Кристина Боровикова

«Советские хакеры». История отношений радиолюбителей с властями СССР

История борьбы телефонных корпораций и спецслужб с маргиналами — незрячими подростками, студентами-технарями и хакерами-одиночками — не была специфически американской. Конечно, в ней сработали особенности технического устройства американских телефонных сетей. Типично американским также был предмет, ставший символом движения, — детский свисток из коробки хлопьев, которые появились на территории СССР только после его распада. Однако модель отношений между любителями техники и системой была очень похожей. Как минимум с середины 1970-х в СССР существовали свои хакеры, телефонные фрики и подпольные сети — первые виртуальные сообщества со своими правилами безопасности и этикой, преследуемые властями и спецслужбами, хотя и не планировавшие наносить ущерб государству или идеологии.
0

«Чтобы высшие силы не подумали, что я бессердечный человек». Каково это — жить с религиозным ОКР

Роману 24 года, он работает в офисе, где занимается анализом данных. Я нашла его в одной из групп «ВКонтакте», посвященных ОКР. К тому моменту я уже сделала выпуск про это расстройство с Женей, но Ромина история привлекла мое внимание: он рассказывал о религиозном проявлении ОКР. Мы созвонились. Рома оказался обыкновенным парнем, открытым, простым и скромным, не набожным и не фанатичным. Он искренне рассказывал о том, как на фоне классического проявления расстройства вера в Бога превратилась в религиозное ОКР. Мне показалось, что он немного потерян, ему не с кем поделиться тем, что с ним происходит, и не от кого ждать поддержки. Но Рома рассуждал очень рационально, был готов работать над собой, и я надеюсь, что этот настрой поможет ему справиться с расстройством.
0

«Усоногий рак Чарльза Дарвина и паук Дэвида Боуи: Как научные названия воспевают героев, авантюристов и негодяев». Отрывок из книги

В представлении большинства людей ученые не особенно крутые ребята. «Ботаны» и зануды, если не сказать хуже: очки заклеены скотчем, лабораторные халаты заляпаны чернилами, при этом они настолько погружены в исследования, что совершенно оторвались от реальности. И если к какой-то группе ученых этот стереотип применяют с завидным постоянством, так это к систематикам. Систематики представляются нам дотошными стариками (причем поголовно мужчинами), которые сидят в душных подвальных кабинетах музеев, корпят над ящиками с пыльными образцами, щуря подслеповатые глаза и пытаясь найти мельчайшие признаки, по которым можно различить два вида. Последнее, что приходит в голову такому ученому, и особенно систематику, — это поп-культура, верно?
0

«Пока однажды я не поймала плечом пулю». Отрывок из книги белорусской писательницы Юли Артемовой 

Однажды — помню, еще в школе училась — я на минуту присела на ступени Дворца Республики, чтобы завязать шнурки. Ко мне тут же подошли два омоновца. Сразу два. Любой из них справился бы с десятком таких, как я, в одиночку. Вставайте, девушка, здесь нельзя сидеть. Непозволительная дерзость с моей стороны! Ступеньки нужны, чтобы по ним спускаться и подниматься, а для того, чтобы сидеть, есть скамейки. Подземные переходы нужны для того, чтобы по ним перебраться на другую сторону улицы, не останавливая, не разбивая поток машин, но не для того, чтобы собираться там и петь песни под гитару. Площади нужны для того, чтобы вымостить их мелкой серой шершавой плиткой, по которой, словно жуки, будут ползать два омоновца и следить, чтобы вы проходили мимо, не задерживались, не мешали другим гражданам. В конце ноября можно, конечно, поставить елку: праздник как-никак, но и это ничего не меняет. Просто продолжайте движение, не задерживайте остальных. 
0