Маша Гессен

Маша упоминается в этом тексте

Леонид Бершидский: Почему Гессен уволят со «Свободы»

Казалось бы, то, что происходит с радиостанцией «Свобода», — типичная склока между владельцами и «уникальным журналистским коллективом». Надо признать, что все черты таковой присутствуют. Но суть происходящего иная, потому что «Свобода» — государственное СМИ, а значит, на самом деле никакое не СМИ. И именно поэтому у УЖК на этот раз есть шансы.Увольнять заслуженного работника культуры РФ Людмилу Телень — себе дороже, это еще Евгений Киселев выяснил в 2005 году, когда попросил ее покинуть редакцию «Московских новостей». Телень в таких ситуациях не сдается. Тогда, например, она с лояльной ей частью редакции выпустила альтернативный номер газеты под названием «Московские новости без Евгения Киселева». За Телень вступились наблюдательный совет газеты и Союз журналистов.Если начальство радио «Свобода», в сентябре уволившее Телень с должности главного редактора сайта, ожидало чего-то другого, оно жестоко обманулось. На этот раз бывшие сотрудники сделали сайт www.svobodanew.com, их поддержали Михаил Горбачев, правозащитники во главе с Людмилой Алексеевой и... честно говоря, я не следил, кто еще из обычных подозреваемых. Против нового директора русской службы «Свободы» Маши Гессен, с чьим именем связывают увольнения, восстала целевая аудитория теперь уже не станции, а интернет-ресурса.В 2005 году битва Телень была заведомо проигрышной, потому что владельцами «Московских новостей» были акционеры Group Menatep, все-таки люди из бизнеса, для которых естественна логика: гендиректор уволил, с юридической стороны все чисто — собирайте котомки и идите по дорогам. Но в этот раз бывшие сотрудники имеют дело с государством. А в любой идеологической госструктуре, хоть российской, хоть американской, всегда имеет хождение эзотерический аргумент: так лучше для национальных интересов.Этот аргумент в истории с радио «Свобода» уже предъявлен.Уволенные сотрудники преисполнились надежды, прочитав на сайте солидного американского журнала World Affairs колонку журналистки Джуди Бакрак о том, что президента «Свободы» Стивена Корна «отправляют в вечный отпуск» за развал русской службы «Свободы». Бакрак — журналистка известная, постоянный автор Vanity Fair – одного из сильнейших в Америке расследовательских изданий. Ей об увольнении Корна сообщили два неназванных источника. Остальная часть колонки явно писана со слов бывших «свободовцев» и полна симпатии к ним.Самое интересное в тексте, однако, — цитата бывшего посла Виктора Эша, члена Совета по управлению вещанием (BBG) — коллегиального органа, который отвечает за все американские пропагандистские СМИ. «Превратить русских диссидентов, которые раньше были активными сторонниками "Свободы", в ее противников — даже Владимир Путин в свой худший день не смог бы этого устроить, — сказал Эш. — Враждебность, созданная к институции, финансируемой американскими налогоплательщиками, просто поражает».Эш всего лишь один из восьми членов совета, но его аргумент имеет все шансы стать последним в споре.Государству ведь на самом деле безразличны показатели, которых ждет от СМИ частный владелец. Уволенные «свободовцы» говорят о падении посещаемости сайта при Гессен в два, а то и в три раза — это неправда. Падение хоть и наблюдается, но не столь глубокое и вполне объяснимое недавней сменой доменного имени. Хотя со старого домена посетители и перенаправляются на новый, поисковый трафик при таких маневрах неизбежно теряется.Американским государственникам, отвечающим за «Свободу», наверное, нужны хосты и хиты, но не в первую очередь. В первую — им точно не нужны протесты Горбачева и Алексеевой. С этими людьми государственники по своим каким-то глубинным причинам хотят дружить и ради них продолжают финансировать нелепый пережиток холодной войны — иновещание.Стоит оно, по американским меркам, недорого. На 2013 год BBG запросил на все международные вещательные операции — на Кубе, в России, Азии, на Ближнем Востоке — 720 миллионов долларов, но профильный комитет Конгресса рекомендовал оставить финансирование на уровне нынешнего года — 747 миллионов. Из этих денег «Свободе» и ее сестренке «Свободной Европе» причитается 93 миллиона долларов. Конгресс ничего не предлагает резать — он вполне согласен тратить эти суммы на поддержание связей с диссидентами, выступающими против авторитарных режимов в разных частях света. Конспирологи, и Путин в их числе, могут сколько угодно утверждать, что так Америка поддерживает в России, например, пятую колонну, чтобы устроить тут революцию. На самом деле Америка скорее печется о собственной репутации как поборницы свободы и демократии. А вирус революции, если уж на то пошло, гораздо эффективнее разносят нормальные частные СМИ и соцсети. И еще можно поспорить, кто сделал больше для разрушения советской системы — «голоса» или модные журналы.Путинский режим, кстати, тратит на иновещание деньги непропорционально большие, чем Америка, — если держать в голове тот факт, что расходы федерального бюджета США в девять раз больше расходов российского бюджета. Один только канал Russia Today попросил на 2013 год 11,2 миллиарда рублей, то есть в четыре раза больше, чем «Свобода» со «Свободной Европой», — и получит их сполна: Путин запретил резать эту статью.Путин тратит так много, потому что для него это расходы на борьбу с сильным врагом — Америкой. Штаты же выделяют так мало, потому что для них траты на иновещание — это всего лишь представительские расходы. Проходящие, можно сказать, по той же статье, что фуршеты в посольствах и значки с американским флагом, которые можно обменивать на какие-нибудь другие значки. Это деньги на поддержание отношений с приятными и понятными людьми, для которых Путин с его пещерным антиамериканизмом — варвар и гопник.При таком целевом назначении средств, выделяемых «Свободе», увольнение Корна, да и Гессен, — вопрос времени, и времени недолгого. Дело не в посещаемости сайтов, эффективности редакционных процессов, качестве журналистики — все эти понятия нерелевантны для «Свободы» в той же степени, что и для Russia Today. Потому что государственные СМИ — это никогда не СМИ, будь их владельцем хоть США, хоть Россия, хоть Северная Корея. Это инструменты, используемые для чего угодно, кроме информирования публики о том, что ей надо знать. Это средства передачи государственных сообщений, орудия войны или ласки. Вот эти свои главные функции госСМИ должны выполнять неукоснительно. А у «Свободы» как раз по этой части провал. Диссиденты расстроились.
0
Маша упоминается в этом тексте

Репортаж со съездов «Правого дела». Прохоров объявил Суркову войну

Во-первых, продолжится съезд, который начался вчера в Большом зале Академии наук. На этом съезде, по словам лидера «Правого дела» Михаила Прохорова и его сторонников, произошла попытка «рейдерского захвата партии». Первый день, как утверждает команда Прохорова, планировался как технический: обсуждение новой редакции манифеста партии, регистрация делегатов и т. д. Вместо этого съезд был объявлен открытым, председателем мандатной комиссии был утвержден Андрей Богданов, а среди зарегистрированных делегатов оказались 22 человека (сначала говорилось — 21), о которых в партии никто не слышал. При этом несколько представителей региональных отделений партии, приехавших с заполненными протоколами, не были допущены к работе съезда. Активно обсуждалась информация о предстоящей отставке Прохорова с поста лидера партии — первой эту информацию опубликовала «Газета.ру» со ссылкой на источник в Администрации президента. По словам Прохорова, захват съезда и попытка его смещения были срежиссированы Администрацией президента и конкретно замглавы департамента внутренней политики Радием Хабировым. Об этом Прохоров сказал на пресс-конференции, которую он провел в здании концерна ОНЭКСИМ в своем рабочем кабинете. Там же Прохоров заявил, что в отставку не собирается, исключил из партии Андрея Богданова и братьев Рявкиных (бывшие лидеры вошедшей в свое время в состав ПД Гражданской партии). Сергей Рявкин стал вчера на съезде членом мандатной комиссии, а Александр Рявкин — главой счетной комиссии. Исключены они были с формулировкой «за нанесение политического ущерба». Прохоров также уволил главу исполкома партии Андрея Дунаева и назначил на его места выходца из ЛДПР Рифата Шайхутдинова. Исключить из партии Дунаева единоличным решением Прохоров не может, поскольку Дунаев входит в федеральный политсовет ПД.
0

Маша Гессен:  Что мы знаем о Беслане

Как по крайней мере половина России, я услышала о захвате школы в Беслане по радио, в машине, по дороге на работу: я ехала с торжественной линейки в школе, куда мой сын в тот день пошел в первый класс. До этого мы год прожили в Америке, где я занималась повышением своей профессиональной квалификации — тогда, через пару лет после 11 сентября, это означало почти исключительно изучение терроризма: абсолютное большинство моих одногруппников так или иначе пытались проникнуть глубже в эту тему. В частности, я прослушала курс Луизы Ричардсон, подробно разбиравшей огромное количество террористических «кейсов». Поэтому, когда я приехала на работу и мы стали обсуждать, как будем писать о Беслане, я сказала: «Будет штурм. Штурм бывает всегда». И это правда: захват заложников террористами всегда заканчивается штурмом; истории известно одно исключение, и это Буденновск.
0

Маша Гессен:  Что мы знаем о Беслане

Как по крайней мере половина России, я услышала о захвате школы в Беслане по радио, в машине, по дороге на работу: я ехала с торжественной линейки в школе, куда мой сын в тот день пошел в первый класс. До этого мы год прожили в Америке, где я занималась повышением своей профессиональной квалификации — тогда, через пару лет после 11 сентября, это означало почти исключительно изучение терроризма: абсолютное большинство моих одногруппников так или иначе пытались проникнуть глубже в эту тему. В частности, я прослушала курс Луизы Ричардсон, подробно разбиравшую огромное количество террористических «кейсов». Поэтому, когда я приехала на работу и мы стали обсуждать, как будем писать о Беслане, я сказала: «Будет штурм. Штурм бывает всегда». И это правда: захват заложников террористами всегда заканчивается штурмом; истории известно одно исключение, и это Буденновск.
0

Маша Гессен:  Путин и путч

Утром 19 августа 1991 года мэр Ленинграда Анатолий Собчак был в Москве. Председатель Ленсовета Александр Беляев был за городом. Депутаты Ленсовета начали собираться в Мариинском дворце с 7 часов утра, но к 10 часам все еще не было кворума, чтобы объявить заседание открытым. Как раз в это время началось телевизионное выступление начальника Ленинградского военного округа генерала-полковника Виктора Самсонова, объявившего в городе чрезвычайное положение. В конце концов заместитель председателя, бородатый 30-летний биолог Игорь Артемьев, встал, как он позже вспоминал, «на ватных ногах» и объявил открытым заседание президиума. Неформальный лидер ленинградских демократов Марина Салье назвала происходящее «военным переворотом», а на трибуну в это время поднялся контр-адмирал Виктор Храмцов, явившийся на заседание, чтобы представлять ГКЧП. Он еле успел открыть рот, когда рядом с ним появился известный своим темпераментом депутат Виталий Скойбеда и дал Храмцову в морду.
0

Зачем нужны гей-парады

Дело было так. В ночь на 28 июня 1969 года в баре под названием «Стоунволл» в нью-йоркском районе Гринвич-Виллидж случился рейд. Это было обычное явление. Когда вышибала, смотревший на улицу — и на потенциальных посетителей — сквозь глазок в запертой двери, видел приближавшихся полицейских, в обычно затемненном клубе включали верхний свет. Это был знак присутствующим перестать танцевать, обниматься, держаться за руки. В то время в городе Нью-Йорке, как и во многих других городах, действовало множество местных законов, направленных конкретно против гей-баров: запрещались танцы с партнерами своего пола, запрещались публичные проявления нежности между однополыми парами, запрещалось женщинам носить на публике мужскую одежду, а мужчинам — женскую (на себе надо было иметь не менее трех вещей, соответствующих полу). Нарушения грозили штрафами, задержаниями и — самое страшное — публикациями в местных газетах и сообщением о задержании и его причине по месту работы.
0

Спасти Москву от самих себя

Вообще говоря, в городе окончательно наступила весна, я уже несколько недель как открыла велосезон, поэтому моя личная способность радоваться хорошим новостям в принципе восстановлена. Но новости об отсрочке смерти сохранившихся исторических зданий моего города я радоваться не могу — не потому, разумеется, что желаю им смерти, и даже не потому, что подозреваю, что процесс пересмотра выданных разрешений окажется взяткоемкой тягомотиной с предсказуемым концом. А потому, что мне решительно претят обе позиции в этом затянувшемся споре добра со злом. Точнее, так: в этом споре на стороне безусловного зла выступают, при поддержке городской власти, девелоперы, а на стороне безусловного добра — организация «Архнадзор» и сочувствующие. Вторые мне безусловно симпатичнее первых — ко вторым вообще принадлежат практически все мои друзья и знакомые, — но с их позицией мне идентифицироваться не хочется.
0