думаю, летом. Где раньше – в России или в Греции – не знаю, может быть, в обеих странах одновременно.

– Как вы думаете, фильм будет прибыльным?

– Надеюсь, да. Пусть хотя бы инвесторы не будут в убытке. Все-таки я делала фильм для широкой аудитории, и он должен что-то заработать.

– Вы рады, что получили на ММКФ приз зрительских симпатий?

Елена Попович и А. Петров на Московском Кинофестивале

– Конечно. Я делала фильм для людей, и главное для меня – мнение зрителей. Я надеюсь, мой фильм поможет людям – это было для меня главным стимулом в работе.

– Каковы ваши творческие планы? Не хотели бы вы снять фильм о вашей жизни?

– Нет, о своей точно не хочу. Мой следующий фильм будет про знаменитую актрису ХХ века Грету Гарбо – под рабочим названием «Без любви».

– Ну что же, спасибо за беседу – надеюсь, вас не утомила Москва?

– Я люблю Москву, хотя я здесь всего второй раз. Но я бы очень хотела вернуться сюда еще.