О Томске

Томск встретил морозами и метелями, как и полагается истинно сибирскому городу.

Берег реки Томь. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

В 1604 году по просьбе эуштинских татар на берегу реки Томь была основана защитная крепость, которая в дальнейшем образовала город Томск. Крепость как щит закрывала Сибирь от набегов степняков. Начиная с середины XVIII века и вплоть до советских времён Томск — место ссылок. В 30-х годах XIX века в Томской губернии были открыты золотые прииски и город стал стремительно обживаться. С конца ХIХ века Томск переходит на свой новый уровень. Он расцветает как крупный научно-образовательный и просветительский центр.

В 1888 г. здесь открывается первый за Уралом университет, в 1900 г. — технологический, в начале 30-х гг. — медицинский и педагогический институты, в 50–60-е гг. — инженерно-строительный и институт радиоэлектроники и электронной техники, ряд научно-исследовательских институтов, построен Академгородок. После Второй мировой войны Томск делает шаг в сторону ядерных исследований и производства. Все это — важные вехи в истории города, и без них Томск не был бы Томском.

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Сегодня Томск знаком каждому из нас по его сохранившимся кружевным теремам, которые стали его визитной карточкой. Но не каждый из нас добрался до Томска. Ермак сюда не дошел, Транссиб обошел стороной, и уже в наши дни сюда не добрались урбанисты. Город сохранил свой уникальный исторический облик и неповторимую деревянную архитектуру.

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Как строили Томск

Город  строили в тайге среди болот, брали тот материал, что был в большом количестве рядом — сибирские сосны и лиственницы. До второй половины XVIII века в Томске не было ни одного каменного строения.

Каменное строительство началось с храмов, первыми были поставлены Воскресенская церковь и Богоявленский собор, а потом уже общественные и жилые здания.

Воскресенская церковь. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

В начале XIX века в Томске было только пять каменных домов. Тем временем строительство деревянных не прекратилось, а вышло на новый уровень. К строительству дома подходили с особым рвением, выдумкой и фантазией. Можно сказать, что дома не строили, а творили как исключительные произведения искусства. Строительный материал для дома тщательно подбирали. Нижние венцы дома ставили из прочной сибирской лиственницы, позже — из кирпича, а дальше шла сибирская сосна, кедр. Город неоднократно горел вплоть до начала XX века и снова и снова отстраивался. Томск изначально был деревянным, но не купеческим: в нем жили крестьяне и мещане. Купеческим он станет в XVIII веке, когда через него пройдет знаменитый Сибирский тракт и откроют золотые прииски. Со всех уголков России сюда потянулись купцы, ремесленники, инженеры, творческая интеллигенция. С этого времени в городе появится купеческое сословие. И, чтобы показать свою состоятельность, купцы начнут строить роскошные деревянные дома-терема. Строились они по индивидуальным заказам. И были невероятным смешением традиций русского зодчества, классицизма, барокко и северного модерн. Старейший дом в Томске находится на улице Октябрьской и датируется 1722 годом.

Зачем дом украшали ажурной резьбой и наличниками

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Любой дом в Томске строился по определенным правилам. Фасад дома — его лицо, обращенное к внешнему миру, его визитная карточка. Окна — глаза дома, а на окнах «наличники» — «на лице». Резные, кружевные наличники кроме эстетической функции имели и сугубо практическую. Они служили защитой от сквозняков и шума. Ими прикрывали щели между оконной коробкой и стеной. А резные символы оберегали дом от вторжения злых сил, а также демонстрировали, чем занимается и увлекается владелец дома. Верхняя часть наличника — фризовая доска и кокошник — символизировали небо, нижняя часть — подоконная и подзор — землю, а боковые доски — связь неба с землей.

Шедевры Томской архитектуры

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

За каждым домом стоит человек, который его задумал и заказал, архитектор, который его спроектировал и люди, которые жили и по сей день живут в этих домах. Дома разных стилей принадлежали людям разных сословий: купцам, профессорам, архитекторам. И у каждого дома есть своя история и душа. Я расскажу о самых ярких бриллиантах томской деревянной архитектуры.

Дом с жар-птицами (Красноармейская, 67/1)

Дом с жар-птицами. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Принадлежал купцу второй гильдии Леонтию Желябо. Построен в 1903 году по проекту архитектора Петра Федоровского. Дом с жар-птицами Леонтий Желябо подарил дочери Варваре на ее свадьбу. В декоре дома нет традиционных орнаментов, украшений. Дом имеет два пристроенных эркера, декоративные башенки со шпилями и объемную накладную резьбу на наличниках.

Жар-птицы на доме Леонтия Желябо.  Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Желябо благоговел перед сказочной жар-птицей, поэтому попросил архитектора украсить дом этими сказочными творениями. Усадьба состояла из четырех домов и формировалась с 1896 по 1907 гг. Все дома имели разный облик.

Дом с жар-птицами. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

 «Дом с шатром», особняк Голованова. (ул. Красноармейская, 71)

Был построен по проекту архитектора Станислава Хомича по заказу купца Георгия Голованова в 1904 году. Усадьба Голованова занимала треть квартала и имела прекрасный тенистый сад, который частично сохранился до наших дней. Купец Голованов был одним из богатейших купцов Сибири. У него было четверо сыновей: Вениамин, Сергей, Леонид и Александр — поэтому свой торговый дом он назвал «Голованов и сыновья». Он первый привез в Томск велосипеды и фотоаппараты, увлекался техническими новшествами и изобретениями. Двухэтажный, на вид воздушный дом, который, казалось бы, может в любой момент оторваться от земли и на своих деревянных кружевах взметнуть в небо, был построен на высоком кирпичном основании.

Дом купца Георгия Голованова. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

С южной стороны особняк от ветров защищал сад, а с северной — кирпичная стена, которая является брандмауэром и защищает особняк в случае пожара. Дом построен в стиле модерн с элементами традиционного русского терема. Главным акцентом дома служит восьмигранная башня, увенчанная шатром со шпилем.

Дом купца Георгия Голованова. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Дом украшен прорезной и накладной резьбой в виде всевозможных солярных символов. Главное помещение в доме — зал. Из него можно попасть в любую часть здания, а также выйти на балкон. В 1993 году Центр Немецкой культуры реставрировал дом, и сейчас в нем находится Российско-немецкий дом.

Дом купца Георгия Голованова. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Дом волшебника Изумрудного города (ул. Белинского, 19)

Этот дом построил для себя архитектор Станислав Хомич в 1904 году. Дом Хомич создал большой и часть помещений сдавал. В доме также проживал другой известный в городе архитектор — Андрей Лангер, построивший Томскую клиническую психиатрическую больницу и ряд домов на Алеутской для персонала. После революции в доме размещались сначала железнодорожный техникум, а потом Дом ребенка и детская больница. До революции улица Белинского называлась Офицерской и здесь селились офицеры.

Дом архитектора Станислава Хомича. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Двухэтажный «деревянный замок» прочно установлен на основание из кирпича. Необычные очертания придают дому выступающие из переднего фасада граненые ризалиты, составляющие с домом одно целое. Кроме этого, пышность строения обусловлена крытыми верандами, балконами и переходными тамбурами. Фронтоны этого терема, поддерживаемые своеобразными декоративными колоннадами, имеют как классические треугольные очертания, так и дугообразные. Фасад дома обильно украшен резьбой и сложными архитектурными элементами. 

Дом архитектора Станислава Хомича. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Накладная прорезная резьба повторяет мотивы русской вышивки и кружев. Срезанный угол дома выделен при помощи многогранного эркера, который поддерживают резные кронштейны.

Дом архитектора Станислава Хомича. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

По легенде, дом Хомича вдохновил писателя Александра Волкова на создание сказки об Изумрудном городе. Писатель жил какое-то время в Томске. В городе в тот период красили крыши и заборы с воротами в зеленый цвет, плюс вечно зеленый кедр. Город казался изумрудным. 

Профессорская квартира в стиле Модерн (ул. Кузнецова, 30)

Двухэтажный дом в стиле северного модерна построен в начале ХХ века. Предположительный автор проекта — Викентий Оржешко. Постройка многоквартирная, проектировалась по индивидуальному заказу Марии Петровны Карболовой.

Дом на Кузнецова, 30.Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Дом на Кузнецова, 30 знаменит жильцами: здесь жили строитель первой в СССР ионостанции Владимир Кесенних, создатель первой в мире АЭС Андрей Красин и выдающийся композитор Эдисон Денисов. Архитектурная особенность дома — необычный лаконичный декор карниза, который похож на перевернутый забор.

Дом на Кузнецова, 30. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Дом был реставрирован 28 июня 2005 года, и спустя месяц здание подожгли. Огонь уничтожил большую часть здания, стоимость ремонта увеличилась в шесть раз, но дом удалось спасти и воссоздать. Сегодня в доме находится музей «Профессорская квартира». Житель Новосибирска Илья Атапин купил в доме квартиру и из своей личной коллекции создал экспозицию, которая воссоздает быт профессорской квартиры начала XX столетия. Второй автор проекта —томский искусствовед и краевед Екатерина Кирсанова.

Татарская слобода (район между улицей Ленина и рекой Томью)

Татарская слобода. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Целый квартал деревянных застроек времен XIX-XX столетий сохранился в татарской слободе. Здесь складывается ощущение, что попал в какой-то другой параллельный мир. Томск в царские времена был вторым городом по значимости в Сибирской губернии России. Через Томск проходил Иркутский тракт, поэтому он был основным перевалочным пунктом для почтовых служб и ссыльных на этапе в Иркутск.

Здесь меняли лошадей, а лошади считались в Томске отличными. В татарской слободе были крупные конные заводы и даже ипподром, ликвидированный только в 60-е годы XX века. Здесь сходились торговые пути бухарцев, сибирских татар и местных малых народов: селькупов, остяков, кетов. А сейчас здесь просто живут люди. Некоторые дома отреставрированы, но многие дома находятся в плачевном состоянии. Как были они сто лет назад без канализации и водопровода, так и ныне стоят с удобствами и колонкой во дворе.

Татарская слобода. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Несмотря на свой потрепанный временем вид, эти дома по-прежнему прекрасны. Они гордо стоят, демонстрируя свои фасады, украшенные пышной резьбой с растительным орнаментом, воздушными деревянными кружевами, и ожидают, когда их смогут отреставрировать и возродить. Волшебным, небесно-голубым дворцом сияет среди них каменный дом купца Хамитова Мухамеда Карима.

Дом был возведен в 1905 г. (автор проекта неизвестен). Во время русско-японской войны 1904–1905 гг. К. Хамитов поставлял лошадей для Цявловского и построил дом на нажитые в это время деньги. Это прекрасный образец богатого купеческого дома, в архитектуре которого эклектически соединены классицизм, ренессанс и модерн. Когда-то  рядом с домом был прекрасный сад с  фонтаном. Здесь гуляли павлины и бегали многочисленные дети купца Карим-бая. Сейчас в доме находится Центр татарской культуры.

Центр татарской культуры. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Как город сохраняет свои шедевры

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Любая конструкция, из чего бы она ни была сделана, требует ремонта. Из городского бюджета на восстановление домов-теремов выделяется средств на 2-3 дома в год. А все остальное реконструируется за счет программы «Аренда за рубль» и волонтерскому движению «Том Сойер Фест». Благодаря им дома, которые не имеют исторической ценности, а являются фоновой застройкой, реставрированы и похожи на яркие волшебные шкатулки в городе.

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Ресторан «Нарым» (ул. Кирова, 27А)

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Ресторан авторской кухни в северном стиле «Нарым» открылся в этом году в подвале деревянного дома на проспекте Кирова. Его восстановил томский бизнесмен Евгений Меняйло по программе «Дом за рубль». Внутри ресторана сохранена старинная кирпичная кладка и выход к подземным коммуникациям города, с которыми связано множество легенд. Кроме кирпича и металла, особое внимание в «Нарыме» отведено дереву. Все акцентные точки ресторана сделаны из кедра.

Ресторан «Нарым». Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

На потолке деревянные люстры и декор из деревянных веток, на стенах — панно с мотивами Кулайской культуры, на столах — подставки под приборы. Деревянные рыбы проплывают по всей территории ресторана и создают особую динамику пространства.

Ресторан «Нарым». Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Директор и владелица ресторана Ольга Дусар и дизайнеры Иван Кашпор и Павел Богданов вдохновлялись природой и историческим бытом Сибири и придумали концепцию, которая объединила историческую составляющую самого здания, интерьера и кухни. Шеф-повар ресторана томич Владислав Ли. Нарым — это первая точка на территории Сибирского края, куда приехали русские поселенцы из центральной части России. Еще в XVI веке здесь был основан первый острог, где и произошла встреча двух культур — местных жителей со своими традициями, нравами и гастрономией и русских переселенцев.

Ресторан «Нарым». Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Здесь в «Нарыме» можно попробовать локальные продукты, блюда, где соединены новые и старые методы приготовления.

«Сибирский Кедр»

Сначала купцы строили дома один другого лучше, теперь люди бизнеса, неравнодушные к своему городу превращают развалины в произведения искусства. Например, компания производитель продуктов из кедрового ореха и сибирских ягод «Сибирский кедр». Взяли по программе «Дом за рубль» три полностью разрушенных и сгоревших домов на улице Гоголя (бывшая усадьба Акулова).

Фото предоставлено компанией «Сибирский кедр».

Согласовали проекты в департаменте архитектуры и градостроительства и уже начали реконструкцию-строительство этих домов.

Проект усадьбы Акулова. Эскиз предоставлен компанией «Сибирский кедр».

Компания выпускает конфеты с кедровым орехом, ягодный мармелад, кедровую халву, чайные сборы из сибирских трав, таежный мед, кедровое масло и многое другое. Экскурсия по современным «сладким» фабричным цехам — это отдельное приключение, практически путешествие в страну киношного «Вилли Вонки».

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Только здесь, в Сибири, это реальный человек, основатель компании, приверженец экологичного образа жизни Алексей Альпет. Алексей не стал ограничиваться восстановлением старинных домов, а поставил задачу еще шире — восстановить лес в Сибирской тайге. За 5 лет он собирается посадить 1 000 000 деревьев и уже заложил кедровый питомник. Мне нравятся такие созидательные мега амбиции.

Высаживаю кедр на берегу Байкала.

И я предложила компании реализовать мою давнюю мечту, проект, который я вынашиваю последние десять лет: создать рядом с Томском единственную в своем роде Great Siberia Сedar Grove — Рощу Нового времени, которую можно будет увидеть из космоса.

Парк «Околица» (село Зоркальцево, 17 км от Томска)

Сова.  Автор: Кирилл Баир. Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Говорят, что у кедра есть душа. Каждый год лучшие скульпторы со всего мира, участники международного фестиваля «Праздник топора» оголяют душу кедра. Их работы можно увидеть в сельском парке «Околица».

Парк скульптур "Околица". Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Сам праздник  — это удивительная мистерия, когда скульпторы на глазах у публики проявляют образы, которые они увидели в дереве.

Театр живых кукол «2+ку»

Театр «2+ку». Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Убедиться в том, что у кедра есть душа, можно в кукольном театре «2+ку». Когда-то его создал волшебник, удивительный человек и мастер Владимир Захаров.

Он изобрел новый вид кукол, крепящихся на запястье, которое позволяет кукле быть подвижной, «живой». В мире кукольников и кукольных театров, кукла на запястье — это первый абсолютно новый вид кукол с момента изобретения предыдущего — марионеток, которые появились в средние века. Все куклы Захарова вырезаны из кедра.

Театр живых кукол «2+ку». Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Он сотворил более 15 спектаклей и называл свою работу «магическим оживлением пространства». Кукла на запястье Владимира Захарова признана во всем мире. Но случилось несчастье — Владимир Захаров погиб при пожаре в домике-мастерской, спасая свои творения.

Фото: Екатерина Попова-Гамаюн

Его ученики не дали театру погибнуть и вернули спектакли Мастера к жизни. Мне посчастливилось посмотреть очень душевную сказку про мечту «Чемодан для моря» с Ольгой Гореловой.

Фото Екатерины Поповой-Гамаюн

Всемогущий Кедр

О чем бы я ни писала в этой статье, за всем стоит Кедр. Дерево с древнейшей историей. Священным Деревом Жизни почитался кедр у самой древней, загадочной и затерянной в веках цивилизации шумер. Флот из кедра построил легендарный библейский царь Соломон. Иерусалимский Храм и царский дворец также были срублены из кедра. За кедр Соломон отдал двадцать городов. Дерево гофер, из которого Ной построил свой ковчег — это тоже кедр, который рос на Бахрейнских островах. Непременным атрибутом посвящения царей древнего Иранского государства Хорасана была чаша кедровой смолы. У друидов чаша кедровой смолы называлась Чашей жизни. Самых важных и влиятельных греческих и римских богов и родоначальников увековечивали в бюстах именно из кедра. А римские императоры, пытаясь сохранить кедровые рощи для собственных августейших нужд, устанавливали в таких местах таблички с надписями «собственность сената и народа Рима».

Кедр. Графика Екатерины Поповой-Гамаюн

Кедр можно справедливо назвать своеобразным резервуаром энергии. Это удивительное дерево имеет те же биологические ритмы, что и человек. Кедр проявляет свою активность не в четко определенные часы, как другие деревья, а в зависимости от внешних обстоятельств. Лечебные свойства кедра известны медицине издревле. В нем буквально все: от зеленых иголочек до кусочков коры — идет на пользу человеку и всему окружающему.

Невольно закрадывается мысль об уникальности Томска как города, который кедр может превратить в город-храм, город, где человек будет получать импульс к своим корням, своей сути. Как в Японию каждый год люди едут любоваться на сакуру, в Томск будут стекаться желающие посадить кедр и полюбоваться томской деревянной архитектурой.

Фото: Марина Круглякова

Мой совет: не откладывайте. Уже этой зимой отправляйтесь в заснеженный Томск  гулять по тайге, любоваться великолепием резных теремов, наслаждаться вкусом кедровых орешков в шоколаде, смаковать вкус горячих сибирских пельменей и заряжаться на весь год энергией и здоровьем.

Благодарю  Федеральное Агентство по туризму

 за возможность открывать Россию.