Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Великая русская мечта

В сегодняшней нашей реальности, где все друг друга ненавидят и все друг другом раздражены, единственную действующую модель гуманизации общества предлагает Сергей Шнуров. Вы же видели его клип «В Питере пить»? Если не видели, то там разные люди (каждый по-своему неприятный) прекращают вдруг свои неприятные занятия, посылают свои обязанности по известному русскому нецензурному адресу и принимаются пить водку, разъезжать по Санкт-Петербургу на автомобиле, высовываясь из окон и размахивая шарфами, танцевать на площади, запускать петарды. И от этого перестают быть неприятными людьми, а становятся симпатичными. Брокер, продавщица, таксист-кавказец, скучная экскурсовод — что надо сделать в России, чтобы симпатизировать этим людям? Ответ простой — надо вообразить себе, что каждый из них каждую минуту своей жизни мечтает послать на … все, чем занимается, откупорить бутылку водки, выпить и чудить.
0

Валерий Панюшкин: Правила люстрации

После новогодних праздников в либеральной среде завелось новое развлечение — делить шкуру неубитого медведя, то есть решать между собой, как должна быть обустроена Россия после Путина. Развлечение это, конечно, совершенно теоретическое. Во-первых, Путин никуда не собирается уходить еще лет сто. А во-вторых, когда Господь все же приберет его, вершить судьбы России очевидно будут не теперешние оппозиционеры вовсе, а самый что ни на есть ближний путинский круг. И реформы, если мы доживем до них, разумеется, будут осуществлять не Каспаров и Навальный, а, например, Медведев и Чайка или Патрушев и Иванов, потому что так всегда было, потому что демонтаж даже сталинского режима осуществляли не оппозиционеры никакие, вернувшиеся вдруг из эмиграции, но самый что ни на есть Хрущев. Серьезная смена элит в России, насколько я понимаю, произошла всего однажды, в 1917 году, и то каким-то катастрофическим чудом. Вероятность второй смены элит исчезающе мала.
0