Елена Нуряева

Олимпиада, которой не было

Статистика редко бывает интересной, но на днях на нас свалились две цифры прямо удивительные. Около 90 процентов россиян не знают ни одного олимпийского спортсмена из России в период проведения игр, — то есть сейчас, и 75 процентов — не одобряют гей-браки. В этих статистических значениях много, на самом деле, важного. Первая цифра явно указывает на то, что мир изменился, а мы не заметили. Вторая — что демократия у нас есть, просто она нам, «либеральному фейсбуку», не нравится. Последнее придется принять, а на тему первого вывода я бы хотела порассуждать отдельно.

0

За геев и против невежества: в Петербурге бизнес встал на защиту своих ЛГБТК-клиентов и поступил правильно

Кажется, впервые в России в конфликте представителей ЛГБТК-мира с защитниками православных скреп и прочих традиционных ценностей бизнес публично принял сторону первых. Случилось невиданное в Санкт-Петербурге. И тут же стало поводом для этой колонки.

1

Бывшая школа экономики: конец последнего либерального университета России

Пару дней назад скромно, если не сказать незаметно, состоялось не слишком очевидное назначение — ректором ВШЭ, одного из ведущих вузов страны, стал Никита Анисимов, возглавлявший до того Дальневосточный федеральный университет. Высшая школа экономики — особенный университет: самый либеральный из системных, самый западный — и признанный западом, — из российских. Одновременно пристанище вольнодумцев и кузница госкадров. Удивительно, как долго студентам и преподавателям ВШЭ удавалось существовать в этом особом микроклимате, буквально “под собою не чуя страны”, а вот то, что в стенах заведения стало происходить в последние годы — т.н. репрессии, а фактически увольнения неугодных, — мне кажется совершенно неудивительным, скорее закономерным.

9

От Годвина через Гудвина до гудвила: обязательная вакцинация как путь к взрослому обществу

Есть такая простая мысль, которую озвучивали и Екатерина Шульман, и Александр Аузан, наши народные политэкономисты: для того, чтобы мы осознали свою гражданскую самость, нам нужно хоть раз выплатить самим свои налоги. Екатерина Шульман развивает ее умозрительно: если бы каждый из нас увидел, сколько недополучает от работодателя, принимая на карту оклад после вычета налогов, — мы все с куда большим энтузиазмом требовали бы нормальных дорог, приличного образования и достойной медицины — ведь это, оказывается, не подарок небес, а услуга государства. Это наши десятки тысяч рублей, ежемесячно отправляющиеся в бюджет. Просто мы их не замечаем — а, стало быть, не ощущаем. Александр Аузан ставит вопрос чуть более радикально (посмотрите его рассуждения в “Непознере”). Спрятать налоги, не вступить с населением во взрослый финансовый разговор и договор — было осознанным решением политической элиты 90-х, которое он теперь, спустя много лет, считает главной трагедией того десятилетия. Мы так и остались в плену магического сознания — “там” что-то за нас решают. Хорошо или плохо. Этим “тем” — можно не доверять, но все-таки это некий непогрешимый олимп, даром, что этот олимп нашими деньгами оплачивает и олимпиады, и расширения границ и федеральные программы.

0

Подлость потехи над глупыми. От Собчак и Волковой до Губерниева и Бузовой

Сегодня есть две концепции, которые стали нам вредить, а если совсем честно — оправдывать гадость. И когда думающие люди, читающие "Сноб", в эту подлость скатываются, — пиши пропало.

0