Все записи
18:02  /  26.04.20

15943просмотра

Вы бы хотели быть бессмертным?

+T -
Поделиться:

В свое время на Снобе тема продления жизни, бессмертия и особенно активной старости была очень популярна. Много писали о всяких старушках, занимающихся художественной гимнастикой и прочими подобными вещами, и почему-то вроде бы был среди дискутирующих достигнут консенсус, что это лучше, чем растить огурцы на даче и играть с внуками. Я тогда в этих дискуссиях практически не участвовала, так как, пожалуй что, своего оформленного мнения не имела, а просто поддакнуть что-то мешало.

Но однажды по случаю написала рассказ на тему бессмертия. Вот он, ниже. Видимо, это и есть мое мнение.

Если вдруг кто прочтет и захочет на эту тему высказаться, пишите. Положу в комменты.

ТЕПЛЫЙ МИР.

                                   «О, если бы ты был холоден, или горяч!»

                                                                        Откр. 3:15  

                                                     

Глаза.

Джессика Варканаве собирала глаза.

Ей казалось, что в них есть разгадка, ответ на мучивший ее вопрос.

Иногда она забывала сам этот вопрос и тогда злилась или плакала. Потом вспоминала и отдавалась своему увлечению с новой силой.

Этот портрет был, наверное, ее лучшей находкой… Достаточно взглянуть на него и воспоминания возвращаются. Во всяком случае некоторые…

Джессика вообще многое забывала. После последней омолаживающей комы она забыла своих родителей. Это до сих пор очень ее печалило. Джессика понимала, что родители у нее были и наверняка когда-то занимали огромное место в ее жизни. Ей казалось, что она даже сейчас может нащупать внутри себя это место – теперь остывшее и опустевшее, похожее на просторную комнату с выключенным светом и покрытой грязно-белыми чехлами мебелью. Если она пыталась все-таки вспомнить, что-то неопределенно яркое вертелось на краю сознания, но его никак не удавалось ухватить – солнечный свет, громкий смех, закатанные рукава рубашки, смуглые сильные руки, поросшие жесткими волосками… Может быть, это были руки ее отца? Или руки Жермена?

Больше всего на свете Джессика боялась забыть Жермена. Жермен Варканаве был ее мужем. Они прожили вместе всю жизнь. Сейчас она думала, что они всегда любили друг друга и никогда не ссорились.

Соседка Лейла говорила Джессике:

- Самое комфортное семейное положение для женщины -  вдова. У тебя уже все было, и это респектабельно. Нет нужды ни к чему стремиться, делаешь только то, что тебе действительно нравится. Плюс можешь придумать себе какую угодно семейную жизнь и искренне считать, что именно ее ты и прожила.

Сама Лейла так и делала. Ее вдовья жизнь была респектабельной и разнообразной одновременно. Джессика искала в себе зависть, но не находила ее.

Она помнила (или думала, что помнит), что они с Жерменом действительно были счастливы.

Когда ученые изобрели бессмертие, Жермен от него отказался.

- Прости, Джесс, - сказал он. -  Но это не для меня. Вечная жизнь? Здесь есть что-то неправильное, противное всей природе. Я буду глупо себя чувствовать, а это – ты же понимаешь! – для мужчины невыносимо.

- А я? – плакала Джессика. Ей очень хотелось снова стать молодой, красивой и бессмертной.

- Ты – это совершенно другое дело, дорогая, - говорил Жермен, целуя ее и языком слизывая ее слезы. – Ты – женщина. Тебе это нужно. Я всегда знал: вы, женщины, вообще с другой планеты.

Они были вместе до конца. Жермен попросил развеять его прах над водами озера Виннипег. Теперь Джессика жалеет, что у него нет могилы, на которую она могла бы ездить. Почему-то ей кажется, что с могилой ей было бы легче помнить Жермена.

Сейчас она думает, что все дело в страховках. Жермен отдал ей свою и их двух страховок как раз хватило, чтобы все оплатить. Он пожертвовал своим бессмертием ради нее.

И вот она живет. И другие бессмертные тоже.

Так продолжается… сколько? Джессика не знает. В ее голове часто клубится звенящий и слабо светящийся туман. Как будто поет растворенный в пространстве жемчуг. В это время ей иногда кажется, что Жермен не умер, просто ушел куда-то. И тогда она идет его искать. Ее приводят обратно и немного лечат, или она сама вспоминает о реальности и, вспомнив, долго, тихо и безутешно плачет.

Когда Джессика смотрит на себя в зеркало, она видит молодую и привлекательную женщину. Чем-то похожую на женщину с того портрета. Только вот глаза… Что не так с глазами? Что не так с глазами у них у всех?

Теперь, наверное, уже все бессмертные. Людей мало, и они не портят природу. Им нужно немного ресурсов и немного машин. Поэтому все живут красиво и спокойно. Иногда кто-то решает умереть. Тогда откуда-то берутся дети, они вырастают и тоже становятся бессмертными.

Дети? Джессика уверена, что у них с Жерменом они были. Теперь она их забыла, но вот это ее почему-то не расстраивает. Может быть, так происходит потому, что в ее нынешнем мире нет детей. Бессмертие не подразумевает деторождения. То есть, где-то, конечно, дети есть, но где и как оно все устроено… Джессику это мало волнует.

Иногда  Джессику навещает Юнона, которая называет себя ее внучкой. Джессика ничего не помнит об их изначальных родственных связях, но соглашается, что так оно все и есть – приятно иметь одного родственника, респектабельно, как сказала бы Лейла. Юнона дизайнер, Джессика всегда поит ее английским чаем с фруктовым кексом, который сама печет к ее приходу, спрашивает  профессиональных советов Юноны, горячо за них благодарит и никогда их не исполняет. У них с Юноной хорошие отношения.

Когда она куда-то уезжала, Жермен всегда встречал ее после возвращения. Она сразу видела его в любой вокзальной толпе, а он видел ее. Они смотрели друг на друга и шли навстречу нарочито медленно, продлевая мгновения счастья и ожидания.

А потом они с Жерменом оказались в двух разных вечностях. Каждый в своей. Без надежды на встречу.

Еще с вечера жемчужный туман клубился перед глазами.

Джессика долго смотрела на свою коллекцию, и на тот портрет молодой женщины, который завораживал ее больше всех. По всем данным получалось, что эта женщина – ее прямой предок. Как удивительно…

Однако, глаза.

Глаза на всех этих портретах, и те, которые она видит в зеркале, и вокруг себя… в чем их отличие? На мгновение ей показалось, что она ухватила разгадку, но потом это ощущение, как всегда, бесплодно минуло и Джессика заснула в кресле перед экраном.

Утром туман не исчез.

Джессика пытается сосредоточиться на «здесь и сейчас». Так ее учил врач. Смотрит в окно.

Мимо  ее дома  по улице проходит Каэтана Альба. Она, как всегда, в мантилье с высоким гребнем, в длинном черном платье и босая. У Каэтаны огромные черные  глаза и крест в руках. Она поднимает его к небу и громко призывает всех покаяться. Каэтана полагает, что люди со своим бессмертием забыли Бога, и тогда он тоже их забыл и отвернулся. И вот теперь человечество живет обезбоженным, то есть как бы и не живет вовсе, а находится в каком-то промежуточном теплохладном лимбе, и нужно вернуться к естественному порядку вещей, то есть к смерти и Богу, и тогда все опять наладится.

Каэтана очень красивая и страстная. В основном ее не любят и даже побаиваются, но тем не менее в поселках регулярно находится кто-нибудь, кто на нее западает и зовет к себе - вместе помолиться о спасении. Она всегда откликается и идет молиться и спасать. Говорят, что секс с Каэтаной Альбой – это нечто.

Джессика и раньше иногда разговаривала с Каэтаной. Не про спасение, конечно, а про всякое другое. Альба никогда не врет и не выкручивается. Именно от нее Джессика узнала, что все забывают. И еще, что почти все бессмертные спят в позе эмбриона – перекрутив лодыжки и обхватив себя руками. Кроме как от Каэтаны, которая регулярно ночевала в чужих домах, Джессике просто неоткуда было это узнать, потому что она жила одна, а в сексе давно предпочитала вдумчивое и неторопливое самоудовлетворение.

Может быть, правильно поговорить с Каэтаной Альбой сейчас?

- Да-да, дорогая, именно вы должны меня понять. Мы с вами особые люди по самому своему происхождению, - говорит Каэтана. – И поэтому на нас лежит особая ответственность, ответственность знатных людей, вождей. Мы должны вести за собой остальных, вы это понимаете?

Джессика не понимает, но кивает согласно, потому что спорить с Каэтаной Альбой - бессмысленное занятие.

«Может быть, Каэтана права, и на самом деле мы все уже умерли и находимся на «том свете»? - думает Джессика. – Такая разновидность ада, в котором все постепенно и мучительно теряется и забывается…»

Была ли она сама когда-нибудь религиозной? Трудно вспомнить наверняка, но есть одно воспоминание – тусклое старое золото, разноцветная карусель витражного света, глубокая, до костей, музыка органа, она сама стоит  в перекрестье пыльных солнечных лучей… Они с Жерменом венчались? Вот бы узнать. Наверное, это даже возможно, но столько усилий…

К тому же из того, что она вообще помнит о религии, делается совершенно очевидным, что бессмертным людям Бог действительно больше не нужен.

Каэтана уходит своей гордой, аристократической походкой, словно растворяется в стремительно сгущающемся тумане.

- Да ведь это же все просто причудливый сон! - вдруг догадывается Джессика и по-детски радуется своему открытию. – Надо прямо сейчас пойти и рассказать Жермену о том, какой удивительный, парадоксальный мир мне приснился!

                                         ***

 

Звезды переливчато мерцают, как кристаллы-украшения на маленьком черном платье, волны тихо шелестят, накатываясь на берег, и красноватая луна.

Картинка возникает внезапно, как на экране.

«У меня было такое платье! – вспоминает Джессика. – Я шла в нем вверх по лестнице под руку с Жерменом и чувствовала улыбку на своем лице. Улыбка немного щекоталась.»

- Никаких снов, и, увы, никакого Жермена, - говорит она вслух. – Целый день я где-то бродила. - И тут же понимает, что не одна. – Меня нашли?

Но чужое присутствие ощущается не так, как в прошлые разы, когда вежливый робот отыскивал потерявшуюся во времени и пространстве женщину и препровождал ее, в зависимости от состояния, домой или в клинику.

- Кто там? – немного испугано спросила Джессика темноту кустов.

- Это я, Роза, - ответили кусты. – А вы меня не выдадите?

Что-то обрушилось изнутри обжигающим водопадом. За полсекунды Джессика проанализировала только что произошедшее с ней и поняла: невероятно давно она не испытывала никаких настоящих чувств и попросту отвыкла от них.  И вот это опять случилось.

Привычная теплохладность нарушилась внезапно и без предупреждения. 

- Вылезай. Обещаю: я не выдам тебя ни при каких обстоятельствах.

История Розы, рассказанная ночью на берегу лесного озера, была короткой и странной. По окончании ее Джессика опять проанализировала свои чувства и желания и поняла: больше всего ей хочется вернуться домой и выбросить все это из головы. Счесть частью очередного случившегося с ней эпизода помутнения сознания. И немедленно забыть также, как она уже забыла миллион всяких других вещей. Скорее всего, так она и поступит. Она обещала Розе никому ничего не рассказывать о ней и, конечно, сдержит свое слово. Но ей самой все это совершенно не нужно.

Роза наверное что-то поняла, потому что больше ничего не говорила,  не спрашивала и не просила.

Две женщины, в темноте выглядящие ровесницами, сидели на старом поваленном дереве, смотрели перед собой  и, тяготясь друг другом, ждали утра.

Пролетел предрассветный ветерок. Выполз из леса на воду, облизнулся и спрятался обратно вкрадчивый туманный язык. Черно-бархатное, искристое небо спустилось, стало сначала сероватым, потом серо-желтым, похожим на назревший гнойник. Тяжело и влажно пролетела какая-то большая птица. Потом низко над горизонтом появилось узкое воспаленное облачко, подсвеченное еще невидимым солнцем, темно-розовым и золотым – словно небо где-то поцарапалось.

В мутном утреннем свете Джессика, прежде чем встать, уйти и забыть, обернулась и в первый и последний раз окинула взглядом  свою ночную собеседницу. Луч восходящего солнца озарил лицо девушки. Она широко раскрыла глаза и неуверенно улыбнулась. Вот оно! – мысленно ахнула Джессика.

Глаза Розы оказались точно такими, как на старых портретах в ее коллекции. И увидев их, Джессика мгновенно постигла простую истину, которая прежде от нее ускользала. Это было так незамысловато, что ей стало смешно и досадно. И одновременно – это все изменило.

Мысленно Джессика снова прокрутила в голове и по возможности систематизировала сбивчивый рассказ девушки – теперь это становилось важным.

Розе недавно исполнилось 20 лет. Она росла вместе с шестью другими девочками, приблизительно ровесницами. До десяти лет с ними жили и обучались еще двенадцать мальчиков, потом их разделили и воспитывали отдельно, и мальчики и девочки друг с другом уже не виделись и не сообщались.

В основном детей обучали и заботились о них роботы. Но иногда появлялись и взрослые люди. На протяжении лет они менялись, но все были неизменно спокойны и доброжелательны. Если кто-то из детей заболевал (это случалось редко) или становился излишне беспокойным или агрессивным (это случалось), их забирали в клинику, лечили и потом возвращали назад. О мире вокруг Роза  и ее однокашницы знали не так уж много, но им казалось - достаточно. Птицы, звери и растения стареют и умирают. Люди, в отличие от животных, вечно молоды и практически бессмертны. Это не их врожденное качество, это – достижение науки. Когда-то люди умирали также, как птички, трава и пауки. И всегда мечтали о бессмертии, и стремились его достичь. Они упорно работали и однажды их мечта сбылась. И тогда все изменилось. Бессмертные люди не стареют и не рожают детей. Дети теперь появляются путем искусственного оплодотворения наиболее подходящих яйцеклеток качественными сперматозоидами и вызревают до условного «рождения» в специальных сложных устройствах. Детей нынешнему человечеству нужно совсем мало, так как люди больше почти не умирают и совсем не хотят, чтобы их общее число бесконтрольно увеличивалось. Те дети, которых все-таки выращивают,  занимают места  бессмертных,  погибших от несчастных случаев или тех, которые сами почему-то захотели умереть. Мальчиков всегда приходится выращивать больше, потому что женщины осторожнее и им реже надоедает вечная жизнь. После «рождения» дети вовсе не бессмертны и вообще совершенно такие же, как отпрыски их далеких предков. Полноценными людьми, частью современного человечества их считать трудно, да никто в общем-то и не считает. Только в 23 года уже полностью выросший и сформировавшийся человек может пройти сложную медицинскую процедуру, в процессе которой закладывается основа его будущего бессмертия. Накануне этого у юношей и девушек берут и подвергают криоконсервации половые клетки, чтобы можно было выращивать следующих детей, когда и если они понадобятся.

Дети неполноценны и потому ограничены в правах и свободе передвижения. Бессмертные настоящие люди абсолютно свободны и могут вечно заниматься всем, что им понравится. В их распоряжении целая планета, которая после изобретения бессмертия очень похорошела. Кроме порядкового сокращения численности населения на облик планеты очень повлияло изобретение синтетической говядины из культуры клеток, использование в пищевой промышленности быстро размножающихся одноклеточных водорослей и печатание стандартных 3Д домов из переработанных пластиковых отходов.

Все Розины однокашницы с нетерпением ждали момента, когда их наконец сделают настоящими бессмертными людьми. После наступления подростковости им стало казаться, что ждать очень долго. Все они знали, чем займутся вначале и учились по соответствовавшей их интересам программе. Всех очень интересовал секс и они много экспериментировали. Двое самых отважных несколько раз сбегали «в мир», добирались до ближайшего поселка бессмертных и по возвращении рассказывали много интересного.

Когда их побеги в конце концов были раскрыты, приехал куратор и произошел серьезный разговор со всей группой.

Куратор сказал девушкам следующее:

- Вы должны понимать: быть частью бессмертного человечества – не только удача и высокая честь, но и большая ответственность, которая не всем по плечу. Отбор достойных ведется именно сейчас. Нашему региону по плану замещения на самом деле нужно всего пять девушек и десять юношей вашей возрастной группы. Вас, как вы видите, несколько больше.

- Зачем же тогда нас сделали больше? – спросила одна из девушек.

- На всякий случай, - ответил куратор. – Пока человек не обрел бессмертие, его иногда тянет на всякие фатальные глупости. Или кто-то начинает вести себя не как бессмертный в будущем человек, а как смертное лишенное разума животное. Мы должны иметь некий резерв. Дальше думайте и взвешивайте сами.

Девушки подумали. Все вылазки тут же прекратились.

Роза была самой тихой в группе. Никогда не спорила и всем уступала. Другие девушки ее слегка за это презирали и не обращали на нее особого внимания. Только поэтому никто не знал, что она уже много лет, используя роботов снабжения (они, разумеется, обслуживали и мальчиковую, и девичью группу), переписывается со своим детским приятелем Антуаном. Дети договорились и все придумали еще тогда, когда им не исполнилось десять лет (их заранее предупредили о разлуке и сообщили, что в следующий раз они встретятся уже полноценными бессмертными людьми). Антуан тоже был самым тихим в своей группе, и наличествовала своя закономерность в том, что они подружились. А вот удвоенной смышлености и наблюдательности Антуану и Розе было не занимать. Не удивительно, что их канал работал много лет. Постепенно их дружеская переписка самым естественным образом переросла в любовную. Они почти забыли детский облик друг друга и потому не особо стеснялись в изъявлении чувств, рассматривая все это практически как чистую фантазию.

Но беседа о «большой ответственности» и «отборе достойных» состоялась в свой черед и в мужской группе. Антуан не на шутку испугался и сообщил подруге, что по всей видимости им следует перестать рисковать и надо прекратить переписку. «Ждать осталось уже недолго, встретимся бессмертными». Роза как всегда согласилась, но удивляясь собственной храбрости, предложила напоследок один раз все-таки встретиться живьем, и уж потом совсем не переписываться и жить воспоминаниями. Как это обустроить технически, они оба знали от своих более решительных товарищей. Вся задача была в том, чтобы сбежать одновременно. «Мы не пойдем в поселок, а значит, нам ничего не угрожает,» - писала Роза. Ее письмо было нежным,  лирическим, печальным, насквозь проникнутым тонким и терпким эротизмом девятнадцати лет. Антуан, конечно, не смог устоять.

Они встретились, трепеща, заново узнали друг друга, провели вместе удивительную ночь и расстались навсегда или до встречи в ином качестве.

А спустя четыре месяца Роза собрала достаточно информации, чтобы понять, что именно с ней происходит.

Еще почти месяц она обдумывала сложившуюся ситуацию. Для нее было очевидно – как только о ее положении узнают взрослые бессмертные люди, ее заберут в клинику, из которой не выйдет живой ни она, ни уж тем более ее ребенок. «Фатальная глупость смертного животного», - как сказал бы куратор.

Роза написала Антуану и предложила бежать вместе. Он не ответил на три ее письма, и она до сих пор не знает – то ли он их не получил, то ли просто испугался. Ее Антуан был хорошим и ласковым юношей, но он не был героем, здесь она не заблуждалась ни минуты. Она тоже не была героиней, но обстоятельства просто-таки вынуждали ее что-то предпринять.

Все взвесив, Роза доверилась девушке, которую все считали лидером группы. Девушка сказала: «Я прямо умерла!» (выражение высшего эмоционального потрясения в мире бессмертных – прим.авт.) - села на пол и долго снизу вверх смотрела на стоящую Розу. Потом она все обдумала и тайком от всех остальных помогла Розе сбежать с некоторым запасом вещей и некоторым, весьма приблизительным планом дальнейших действий.

С тех пор прошло полтора месяца.

Все это время Роза живет в лесу между двумя поселками, в старой полуразрушенной хижине на болотистом берегу озера. Вероятно, когда-то она была построена охотниками или рыболовами, но бессмертные давно отказались от охоты и рыбалки, как от бессмысленного отбирания чужой жизни. У нее есть личный идентификатор, но она, конечно, не может им пользоваться, и девушка-лидер помогла ей его заблокировать. Поэтому еду она ворует, что несложно, но разумеется опасно в смысле разоблачения.

Днем Роза из соображений безопасности в основном спит, активна в сумерках и по ночам.

В поселке, где живет Джессика, она регулярно делает аккуратные набеги на окраинный огород.

- Мне очень стыдно перед той женщиной, я ее видела, она там столько трудится... – сказала Роза. – Но я просто не могу удержаться, мне так хочется, и оно все такое вкусное…

- Я знаю, это Ганна Вачовски, - сказала Джессика. – Она все это выращивает для своего удовольствия.

Джессика иногда покупала у Ганны овощи и зелень. Они пахли остро и пряно, и именно запахи чаще всего вели за собой, оживляли прошлое. Придя домой, она резала свежую зелень на доске и пыталась ухватить хвостики старых воспоминаний. Иногда удавалось на мгновение вернуться в детство – лето, теплые доски под босыми ногами, миска с ромашками по ободку, кружащаяся оса, чья-то рука замешивает сметану в салат, передник с тесьмой, отставленная чашка с малиной на десерт, лицо… лицо ускользает… Часто, если вспомнить ничего не удавалось, Джессика оставляла и потом выбрасывала уже готовое блюдо с нарезанными овощами…

- Да, Ганна говорила, что какой-то непонятный зверь приходит на ее огород, но берет немного, ничего не портит, и ей в общем-то не жалко… Наверное, решила она, зверь приходит из леса.

Больше и неоткуда – так все думали. В поселке вместе с людьми жили бесчисленные мыши, певчие птицы и насекомые, но не было никаких крупных домашних животных. Люди хорошо относились к кошкам, собакам, козам и прочим, но больше не держали их возле себя. Ведь животные и птицы оставались смертными, и бессмертным людям было тягостно смотреть на их неизбежное и стремительное по меркам бессмертных угасание.

- Получается, что ребенок родится осенью, - сказала Джессика.

Роза кивнула и обхватила ладонями живот.

- А что же дальше?

- Я не знаю.

- Мы что-нибудь придумаем.

«Что ты придумаешь? Что тут вообще можно придумать, когда мир таков, каким он стал?!» – ужаснулась Джессика внутри себя, но усилием воли заглушила панические голоса. Жемчужный туман окончательно рассеялся, мозг работал на удивление четко.

- Спасибо вам, - сказала Роза.

В ее тихой улыбке светилась надежда. Обжигающий внутренний водопад разнообразных чувств омывал душу Джессики как душ, который забыли выключить. Ноги подрагивали. Сердце билось ощутимо. Кончики пальцев покалывало. – «Неужели мы раньше все и всегда так жили? – потрясенно подумала Джессика. – Такими… такими живыми?!»

                                               ***

Джессика навещала Розу строго через день – ей нравилась упорядоченность. Приносила еду и другие вещи. Чувствовала себя старшей, опытной, умной, а не одинаковой со всеми – это оказалось волнительным и приятным.

Растущим Розиным животом Джессика сначала чуть-чуть брезговала и даже отказывалась потрогать его и почувствовать как пихается малыш, а потом в какой-то момент что-то изменилось скачком – все касающееся уже не Розы, а будущего ребенка вдруг сделалось невероятно трогательным и важным.

- Прямо вот как-то подсела я на твои витамины, - говорила Джессика Ганне, охапками покупая огородную зелень.

- Да я ж тому только рада! – отвечала круглощекая Ганна и тут же сетовала. – Зверик-то мой огородный не приходит больше. Тревожно мне  за него что-то…

- А чего ж ты тревожишься-то?

- Жив ли? Здоров? Ему ж сейчас надо как следует кушать, жирка на зиму подкопить…

 

Роза была неразговорчивой, но очень любила слушать.

- А кем вы были раньше, что делали до того, как появилось бессмертие? – спрашивала она.

Джессика старалась вспомнить и рассказать. Получалось не очень хорошо, но, к ее удивлению, с появлением в ее жизни Розы воспоминания перестали пропадать и некоторые как будто даже стали возвращаться (или ей это только казалось?). А вот жемчужный туман перестал приходить совсем – это она знала наверняка.

- Возможно, я была продавщицей-консультантом и продавала парфюмерию в большом универмаге, - рассказывала Джессика. – Я помню сложные запахи, которые не могу сейчас описать, но могу сказать, что они были похожи на лестницу из многих разноцветных ступенек. Потом много-много ярко одетых людей, шум, огромные окна, бесшумные прозрачные лифты и сверкающие люстры, все улыбаются, спорят, что-то рассматривают, говорят на разных языках, я тоже улыбаюсь, что-то им показываю, предлагаю и потом обязательно говорю: спасибо, возвращайтесь к нам еще!

- Как интересно! Я никогда не видела так много людей!.. А как это – быть бессмертной? – продолжала расспрашивать девушка. – Как это ощущается? Ведь мне, скорее всего, не доведется этого испытать…

Джессика пыталась рассказать и об этом.

Об исчезновении воспоминаний.

- С этим я, наверное, могла бы смириться, - объясняла она то ли Розе, то ли самой себе.  – Однажды я все-таки поговорила с врачом, и он объяснил мне: возможности мозга не безграничны, повседневное функционирование организма тоже требует немалых ресурсов, для того, чтобы жить практически бесконечно, нужно избавляться не только от отмерших клеток и тканей, но и от неактуальной уже информации из прошлого. Иначе мы не сможем воспринимать, фиксировать и обрабатывать информацию здесь и сейчас. Он смотрел с сочувствием, и мне казалось, что я поняла его слова.  - «А как же вы помните?» – спросила я. - «Так я же это все время повторяю пациентам, изо дня в день, у меня просто нет возможности забыть, что мы все забываем,» - улыбнулся он. И его улыбка показалась мне печальной…

Но, видишь ли, воспоминаниями дело не ограничивается.  Исчезли, или почти исчезли ощущения и даже желания.

Я что-то все же помню. Вот качели – доска на цепях, и я раскачиваюсь на них все сильнее и сильнее и лечу лицом прямо в розовые, лиловые, голубые заросли бугенвиллеи, они как цветной взрыв перед моими глазами.

Или я бегу с горки, раскинув руки, и громко кричу от восторга.

Или – я грызу хрящики, чувствую во рту вкусный хруст, едва ли не рычу от наслаждения и одновременно - вижу себя как бы со стороны – белые зубки, розовые губы и черные кудряшки свешиваются на щеку.

Мое тело и сейчас все это может – качаться на качелях, бежать с горы, грызть – но мне почему-то совершенно не хочется. А если я все-таки себя заставлю, то не испытаю ровным счетом ничего…

Или вот воспоминание о гОре. Я не помню, что именно тогда со мной случилось – кто-то не пришел на свидание? Не позвонил? Обманул? – запомнилось место и само чувство. Я стою на перекрестке, все вокруг звенит и сверкает, проносятся лоснящиеся под солнцем машины, мимо, не обращая на меня никакого внимания, бегут люди, и я думаю, что вот – они-то все счастливы и благополучны, а я несчастна и прямо сейчас умру от этого горя, которое буквально разрывает меня изнутри.

Вот это все исчезло, и когда я это осознала и сумела сформулировать, то поняла, что с этим  смириться намного, намного труднее, чем с растворением воспоминаний…

Но больше всего они говорили о любви. Роза жадно выслушивала и как будто глотала даже крошечные обрывки истории Джессики и Жермена. А Джессика, рассказывая и собирая их для такого слушателя, как будто проживала все заново и радовалась тому, что разрозненные воспоминания в процессе ее повествования  обретают целостность законченной истории.

- Если бы Жермен был с вами сейчас, все было бы по-другому, да? – спросила Роза однажды.

- Не знаю, - ответила Джессика и чего-то испугалась.

 

Как-то поздним вечером Джессика привела Розу к себе в гости и показала ей свою коллекцию.

- О, как же вы на нее похожи! – воскликнула Роза, сразу выделив значимый для Джессики портрет.

Джессика испытала благодарность.

- Эта картина из России. Портрет Нарышкиной. У меня были русские корни, я об этом знала еще в детстве. Но саму картину нашла много позже. И по всему, что я постепенно узнала, получается, что она, эта женщина – мой прямой предок.

- Наверняка так оно и есть! Джессика, я просто уверена! – горячо поддакнула Роза и погладила свой живот. – Когда смотришь на вас и на нее – невозможно сомневаться.

- Но вот глаза… ты видишь разницу?

- Как будто нет… хотя… может быть…

- Я давно поняла: у нас упругие тела и гладкие лица, но мы даже внешне чем-то отличаемся от тех людей, которые окружали меня, когда я еще не была бессмертной. Но чем? Я долго не могла ухватить, а потом этот портрет и зеркало подсказали мне: и у меня, и у всех бессмертных что-то не так с глазами. Но что? Я стала искать разгадку на старых портретах, видишь, сколько их у меня собрано…

- И вы нашли? На одном из портретов?

- Разгадку подсказала мне ты, и она оказалась такой простой, что мне даже стало неловко за свою глупость.

- Но как я могла?..

-  Я собирала портреты молодых людей – вот в чем дело. А потом увидела тебя – первого небессмертного человека за много-много лет, и у тебя были такие же глаза, как у этих людей на портретах. И я все поняла. У нас у всех старые глаза на молодых лицах. И именно в наших глазах отражается то самое оскудение чувств и постепенное исчезновение воспоминаний, о которых я тебе говорила.

- Как это грустно… - откликнулась Роза.

Джессика вдруг отчего-то разозлилась.

- Вот не уверена, что это называется именно так, - сказала она. – Однако пойдем,  нам пора идти, я провожу тебя до озера.

                                      ***

Время родов приближалось. Роза чувствовала себя неплохо, только много спала. Женщины уже собрали и сложили все потребное. Лейла когда-то работала медсестрой, и Джессика отправилась к ней – в сложившейся ситуации никакие сведения, как ей казалось, не будут лишними.

У Лейлы жили две женщины-блондинки, и у них был менаж де труа.

Когда Джессика описала Лейле круг своих нынешних интересов, Лейла женщин отослала.

- Я не спрашиваю, зачем тебе это нужно, - сказала Лейла. – Но вспомнить будет занимательно для меня.

- Слишком интересоваться причиной было бы не респектабельно? – усмехнулась Джессика.

- Именно так, - согласилась Лейла и принялась вспоминать все подряд. Джессика внимала и записывала.

                                              ***

- Как ты думаешь, тебя уже перестали искать? – спросила Джессика у Розы. Она думала о том, сможет ли на зиму поселить девушку с ребенком у себя.

- Нет, конечно. Они и сейчас ищут, - спокойно ответила Роза. – И будут искать до тех пор, пока не убьют. Я же для них не человек. Я животное, совершившее фатальную глупость. Если бы Зоя не заблокировала идентификатор, меня бы давно не было в живых.

- Современные люди избегают даже убийства животных, - напомнила Джессика. – И вот я как-то плохо себе представляю – кто-то из людей убивает беременную девушку…

- Конечно, это будет не человек, - возразила Роза. – Антуан рассказывал мне – вы же понимаете, мальчишки всегда больше интересуются оружием. Люди не убивают. Это просто роботы, и у них задание. Один из них найдет меня, убьет, избавится от тела, потом принесет идентификатор своим людям-хозяевам. А пока я жива, задача не выполнена, и стало быть, остается. Роботы не устают, они будут искать меня всегда.

- А если извлечь и подбросить им идентификатор?

- Ну, тогда они поймут, что я просто от него избавилась и будут продолжать искать.

Джессика задумчиво кивнула. Никаких страшных людей или орудий. Просто задание. Практически любой обслуживающий поселки робот  при необходимости может предотвратить опасность для бессмертных и убить, допустим, взбесившееся или просто ставшее опасным животное – волка, лису, медведя или тигра. И Роза и уж тем более ее малыш еще людьми не считаются. Никаких противоречий.

- Мне кажется, нужно удалить твой идентификатор.

- Зачем? – удивилась Роза. – Он же неактивен.

- Ты отдашь его мне, а я спрячу в поселке. Так будет надежнее. Кто знает, как повлияют на него роды – все-таки это очень сильное воздействие…

То, что говорила Джессика про роды, было полной ерундой. Но Роза-то об этом не знала… Сведений, полученных от Лейлы, для извлечения идентификатора должно было хватить с избытком. Джессика помнила: всегда, даже в ее реальной молодости, она считалась решительной. Многие ее подруги бесконечно искали себя, страдали от депрессий и апатий. Тогда это считалось модным: ах, и вот тут на меня как накатило… всю осень я лечилась от депрессии… мой психотерапевт советовал мне побольше секса и отдых на море… У Джессики никаких депрессий не бывало. Жермен говорил ей: «Джесс, в тебе столько жизни!» - и в его молодых глазах было столько любви и восхищения…

- Хорошо, Джессика, если ты считаешь, что так будет лучше…

- Да, я так считаю!

Джессике нравилось, когда ее слушались.

Вот наверняка у меня был ребенок! – думала она. – И скорее всего даже не один, а несколько.

Про жемчужный туман она просто забыла. Почти каждый день радовал ее новым чувством или воспоминанием. Она даже не знала, что ей нравилось больше – умиляться крошечным пинеточкам, которые они с Розой сшили из трикотажной Джессикиной кофты, или бессильно злиться на стремительно нарастающую Розину тупость… И умиление и злость были забыто-восхитительными.

Схватки начались в середине дня. Роза ходила, разговаривала и кажется не особо боялась или мучилась. Джессика была с ней и волновалась  сильнее роженицы. Ребенок родился почти точно в полночь. Это был мальчик – довольно большой, грязный и голодный. С двумя последними пунктами женщины совместно и удовлетворительно справились. Мальчик стал чистым и сытым и сразу заснул. Роза  захотела назвать его Жерменом, и Джессика даже немного поплакала по этому поводу.

Стояла довольно теплая осень. Туман над озером развеивался только к полудню. Журавли, живущие на болоте, собрались на пригорке и улетели на юг кривым клином. Джессика покупала у Ганны картошку, и жарила ее с розовыми болотными сыроежками. Роза могла уплести за раз целую сковородку. Жермен рос не по дням, а по часам и уже научился держать голову и слюняво улыбаться матери и Джессике. Березы роняли в разноцветный мох золотые монетки листьев. Однажды Роза сказала:

- Я прямо чувствую, как сжимается кольцо. Уже совсем скоро они меня найдут. Но, Джессика, я хочу, чтобы вы знали: я ни о чем не жалею. И о бессмертии тоже. Оно мне, как и вашему мужу, ни к чему. И я вам очень, очень благодарна. Всегда, до самой последней минуты…

Глаза Розы были молодыми и мудрыми одновременно.

Сама Джессика ничего такого не чувствовала, но понимала, что молодая мать права. Плюс осень и подступающая все ближе зима. Надо было что-то решать.

Для реализации Джессикиного плана нужен был кто-то третий. Джессика долго колебалась между неболтливыми Лейлой и Каэтаной Альбой и в конце концов выбрала последнюю.

Каэтана, как  Джессика и ожидала, пошла с ней, ничего не спрашивая.

Роза стояла с Жерменом на руках, в дверном проеме, как в старой раме.

Альба рухнула на колени в болотную грязь, простерла руки и возопила:

- Мария!!

- Меня вообще-то Роза зовут, - сказала Роза. – А его – Жерменом. Приятно познакомиться.

Джессика подняла Каэтану, помахала ладонью у нее перед лицом, усадила на пенек, поправила сбившиеся гребень и мантилью, и коротко объяснила, что тут к чему.

- Не надо ничего объяснять, - решительно сказала Каэтана, все внимательно выслушав. – Ты – потомок русских аристократов. Я – потомок испанских. Мы вместе будем служить Матери и Младенцу. Так решил Бог.

Каэтана жила в поселке, но на отшибе. Ее дом стоял в речной влажной низине. Ее никто никогда не навещал. Она забрала Розу с Жерменом к себе. В ее темноватой гостиной господствовало огромное деревянное распятие. Между пальцами ног у Христа росла плесень. Жермен полюбил играть с матильей и гребнем, и легко засыпал под латинские молитвенные песнопения.

К Джессике пришла Лейла.

- Если ты сочла возможным довериться  этой сумасшедшей фанатичке, то уж мне не знать, что вообще происходит – явно не комильфо…

 

- Я абсолютно точно уверена, что помню – у меня никогда не было детей, - сказала Лейла после посещения дома Альбы. – Но все-таки во всем этом  есть что-то… интригующее… Дорогая, у тебя есть платок? Передай мне, мне кажется, этот идол Каэтаны меня немного заплевал…

Лейла, Джессика и Каэтана (и еще многие из их поселка) выросли в обычных семьях. Они пусть смутно, но помнили мир до изобретения бессмертия. Ганна «родилась» много позже и до обретения бессмертия воспитывалась также, как Роза.

- Ганна Вачовски, настало время познакомиться с теми, кто летом воровал твои овощи, - сказала Лейла.

Ганна всегда чувствовала, что в ее мире  не хватает вещественности, отсюда и ее огород. Познакомившись со своими «звериками» воочию, она пришла в неуемный восторг, и все норовила их обоих потрогать и потискать. Жермен охотно играл с поздней редиской и рассматривал разноцветные декоративные тыквы, но саму Ганну немного сторонился. А вот Роза позволяла себя обнимать, гладить, выказывала явное удовольствие и хоть и робко, но пыталась ласкаться в ответ.

- Теперь я вижу, что поселок справится, - сказала Джессика Лейле. – У нас будет только одна попытка, поэтому надо продумать все досконально.

- Поняла тебя. Это традиционно для твоих предполагаемых предков. Совершить подвиг и оставить всех расхлебывать последствия. Но все-таки спрошу: что ты видишь в дальней перспективе этой ситуации?

- Они, кто бы «они» не были, боятся и имеют алгоритм для регулирования ситуации. Значит, Роза не абсолютное исключение, и где-то еще есть не бессмертные, а обычные люди. Сейчас мы о них ничего не знаем, но ты постепенно соберешь информацию. Туда и должны в конце концов попасть Роза с Жерменом…

- Не лишено, но… - Лейла вздохнула с явным недоверием.

- Плана получше у нас сейчас нет! – отрезала Джессика. – Когда появится, будешь его реализовывать. А сейчас ты возьмешь у меня и после вживишь Розе мой идентификатор. Меня никто, кроме Юноны, снаружи не навещает. Сегодня вечером я напишу Юноне письмо о том, что уезжаю путешествовать, вряд ли вернусь в этот поселок и обязательно сообщу ей о том, где осяду в дальнейшем. Ты сумеешь активировать идентификатор Розы?

- Альба сумеет. Теперь трудно поверить, но когда-то она была математиком-программистом. Я должна буду вживить его тебе?

- Нет, это не нужно. Я буду просто держать его в руках, как будто в последний момент сообразила от него избавиться, чтобы отвлечь преследователей… Что ж, тогда можно считать, что у нас все готово…

- Тебе не жаль? Все-таки вечная жизнь…

- Ни на одну минуту. Этот теплохладный мир давно осточертел мне, а я – ему. Ты же понимаешь, что с нами произошло? Мы хотели вечной молодости и вечного цветения. Но так не бывает. И поэтому мы получили вечно длящееся увядание, вечную старость в обновляющихся телах. Жермен знал это с самого начала, но он видел, как мне хочется…

- Я, наверное, должна тебе сказать. Эта твоя идефикс с глазами… Загадка, отгадка…

- Что?

- Вот эти последние месяцы. Ты стала еще больше похожа на этот свой любимый портрет. Я думала: за счет чего? Сегодня поняла: у тебя наконец стали такие же глаза, как у той девушки. Что же это? Ты снова стала молодой?

- Нет, Лейла. Я просто перестала быть бессмертной и это меня оживило.

- Звучит во всяком случае интригующе…

                                        ***

Два преследующих Джессику робота выглядели такими же дружелюбными, как обычно. И говорили они тоже самое, что и всегда:

- Я помогу вам. Я помогу вам.

«Очень надеюсь, что вы мне поможете. И что ваша помощь будет быстрой. Ведь теплохладному миру вовсе ни к чему быть жестоким.»

Джессика демонстративно швырнула на землю  идентификатор Розы и забежала внутрь давно опустевшей охотничьей избушки.

Последняя ее мысль была такой:

- Жермен, я иду! Если сумеешь, встреть меня, пожалуйста, потому что я очень по тебе соскучилась!

 

 

 

Комментировать Всего 100 комментариев

Уважаемые люди!Если у вас есть что сказать по теме вот этого поста, но вы не являетесь подписчиком и членом клуба, то пишите вот по этому адресу katgift12@gmail.com

и пишите пожалуйста откуда вы: пишет Елена из Петербурга, пишет Анна из Германии и тд.

Выполз из леса на воду, облизнулся и спрятался обратно вкрадчивый туманный язык...

Мне очень понравился рассказ, спасибо.

(Я бы вряд ли удержался, чтобы не накачать драматичностью последние секунды Джессики... Но это было бы лишним).

Мне тоже понравился рассказ.

Вот что я давно заметил: всякая утопия о "всеобщем счастье", выдуманная "из головы" нежизнеспособна. Хоть научная, хоть художественная.

Зато антиутопии иногда ох как жизненны.

Взять хотя бы нынешний коронавирус (куда ж сегодня без него) - оказывается, сценарий уже давно написан и ждал своего часа.

"Жадно выслушав эту историю, я спросил, едва он замолчал:

— Значит и вы знали Анатолия Ефимовича?

— Разумеется! — ответил он с некоторым даже удивлением. — А почему вы сейчас о нем вспомнили?

— Ну, как же? Ведь все то, что вы мне сейчас рассказали, это замысел комедии, которую покойный Анатолий Ефимович хотел написать…

— А, да, — произнес он, как бы вспомнив. — Только он, знаете ли, не только хотел написать. Он и написал эту комедию. Он и себя там вывел — под другим именем, конечно. А в марте пятьдесят второго года все это и произошло в Кукушкине…"

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Сергей Мурашов

Мне до определенного момента онтогенеза тоже казалось: как странно, что утопии никуда не ведут и даже не особенно интересны. Потом перестало (казаться странным).

Катерина, я не только о литературных, так сказать, утопиях, но и о вполне серьезных предложениях, начиная с марксоэнегльсовского "общества, где не будет ни тачечников, ни архитекторов", и заканчивая евгеническими проектами и "давно пора всем хорошим людям собраться и убить всех плохих"

Антиутопии как утопии

Утопии и антиутопии человечество конструирует не одно тысячелетие. Антиутопия - та же утопия, в ней показывается угроза, проблема, то, о чем не хочесть, чтобы сбылось.

Мы же асимметрично воспринимаем. К хорошему моментально адаптируемся, будто так всегда было (8 часов без гаджетов - прямо как без воздуха:)))) А ужас антиутопий отзывается страстным отторжением и "узнаванием" - типа, как это жизненно! - если эта беда хоть немного, хоть потенциально могла нас коснуться.

Ну да, когнитивное искажение есть

Пишет Елена:

Никогда не хотела быть бессмертной, даже в детстве. Даже в юности если среди моей любимой фантастической литературы попадались романы о достижении всемогущества и бессмертия, я их дочитывала, конечно, но автора не понимала. Даже разочаровывалась — например, к Хайнлайну после его романа о путешествии долгожителей в поисках бессмертия и их страхе перед смертью (не помню названия) я стала относиться не совсем так, как до того. У самых уважаемых мной писателей (Иван Ефремов и Юрий Герман) есть сходные высказывания о страхе перед старением и смертью. Смысл, как я его понимаю, в том, что, если человек не прожил полноценную жизнь — не трудился, не стремился, не рисковал, не сражался (путь даже с несправедливостью в классе, не важно), не любил и т.д. «на всю катушку» — он будет изо всех сил стремиться растянуть свое существование, подсознательно пытаясь дополучить недополученное. И, конечно, ничего не получит. А еще, как мне кажется, само стремление сохранить себя, любимого, как можно лучше и как можно дольше — оно уже делает человека человека таким вот склерозным и безразличным «бессмертным» в жемчужном тумане со старыми глазами. Ни о чем не помнящим, ни к чему не стремящимся, кроме комфорта своего дорогого организма. Я вижу их каждый день на приеме — юных 20-30-летних, которые, если послушать их, закрыв глаза, представляются очень старыми людьми, как матушка Наташи Ростовой, погруженными только в хитросплетения функций своего организма…

Спасибо, Елена, практически с каждым словом согласна. И Ханлайновскую эпопею помню, он сильный мастер и некоторые там конкретные детали вызывали прямо-таки брезгливость...

Прожитая полностью жизнь есть прожитая полностью жизнь - ни больше но и не меньше. А наша конечность, смертность - отточенное милосердие Природы.

Религиозное сознание предполагает, что бесконечной (бессмертной) душе  дан конечный мир. Бессмертие мыслится за рамками конечной жизни. Мне же бесконечной представляется сама жизнь. Конечна она лишь в астрономическом исчислении: ее продолжительность  можно измерить количеством обращений нашей планеты вокруг Солнца. Конечна она также в социальном обмере: были люди до тебя и будут после тебя.  Но в любом из мыслимых внутренних измерений она бесконечна уже потому,  что безмерна. Нечем измерить, исчерпать ее глубину. Нет слов, нет звуков,  нет красок. Сколь-нибудь правдоподобное описание любого ее мгновения требует бесконечного времени. Субъективно я никак не могу ее представить конечной — ограниченной неким определенным началом или концом. Или даже  по насыщенности любого ее момента. Стало быть, субъективно моя жизнь бесконечна, и это гораздо важнее, чем  объективная ее конечность, принципиально мне безразличная. Что религиозным сознанием и фиксируется в превращенной форме…

Быть бессмертным нельзя иначе, как в этой жизни; бессмертие — качество этой жизни, потому что никакой иной не бывает. “Там” ты точно такой же, как “тут”, но только в самом существенном. Само пребывание “там” это превращенная, ценностная и целостная форма ребывания “здесь”. Оно не более, чем пребывающее в преходящем. Следовательно, если ты бессмертен, то здесь и сейчас (ибо всегда).

(Вячеслав Шевченко, "Прощальная перспектива")

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Михаил Аркадьев

И, однако, здесь Шевченко опасается говорить о смерти как об УСЛОВИИ этого бессмертия и этой бесконечности. Говорить о конце, о смерти, как о том, что безразлично - это трусость. смерть не безразлична даже для того, кто ее абсолютно не боится, потому, что смерть и есть знак жизни. Только неживое не встречается со смертью

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Может, он это подразумевает. Свою жизнь Слава прервал сам, а перед тем написал: я прожил 1000 жизней, 1001-я мне ничего не добавит.

Смерть очень значима и небезразлична никому. Все культуры это признавали и каждый человек в отдельности.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

немного цитат:

"Путь воина есть решительное, окончательное и абсолютное принятие смерти, тщательное соблюдение кодекса Бусидо. Самурай обязан следовать Пути воина."

"Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни."

Спиноза

Оба рассуждения есть рассуждения и суждения именно о смерти. Смерть - неизбежный фон, иначе зачем утверждать, что воин абсолютно ее принимает , и зачем великому Бенедикту утверждать, что нужно поменьше о ней думать? 

Михаил, когда я приводил эти цитаты, я и имел в виду то, что Вы написали мне в ответе

Пожалуй что не согласна со Спинозой, хотя может в его время все именно так и было. Сегодня мне кажется как раз только очень несвободный человек о смерти не думает - как правило потому что просто боится. А свободный думает не много и не мало, а ровно столько сколько ему хочется и нужно "по жизни" на том или ином этапе, ибо в жизни каждого человека есть несколько этапов когда надобность невелика и несколько где надобность - резко возрастает.

Несвободный человек не думает о смерти, потому что ему элементарно некогда. Это про "добровольно несвободного человека"

Раб же думает, кмк, преимущественно о том, что сегодня будет на обед "А в тюрьме сейчас ужин - макароны!"

Не уверена что правильно понимаю термин "добровольно несвободный человек". Человек, который безумно боится смерти и из за этого в своей повседневной отказывается от всего что является реально или более менее иллюзорно опасным (например не летает на самолетах) - он однозначно несвободен но как насчет добровольности?

В моем понимании  "добровольно несвободный человек" - это человек, который не свободен от чувства долга перед собой и другими.

Т.е. понятно, что может быть такое изменение обстоятельств, которое заставить изменить чувству долга (хоть опять же этот засевший в мозгах коронавирус) - например, я обещал себе, что буду посещать концерты, а теперь освободил себя от этого обязательства :)

Замечательно точно об этом говорит Дж. Серль: 

"Люди, в отличие от обезьян, многие решения связывают с организацией своего будущего.

Более того, животное не способно рассматривать большие периоды времени, т. е. свою жизнь, с точки зрения смерти. У людей же в основном все решения, во всяком случае, все важные решения, такие, как где жить, какой карьере посвятить себя, какую иметь семью, с кем заключать брак, имеют отношение к распределению времени перед смертью. Можно сказать, что смерть - это горизонт человеческой рациональности; но идея смерти и способность планировать, принимая ее во внимание, недоступны для концептуального мышления обезьяны.

Странно, что он это рассуждение привязал к обезьянам, но в целом - согласна, разумеется. Мы все время свою смертность учитываем, я бы сказала не только на "горизонте" но и в повседневности. И после исчезновения бытовой религиозности ("ну, это как Бог рассудит") она действительно осталась "горизонтом рациональности", едва ль не единственным - помните, советское - "как жил, что людям после тебя останется"

/Странно, что он это рассуждение привязал к обезьянам,/

можно так: "чем дальше горизонт планирования, тем выше существо находится в интеллектуальной иерархии"

Хотя это может оказаться ни необходимым, ни достаточным условием.

"Мудрый никогда не ждет, ибо ждет всегда"

Серль привязал рассуждение к обезьянам (приматам) , так как полагает, что главная ошибка стандартного понимания рациональности в том, что в базовых латентетных предположениях о том, что такое рациональность , опирающихся в том числе на опытах с обезьянами, теряется ее специфичность . Серль пытается показать, что человеческая рациональность построена на том, что он называет разрывом. Очень интересная книга и концепция. 

Поняла, это просто входит в пространство его концепции. Погуглила и вспомнила, что сколько-то лет назад даже  пыталась ее (концепцию) по случаю усвоить. Не легло, не смогла прорваться, накрыло неопозитивизмом ;))

Вот определение "разрыва":

"разрыв — это особенность сознательного принятия решений и поведения, благодаря которой основания, предшествующие решениям и действиям, не воспринимаются субъектом как устанавливающие причинно достаточные условия для принятия решений и совершения действий. Что касается нашего сознательного — опыта, разрыв имеет место, если убеждения, желания и другие основания не осознаются как причинно достаточные условия для принятия решения (формирование предварительных намерений); разрыв также возникает, когда предварительное намерение не создаёт причинно достаточного условия для намеренного действия; также он наблюдается в ситуациях, когда создание интенционального проекта не предоставляет достаточных условий для того, чтобы в будущем продолжить его развитие или завершить."

Кто дочитал и понял - молодец, а кто может отвернуться от компа и пересказать определение близко к тексту и без потери смысла - снимаю шляпу :)))

Я так понял, что разрыв - это когда человек не действует автоматически. Например, мгновенно не отвечает на "Дурак" репликой "Сам дурак" или чем-нибудь подобным

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Так Серль прежде чем дать это определение подробно рассказывает и обьясняет , в том числе на конкретных примерах, что имеется в виду. Серль хорош именно конкретностью и подробностью разбора примеров и выводов. 

Можно ли из этого сделать вывод: "чем дальше у индивидуума горизонт планирования, тем менее он обезьяна, и тем более человек"?

Можно сказать и так, но в данном случае дело  не столько в удалённости горизонта, сколько в самом факте наличия предельного горизонта, то есть сознания смерти, отличающего сапиенса от животного мира. 

«на всю катушку» - это отдельная тема. Как раз про "ни холоден, ни горяч".

Как там Розенбаум поет "любить, так любить, стрелять, так стрелять"

Между прочим, крайняя степень этого назвывается фанатизмом. Хотя как это "крайняя степень крайней степени". Просто "это называется фанатизмом."

Ну, фанатики имеют свою популяционную роль, вряд ли кто-то хотя бы поверхностно знакомый с мировой историей возьмется это отрицать.

К естественному концу

В детстве прочла у Конан Дойла: "Стяжатель, сластолюбец, фат будут стремиться продлить свой никчемный век. И только человек возвышенный устремится к своему естественному концу."

Сразу захотелось не быть человеком возвышенным. Что за радость - естественный конец? Вот бессмертие - это так захватывающе любопытно!

Единственный затык - цена. Принять жертву "Жермена"? Немыслимо.

Я давно уже считаю, что нет хуже наказания, чем принудительное бессмертие, из которого нет выхода.

Библейские сюжеты это подтверждают..

Вообще же, рассказ заставляет вспомнить "вечные вопросы" типа "что есть личность?", "что есть мозг, мышление?", ну и, конечно, три вопроса кладбищенского сторожа Шопенгауэру

Принудительное бессмертие

"нет хуже наказания, чем принудительное бессмертие"

Само по себе бессмертие ни плохо, ни хорошо. На его субъективное восприятие влияют иные факторы. Внешние и внутренние. Например, Вы - бессмертная личность внутри коробочки, без рук, без ног, без глаз (был такой фантастический рассказ, не помню автора). И нет возможности даже с ума сойти. Тут не то что бессмертие - ни дня такой жизни не надо.

А если можно познавать, творить, достигать, помогать, хватает сил и здоровья- чего не жить вечно? В раю - да, скучно, тем более если одно и то же без конца. А вечно жить в человеческом мире - почему нет? То есть, весь  вопрос: вечная жизнь - на каких условиях и в обмен на что? Что можно, что нельзя, можно ли менять изначальные договоренности?

/Например, Вы - бессмертная личность внутри коробочки/

"У меня нет рта, и я не могу кричать" Элиссона, нет?

/А вечно жить в человеческом мире - почему нет? /

ну опять вот цитата:

/Окна в спальне были распахнуты настежь. Горбовский лежал на диване, укрытый до подмышек клетчатым пледом, и казался он невообразимо длинным, тощим и до слез жалким. Щеки у него ввалились, знаменитый туфлеобразный нос закостенел, запавшие глаза были печальны и тусклы. Они словно не хотели больше смотреть, но смотреть было надо, вот они и смотрели. - А-а, Максик... - проговорил Горбовский, увидев меня. - Ты все такой же... Красавец... Рад тебя видеть, рад... Это была неправда. Не был он рад видеть Максика. И ничему он не был рад. Наверное, ему казалось, что он приветливо улыбается, на самом же деле лицо его изображало гримасу тоскливой любезности. Чувствовалось в нем бесконечное и снисходительное терпение. Словно бы думал сейчас Леонид Андреевич: вот и еще кто-то пришел... ну что ж, это не может быть очень надолго... и они тоже уйдут, как уходили все до них, а мне оставят мой покой...

Ситуацию с принудительным бессмертием можно сравнить с нынешней добровольно-принудительной самоизоляцией. Когда ее не было, мечталось: не ездить в оффис, не видеть начальства, не дышать той атмосферой.

Сейчас: работа начала и конца, без выходных, все время себя заставлять, в офис, в офис!

Наш биологический мозг внутри биологического тела имеет свои пределы. Сейчас они даже неплохо уже изучены.

Биологический мозг, биологическое тело

"Наш биологический мозг внутри биологического тела имеет свои пределы."

Так то биология!

Летать мы от природы тоже не можем. А над нашей деревней каждый вечер какой-то планерист с мотором часами круги нарезает, жужжит и пса нашего с ума сводит:)))

Находим способ перенести личность в искусственную конструкцию, помещаем в соответствующее тело - и жужжим по жизни вечно:))) 

Ага, накопировать своих личностей, только не как Чингисхан - физических копий, а информационных, и пусть жужжат в искусственных телах - а сами из физического тела на все это будем с интересом смотреть

Зачем копии?

"Накопировать своих личностей"

Зачем?

Сейчас как раз в ЖЖ блоге одного юзера тема; "Все ли, что может быть сделано, будет сделано"?

А почему бы и нет?

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

часами круги нарезает, жужжит ... помещаем в соответствующее тело - и жужжим по жизни вечно

Сильный образ :)))

«Сильный образ»

Рада была порадовать:)))

Добрый день, Катерина!Не могу технически ответить на комментарий Светланы Горченко, поэтому прошу содействия.Рассказ о "бессмертной личности внутри коробочки" - это С. Лем "Профессор Коркоран". В студенчестве я так прониклась этим рассказом, что преподаватель по философии меня предостерегал: "Деточка, ну нельзя же так углубляться, можно же и с ума сойти!")Особенностью "коробочек" было то, что у них не было выбора. Матрица в виде барабана подкидывала этим электронным мозгам случайный для них набор стимулов, которые и определяли, что сейчас "коробочка" будет переживать. Создатель сего мог видеть, какие варианты возможны. Такая себе игра в Господа бога.Очень сомнительное машинное бессмертие.Лично мне ближе идея буддистов о вечной жизни в разных ее формах.А ваш рассказ откликнулся идеей смысла жизни. Тут и Франкл с выживанием в концлагере, да и не только он. Вынужденное бессмертие как бы обесценивает саму жизнь.Спасибо!с уважением,Дарья из Украины

Дарья, спасибо, но...

"С.Лем 'Профессор Коркоран" - не тот рассказ.

Оказывается, похожих сюжетов много.

В том рассказе действительно была маленькая коробочка с кристаллом внутри. Изобретатель утверждал, что в этом кристалле заключена бессмертная душа его жены. И что этот кристалл переживет Солнечную систему.

Разные бессмертия

Самоизоляции у разных людей более чем разные. У нас вообще курорт:)

Видимо, и бессмертия бывают разные.

Как и жизни.

НМВ, дело не в "самоизоляции", "бессмертии", "офисной работе", а в тех самых факторах, внутренних и внешних, которые либо депривируют, либо фасилитируют:) 

Ну и в самом человеке. Кому-то комфортно в отшельничестве, кому-то в толпе и круговерти.

Здравствуйте, Катерина Вадимовна. Пишет Анатолий из Москвы, 32 года.Несколько вопросов по рассказу "Тёплый мир".Первое. Почему Джессика психологически стара? У неё тело здоровой 25-летней (или сколько там этому "гладкому лицу и упругому телу") и, значит, такой же гормональный фон. Уже это должно было придать ей молодое отношение к жизни. Но мало того, у неё и жизненный опыт как у молодой, ведь она забыла почти всё, что с ней было до последнего омоложения. Вы можете, как биолог или как психолог, назвать причину, по которой у Джессики должна быть психика старого человека?Ну кроме тезиса "ничто не может цвести вечно". Потому что он очевиден и неоспорим только в нашем мире, где и жить вечно тоже ничто не может. А в мире Вашего рассказа отменили смерть. Но ведь смерть - всего лишь неизбежный финал старения (то есть постепенного разрушения организма), и именно старение нужно отменить, чтобы достичь бессмертия. Как же у Вас получился мир бессмертных стариков?И второй, отдельный вопрос. Ну хорошо, допустим, это мир бессмертных стариков. Но почему он так бесчеловечен? Разве старики бесчеловечны? Да, у них остыли страсти (хотя как посмотреть - вспомните, в какую истерику впадают иные бабушки в трамваях), но ведь не сострадание, не способность отличать добро от зла. Человек не будет натравливать роботов на беременных девочек только потому, что стар, будь ему хоть триста.Итак, где этот мир свернул не туда? И почему Вы связали это с бессмертием? И неизбежное ли это следствие бессмертия?"Нужно ограничить рождаемость во избежание перенаселения" - извините, это очень слабый аргумент. В наших далеко не бессмертных семьях зачастую один ребёнок в паре или вообще нет детей. Просто потому, что люди открыли для себя кучу других интересных дел, кроме деторождения. Думаю, в мире бессмертных каждому новорождённому можно будет давать этот статус без конкурса и всех этих ужасов с инкубированием человеческого плода в искусственных матках, и всё равно прирост населения будет едва компенсировать убыль от самоубийств и несчастных случаев.Ну а если нет - что ж, на Земле есть где поместиться, если не использовать её поверхность как поля и пастбища. Если поселить всё нынешнее население планеты в городах размером с  Москву, окружённых областями размером с  Московскую, оно уместится в Красноярском крае.  Посчитайте сами. А если уж совсем не хочется отбирать ни пяди тайги у волков и ни пяди океанского дна у крабов, есть подземные города, Луна, Марс, орбитальные станции. У умного, сытого и технически оснащённого человечества прогресс в сооружении искусственных мест обитания всегда может поспевать за достаточно медленным ростом населения.Возможно, я упускаю что-то важное по первому вопросу или по второму?

Нет, Вы ничего не упустили. Просто Вы так на данном этапе своей жизни видите. Разумеется, Вы правы в своем вИдении, ибо объективной истиной по этому вопросу не владеет никто.

Пишет Николай из Украины.   Лично мне идея бессмертия кажется вполне привлекательной, но не такая, как в Вашем рассказе, а как в романе Гамильтона "Звезда Пандоры".   Это когда твой горизонт планирования завязан на периоде 1, 5, 10 лет - бессмертие бессмысленно. Если же ты имеешь интересы в более долгосрочных проектах - долгожительство и бессмертие очень кстати. Вот, например, я бы очень хотел понаблюдать за развитием биоценоза настоящего, старого дубового леса - а для этого нужно пару тысяч лет. И это ещё не самое длительное предприятие, которым хотелось бы заняться... Любопытному человеку всегда найдется, ради чего стоит прожить ещё день, год, столетие - ведь мир вокруг не стоит на месте, это же сколько всего интересного в будущем... Вот, например, столкновение нашей галактики и галактики Андромеда, через приблизительно 3-4 миллиарда лет))  Поэтому, если кто-то говорит, что не хотел бы жить вечно - этот кто-то, не вполне представляет себе, что такое окружающий нас мир, и не может считаться Человеком Разумным в полном смысле. Само собой, подразумевается бессмертие за разумную цену.

Здравствуйте, Кира.Пишет Дмитрий из Швейцарии.

"Читатель  легко  поверит, что после всего мной услышанного и увиденногомое  горячее  желание  быть  бессмертным  значительно  поостыло."

Д. Свифт. Путешествия Гулливера. Гулливер о струльдбругах.

Рассказ прекрасный, как и большая часть написанного Кирой. И идея вполне здравая. Жила-была  на свете тётенька. Жила без особой цели и смысла, (если считать таковым жизнь/любовь с Жерменом, то придётся признать, что смысл умер вместе с ним). Жизнь её тянулась бы бесконечно и бессмысленно, если бы не… далее по тексту. Жила бессмысленно, но хоть умерла со смыслом. То есть, если в вашей смертной жизни нет особого смысла, то от бессмертия он не появится.

И все вокруг, такие: да, что и говорить, бессмертие - зло и мука!

Кто только на эту тему  не высказался, от Свифта до Гайдара с его "Горячим камнем".

Но ведь смысл-то может оказаться больше жизни. Вот Кира выше повторяет вслед за Гайдаром: лишь прожитая жизнь осмысленна, смерть - отточенное милосердие Природы (звучит, конечно, красиво; однако не всё естественное прекрасно, вот и туберкулёз со СПИДом мы лечим, хоть они и естественны).

Я молекулярный биолог и профессионально занимаюсь проблемами старения.

Когда мне начинают рассказывать про глубокий биологический смысл старения и смерти, я согласно киваю. И у Альцгеймера с Паркинсоном есть глубокий биологический смысл, но это не повод не искать лекарство. Когда мне говорят про филосовский смысл, дескать, человек прожил осмысленную жизнь, пора и честь знать, осмысленно жить означает вовремя умереть, и прочий привет Гайдару, у меня просто язык чешется добавить: "Пенсионный фонд РФ одобряет вашу реплику". Давайте мы, всё-таки, дадим человеку возможность выбора: жить дальше или умирать. Это презервативы у нас одноразовые, отработал - и в ведро, без вариантов. Когда речь заходит о психологических последствиях бессмертия (собственно, об этом и речь в рассказе, поправьте меня, если я ошибаюсь), дескать, пропадёт мотивация, великие свершения будут откладываться, "куда спешить, если впереди вечность", "бессмертный Пушкин не написал бы Евгения Онегина" и прочее в том же духе. Это, ребята, нытьё в стиле "зелен виноград". Пушкин писал не потому, что хотел успеть как можно больше, пока не закопали, а потому, что не мог не писать. Человек, привыкший жить осмысленно, будет жить осмысленно, пока позволит физиология. А если физиология жить осмысленно не позволяет (как в рассказе), то у тебя есть выбор (как в рассказе). Это уже не про бессмертие, а про несовершенство технологии продления жизни и психологические проблемы конкретной личности.

Реальной проблемой для мыслящей личности в вопросе бессмертия может оказаться только "истинное" бессмертие, как в "Дне сурка", когда умереть физически невозможно при всём желании. Но это слишком ненаучная фантастика.

профессионально занимаюсь проблемами старения

Отлично! Успехов! Только вот почему я вдруг оказалась Кирой? Жемчужный туман?;))

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Синочкин

Само по себе бессмертие даже в таком описании выглядит вполне привлекательным. Я бы не отказался получить. А сумел бы я чем-то себя занять во время бессмертия, и не захотел ли впоследствии добровольно умереть во имя кого-то или просто от скуки — это уже другой вопрос. Но думаю, что вряд ли. А постепенное забывание прошлого меня как-то не пугает. Если это не зияющие провалы «вчера помнил, а сегодня нет», а постепенное таяние в дымке и превращение из образов в схемы — то не знаю, как другие, а я так и живу. Меня не беспокоит, что у меня нет ярких воспоминаний о том, что было двадцать — тридцать лет назад. Тем более, что информация о базовых событиях «тогда-то и тогда-то было то-то и то-то» занимает очень немного места, и вряд ли потребуется ее стереть. А ярких кинолент из прошлого я и так не храню в памяти. Моя память, по крайней мере осознаваемая — это не сериал в качестве 4К и со звуком дОлби чего-то там, а что-то вроде кучи текстовых страниц с гиперссылками и небольшим количеством схем и размытых изображений, плюс особенно яркие эмоциональные состояния — коих тоже не так много. Старые и редко используемые страницы постепенно архивируются и удаляются. А того, что вспоминается часто — не так уж много. Даже такое значимое в моей жизни событие, как свадьба, бывшее всего лет пять назад, я помню достаточно схематично. Десяток сухих фактов типа «было скульптурное изображение аистов, не помню — во дворе или на крыше», «поднимал жену на руки», пяток имен тех, кто был на свадьбе, адрес загса, дату. Текущим отношениям с женой я уделяю гораздо больше внимания, чем воспоминаниям о прошлом. С детьми, которых воспитывал — обсуждаю, в общем, только то, что актуально сейчас. Возможно, если в настоящем у меня никого не останется, я и буду сожалеть о том, что плохо помню прошлое. Но если я выдержу непосредственно смерть близких, при этом буду бессмертен и не стар физически — возможно, через несколько лет или десятилетий я найду новые привязанности, а старые потускнеют, оставив в памяти только смутные портреты , ощущение тепла и легкой грусти.--Алексей из Санкт-Петербурга

александра иркутск

рассказ мне понравился,  профессионально. Но это обычная, привычная фантастика да ещё заряженная моралью похожей на христианскую. Вот чем хороши фантасты Стругацкие - тем, что их вещи на фантастику  как раз не похожи...Не нравятся в рассказе мне три вещи. Это явная экстраполяция кратковременных молодежных животных репродуктивных настроений на смысл вообще всей жизни. "Мужские волосатые руки и грязные прожорливые младенцы" это не весь смысл жизни. Смысл жизни в ТВОРЧЕСТВЕ, человеку творческому  некогда смотреть на свои  глаза, ему все время НЕКОГДА! У него постоянные вопросы и проблемы, которые надо решать. Вот такому человеку бессмертие нужно и необходимо. Ему и в голову не придёт,  что уже пора и необходимо умереть, как описанному придурковатому мужу.Второе - описанное общество это явный полицейский тоталитаризм, а в подобных условиях  научное творчество подавляется и никакого бессмертия там не достигнут.Третье - заметна трогательная забота о долголетии мужчин, хотя предыдущая цивилизация явно решала обратную задачу... К примеру с помощью водки... Культура как таковая как раз область антимужская. Основная задача культуры есть подавление МУЖЧИНЫ. Культура для этого и возникла.

А с чего бы муж-то придурковатый

К вопросу о бессметрии примыкает вопрос: а вот если бы ты знал, что жить осталось, скажем, 10 дней (при этом со здоровьем и свободой все в порядке):

- пустился бы во все тяжкие

- тщательно подготовился, написал завещание, привел в порядок дела

- продолжил жить, как жил

10 дней до

"А вот если бы ты знал, что жить осталось, скажем, 10 дней..."

Попробовала бы по возможности реализовать какую-нибудь мечту из достижимых, но откладывавшихся в долгий ящик.

Я однажды такое наблюдала. На городском форуме активничал долгое время Пётр К. Он и в городе был заметен. У него, например, был пикапчик - 'клоунмобиль" (так раскрашен), пенсионеров подвозил, многодетных, неимущих разных... В какой-то момент Пётр узнал, что ему недолго осталось жить. И на весь форум криком кричал: дайте мне пообличать какое-нибудь начальство, вывести на чистую воду! Такая была мечта, а своего компромата ни на кого не было. Хотел напоследок сделать доброе дело. Подходящего компромата не нашлось...

/дайте мне пообличать какое-нибудь начальство, вывести на чистую воду! /

с моей точки зрения, для такой ситуации весьма странное  желание. Но за других трудно думать и ощущать

Мне кажется сильно зависит от этапа онтогенеза и культуры. Эти десять дней для 20 лет, 50 лет и 80 лет очень по разному будут восприниматься. Мне почему то кажется когда этот хрестоматийный вопрос озвучивают как то все по умолчанию имеют в виду белого европейского мужика лет сорока отроду ;))) А если это палестинский семнадцатилетний мальчик или старуха-канак?;)))

/ как то все по умолчанию имеют в виду белого европейского мужика лет сорока отроду/

дак и хорошо :) Имеем конкретику.

Помню две литературные вещи:

один рассказ (молодого, наверно,  тогда) одного автора, где главный герой, узнав о том, что ему осталось месяц-два, беспрерывано заваривает себе кофе, чтобы быстро и качественно подумать, что он успеет сделать для блага человечества за оставшееся время

Второе - пьеса польского (по памяти) драматурга, где главный герой (успешный карьерист) узнает о диагнозе, и начинает метаться по друзьям-знакомым, с удивлением сталкиваясь с другой стороной жизни (если мне не изменяет память, диагноз потом не подтвердился). Особенно впечатлила сцена, когда, придя к любовнице в неурочный день (обычно говорил жене, что по пятницам у него еженедельное мероприятие, и шел к любовнице), он не обнаружил своего портрета в рамке на обычном месте. На его недоуменный вопрос любовница по-простому ответила: "так сегодня же не пятница!"

пишет Юлия:

Добрый день, Катерина, хочу Вам рассказать о книге https://pda.litres.ru/elena-chernikova-2/zachem/московского филолога - история женщины лет 40ка, которую делают бессмертной после вступления в должность директора биоинститута. Язык у автора очень, философия дискуссионная (самая известная книга - "Золотая ослица")--

Хочу вам рассказать

Гм. Так расскажите. Иногда рецензии бывают даже интереснее книг.

пишет Вероника:

Спасибо большое за рассказ, было увлекательно читать!У меня с самого начала, когда Джессика ничего не помнила, возник вопрос – а что же она не записывала? Или видео не записала. Не как Стенли Кубрик конечно)) Самодельное, на камеру с телефона. Многие так делают, кто чего-то не помнит. Фотографии из отпуска смотрят, и вспоминают что было. Не знаю как у других, а у меня тоже воспоминания о прошедших эпизодах стираются быстро, если они не связаны с сильным эмоциями. Или если я их не вспоминаю регулярно, тем самым подкрепляя и не давая развалиться. Или если они не "отмечены важным", например учу я биологию, или химию, или финансы, или прости Господи российские законы, и хоть эмоций там немного, но надо запомнить для полезного дела.Технология ведь достаточно развита, раз уже умеют и роботов делать, и бессмертие. Как же не сделали что типа вконтактика, или любого публичного профиля, где память о человеке хранится, и о ваших совместных тусовках например видео?Это не замена умершему Жермену. Но уж проблему что бедная Джессика забывает эпизоды из своего прошлого, это решит.Или это бы плохо повлияло на рассказ?

Мне конечно трудно что-то сказать за Джессику - персонаж фантастического рассказа. Но вот кроме эпидемии коронавируса, у нас на планете эпидемия болезни Альцгеймера. При этом диагностика этого состояния сейчас вполне приличная - люди узнают о том, что с ними задолго до терминальных фаз. Кажется записывать ничему помогает. Помню, очень давно прочитала маленькую заметочку о президенте Рейгане, который как раз Альцгеймером страдал: экспрезидент с явным интересом просмотрел передачу о Белом Доме, но так и не вспомнил, что провел там восемь лет. Представьте: на столе перед ним во время просмотра телепередачи лежит записка - господин Рейган, вы восемь лет были президентом США. А он сам ничегошеньки об этом не помнит...

А если так...

Много раз замечала, что люди помнят не столько свои детские воспоминания, сколько истории о разных эпизодах из своего детства, рассказанные старшими. Особенно если есть фото.

В случае с Джессикой до процедуры обессмерчивания делается реконструкция (хоть фильм-голограмма) "по мотивам". Длинная, подробная. Ее и помнить. Меньше психологического дискомфорта.

/У меня с самого начала, когда Джессика ничего не помнила, возник вопрос – а что же она не записывала? /

моя мама к старости стала терять когнитивные способности. Но она боролась - писала записки (бытового характера). После ее смерти я, разбирая вещи, нашел целый ворох этих записок. Было больно читать, как человек постепенно терял память, как тонущий хватается за борта лодки.

У меня это, я полагаю, наследственное, и, если меня не переедет автомобиль или не случится нечто аналогичное, меня, по-видимому, ждет такая же судьба.

Но я ничего не записываю - я с детства не любил ничего писать, все эти "дневники природы" до сих пор помню, как не любил вести. Одно время, правда, вел дневник урожая грибов и ягод - когда родились дети, бросил.

Но думаю, записывай я все, это помогло бы только в малой степени

/Как же не сделали что типа вконтактика, или любого публичного профиля, где память о человеке хранится,/

я иногда думаю: это было бы очень хорошо, если бы в полном виде до нас дошла Александрийская библиотека и все письменные источники майя. Но, если идти дальше -  а как бы было, если бы от прошлого сохранялось бы бОльшая часть? Где бы мы хранили бесчисленные рукописи, артефакты, где бы мы жили, если были бы целы все древние города (100 лет прожили - оставляем город в качестве музея, строим рядом новый?).

/ Но уж проблему что бедная Джессика забывает эпизоды из своего прошлого, это решит./

дело в том, что описанному в рассказе обществу совершенно не нужно, чтобы кто-нибудь что-нибудь помнил.

Сейчас это нужно, чтобы поддерживать существование человечества. Если из нашего мира убрать топ-миллион специалистов в самых разных отраслях, наш мир рухнет.

А в рассказе такой мир, где специалистов заменили роботы, и память как таковая для поддержания статус-кво не нужна.

А для прочего память вредна - это как для некоторые режимы видят угрозу в большом количестве образованных людей "нам не нужны умные - нам нужны верные"

Мне очень понравился Ваш изящный, красивый рассказ, а его идея заставила о многом задуматься.

Тема бессмертия затрагивается многими писателями. У фантастов, авторов антиутопий она часто раскрывается так, как в Вашем рассказе. 

Меня всегда удивляло, почему бессмертие или сильно продленная жизнь ассоциируются с дряхлостью, с бесцельностью и унынием от скучной жизни или с бездуховностью.

Неужели человек стремится к реализации себя только потому, что его подгоняет смерть?

Можно представить, что для бессмертного человека окажутся неактуальными многие смертные цели и интересы. Он заведет детей и вырастит их, он выучится нескольким профессиям и утомится трудиться, скопит себе капитал и отдохнет от дел. Он прочтет все интересные книги своей юности, попробует все развлечения и исполнит все мечты (или откажется от них). И ему надоест жить? Возможно, если это - вся жизнь.

Но многие уже заметили выше, что у человека могут быть долгосрочные цели и интересы. Занимаясь наукой и искусством, познанием мира или помощью людям и животным, человек мог бы за сотни плодотворных лет сделать многое, накопить колоссальный опыт.

Бессмертные космонавты, специалисты во многих областях знаний, ученые и поэты, летят к далеким планетам, делают наблюдения и знают, что долетят, а на Земле их дождутся.

Бессмертные летописцы истории - люди творчества - могут запечатлеть опыт многих веков, а читатели неспешно его прочтут.

Бессмертные хранители древностей, такие же древние, как сама История, видят и могут показать преемственность культуры и то,что остается неизменным.

Но это выдающиеся люди, цели которых не ограничиваются веком. Если же человек живет сегодняшним днем, а интересы его ограничены желаниями, бессмертие для него и вправду довольно обременительно.

Мы умудряемся заскучать и за нашу короткую жизнь.

Например, оказавшись на карантине, мы могли бы учиться, тренироваться, общаться, медитировать или заняться теми важными вещами, которые всегда откладывали. Многие ли из нас благодарны этому времени возможностей? А скольким людям уже смертельно скучно самим с собой?

В целом, как мне кажется, принудительное бессмертие не страшнее принудительной смертности. Имея возможность выбрать бессмертие, а в случае чего отказаться от своего выбора, люди получили бы больше, чем потеряли бы. А сейчас, когда это невозможно, рассуждения о том, что бессмертие человеку не нужно, очень похожи на "зелен виноград" и рассуждения о том, почему миллион, которого у меня нет, мне и не нужен, а может, и вреден.

/принудительное бессмертие не страшнее принудительной смертности. /

/а в случае чего отказаться от своего выбора/

принудительное бессмертие не предполагает возможность отказа 

Пишет Людмила из Мариуполя

Продление жизни возможно только за счет продления старости. И еслитело наверное можно научится апгрейдить (да здравствуют микробиологии специалисты по старению), то вот насчет мозга, душии сознания у меня есть очень большие сомнения. И особенно сознания.Что это такое - не знает никто. И как сознание или душа будет вестисебя в бессмертном теле - тоже не знает никто. Я думаю, чтосознание и душа просто сдохнут от скуки. 2 млрд. лет наблюдать, каксталкиваются 2-е галактики. Это ж 2 миллиарда лет скуки - каждый деньодно и тоже. Одно и тоже каждый божий день 2 млрд. лет.В то время когда твоя мысль может в твоем сознании и воображении провернутьэто в 2-а млрд. лет событие за 10 секунд. Или 2 млрд. лет писатькартины. Каждое утро бросаться к мольберту как в первый раз.Я думаю уже через 200 лет даже Рембрандт швырял бы в холст тухлыеяйца.Извините, даже секс с самым любимым и дорогим человекомприедается рано или поздно. Но занимматься сексом 2 млрдю лет -боже спаси и сохрани меня от подобной участи.  Даже если у тебя будет2 млрд партнеров.И старость - это не только старость тела. Но и старость души.В старости тебе уже всё надоело - всё, что ты хотел попробовать -уже попробовал, всё что хотел увидеть - увидел - даже столкновение2-ух галактик в кино (тем более в кино это выглядит гораздо интереснееи зрелищнее, чем в действительности). И даже любование своиммолодым и красивым телом рано или поздно осточертеет до чертиков.Бессмертие - это долгая старость, даже если и в молодом теле.Долгая старость - это награда или расплата? (так сказал поэт)Бессмертие - это наказание.И кажется в Ветхом завете по этому поводу есть какой-то эпизод.Бог оказал нам милость, сделав нас смертными

Татьяна из Санкт-Петербурга

«Эти десять дней  (до предполагаемой смерти)для 20 лет, 50 лет и 80 лет очень по разному будут восприниматься.»

Лично по моему опыту, даже сама мысль о факте смертности очень по-разному воспринимается в разном возрасте. Насколько помню, лет в 10 мысль об этом была настолько страшна, что я иногда плакала потихоньку. Хотя в принципе она посещала меня крайне редко.

Лет в 20 факт смертности уже был принят, но как-то невыносим.  Пару раз к этой мысли приходилось возвращаться при появлении каких-то малопонятных симптомов, которые могли оказаться как сущей фигней (и оказались по факту), так и предвестниками фатальной болезни. В эти моменты было очень … не страшно, а тоскливо. Почему я, почему сейчас?  Но при этом в обычном состоянии было ощущение какой-то бесспорной бессмертности. Например, в опасных ситуациях боялась увечья, боли, стыда, иных последствий. А вот смерть казалась нереальной (хотя ситуационно была очень реальной).

В период 25-40 лет почему-то эта тема совсем не занимала ум. Хотя тут ушли из жизни несколько родственников.

Интересен был период около 43-45.  Тут я вдруг обнаружила, что смерти не боюсь совсем.  Если без страданий. Свои молодые фото рассматривала как чужие, как другого человека. И вообще появилась мысль, что меня той уже и нет. Совсем.  Изменилась внешность (хотя я еще не превратилась в старуху), жизненный опыт, мысли, реакции.  То, что было нужно той, 20-летней, я уже никогда не получу.  Т.е. формально могу получить, но в ощущениях это будет иначе. Даже атомы, составляющие тело, уже поменялись.  Забавно – меня нет, но я есть. В другой реинкарнации.

Сейчас, в 50, опять отношение к теме ровное. Хотелось бы жить долго, но не дряхло. Однако истеричного желания «вечной молодости» тоже нет. Пожалуй, иногда проявляется «жемчужный туман», не сильно, но есть такое дело.  Пока не пугает.

.

Меня зовут Ксения, мне 17, я из Минска. И у меня есть идея. Я хотела бы узнать, что вы о ней думаете, как посторонний человек, а не кто-то из друзей или близких.Я хочу писать портреты умирающих, дополняя их мечтами, которые не сбылись. Или людьми, которых нет рядом. Например, человек всю жизнь хотел побывать в Париже, но времени не нашлось, а теперь поздно. И вот я рисую Париж за окном. Или жалеет, что разрушил отношения с любовью всей своей жизни, и я рисую эту любовь. Или хотел стать пианистом, но что-то не сложилось. Примеров можно много придумать. Я плохо знаю, о чем люди думают перед смертью, но уверена, что многие хотели бы что-то изменить. И вот я бы рисовала эту измененную реальность. А если жизнь прожита идеально, сожалений нет, то всегда можно развлечься, вспомнив и изобразив детские мечты, например.А рядом я буду писать текст, последнее послание человека миру, как возможность быть услышанным. Все вместе объединю в книгу. Зачем все это? Во-первых, мне кажется, многим хочется оставить о себе память. Не у всех есть семья и друзья, которые будут помнить, не все стали великими художниками, писателями, учеными. А тут - портрет внешности, мечты и послание миру. Мало, конечно, но эмоционально. Запоминается.Во-вторых, есть читатели. Возможно, они посмотрят и что-то поймут для себя. Я бы точно поняла. Не избитый призыв жить полной жизнью и не откладывать на завтра, а просто факты. Вот жили люди, мечтали о том-то, теперь их нет, а мечты остались мечтами. А к чему это - вам решать.Вот. Это если совсем вкратце пересказывать. Очень хотелось бы услышать ваше мнение. 

Ксения, я думаю, Вам надо постараться реализовать свою идею. Она вполне целостна, продумана Вами, а что из этого выйдет и где и как отзовется мы узнаем лишь тогда, когда эта книга будет создана.

Ксении из Минска - Татьяна из СПбКсения, а как Вы планируете технически реализовать эту идею? Где будете писать портреты, брать интервью о мечтах? Как будете находить модели? В хосписе, больнице, госпитале ветеранов горячих точек, доме престарелых? Будете приходить туда как сотрудник или просто как посетитель? Собираетесь ли спрашивать согласие людей на сохранение их предсмертного вида? Он ведь зачастую весьма неэстетичен и плохо соотносится с представлением человека о самом себе. У нас с друзьями одно время была в ходу шутка с долей шутки, что надо заранее подготовить свое фото для памятника. А то потом потомки возьмут из паспорта или какое-нибудь последнее, где уже совсем старенький. И будешь вечность пугать таким обликом..

у меня в июле прошлого года умер отец. Если тогда, когда он умирал, бы в разумной близости можно найти человека, который предложил идею, сходную с идеей Ксении, я бы предложил отцу, и, думаю, он бы согласился. Он был общительным человеком. И это было бы для него ценно - как пракически любое общение в последние дни жизни. Я так думаю.

PS Да, люди в последние дни жизни выглядят неэстетично. Но я все же сфотографировал отца за день до смерти - для памяти.

 до недавнего времени существовала традиция фотографировать покойника в гробу, эти фото хранились во многих семейных архивах, вероятно как бы фиксируя прследнюю точку земного пути человека. Сейчас она кажется отмерла. Ксения нмв предлагает несомненно творческую вариацию этой самой точки переходящей в многоточие. 

Добрый день, Катерина. Я много лет читаю Сноб, но я не подписчик. В одном из постов достаточно давно вы упомянули женщин из северных русских деревень. Речь шла о смысле жизни, отношению к смерти ..Я поняла, что вы увидели для себя  какое-то очень важное и цельное отношение к этому, но не стали тогда развивать тему.  Много лет я была заинтригована. А теперь появилась возможность обратиться к вам. Могли бы вы рассказать чуть больше об этом? Мне кажется,  это имеет отношение к вашему последнему посту о бессмертии . С огромным уважением. Светлана из Израиля.

Светлана, спасибо за Ваш интерес. Я возрастной психолог и по первому образованию тоже специалист по онтогенезу - мне очень интересны все вариации именно жизненного пути человека как целостного явления. И да - довольно рано я из своих собственных наблюдений словила разрыв: бесконечные стоны столичных и околостоличных журналистов про "ужасно вымирающую русскую деревню" с несчастными нищими стариками оторванными от цивилизации и мое собственное впечатление от целостности и аутентичности их жизни - большие дома, огороды, отношения между собой и да, в том числе и их отношение к смерти. Как то приблизительно описать это свое ощущение я, возможно  попробовала в давней снобовской новелле, вот в этой.

Пишет Елена:Прочитала Ваш рассказ на тему бессмертия… Вот прям очень вовремя он мне попался!Тема бессмертия сейчас частенько всплывает в наших беседах «о жизни» со старшим сыном. Ему скоро 18, и он очень ратует за бессмертие. В своё время меня тоже этот вопрос волновал и беспокоил, правда слегка пораньше, лет в 13-14. Но это, наверное, потому что я девочка) Сейчас меня нисколько не пугает конечность жизни. Скорее наоборот. Но вот как аргументировать свою позицию сыну не очень понятно было. В памяти всплывали только проблемы эльфов из книг в стиле фэнтези. О скуке и отсутствии желаний.У Вас ярче получилось! И прямо совпало с моими взглядами.Действительно, когда впереди вечность, то рано или поздно все надоест и станет неинтересным…Всегда считала, что «награда», которую получили Мастер и Маргарита — это скорее наказание. Вечная жизнь и вечный покой...Ужас

Пишет Татьяна:

А.Ахматова. Северные элегии. Шестая.

Это лучшее из всего,что мне приходилось читать (в том числе научного), изложение механизмов трансформации воспоминаний, а также психогигиены обращения с ними.

Прочтите полный текст, он очень сильный.  Но для нашей беседы – мое краткое изложение по теме.

«Есть три эпохи у воспоминаний.»

Первая – ближняя, воспоминания еще являются частью действительности и сильно влияют на наши действия.

Вторая – отдаление и трансформация. Воспоминания еще более-менее соответствуют тому, что было на самом деле, но обращаться к ним надо с осторожностью.

«..Где есть паук и пыль на всем лежит,

Где истлевают пламенные письма,

Исподтишка меняются портреты,

Куда как на могилу ходят люди,

А возвратившись, моют руки с мылом»

Третья – воспоминания об отдаленных событиях. А вот тут очень интересно:

«Мы сознаем, что не могли б вместить

То прошлое в границы нашей жизни,

И нам оно почти что так же чуждо,

Как нашему соседу по квартире,

Что тех, кто умер, мы бы не узнали,

А те, с кем нам разлуку Бог послал,

Прекрасно обошлись без нас»

Вот здесь и ответ на многие вопросы о сожалениях и несбывшихся мечтах…

Есть и то, что называется "эйдетическими воспоминаниями". Прошла чертова туча лет, но кажется что вот оно прямо здесь, протяни только руку - со всеми запахами, звуками и чувствами. Когда я была моложе, у меня была теория, что время это не нить-линейка, а нить, спутанная в клубок. Эта теория прекрасно объясняла вышеописанный феномен.

как в детстве обкакался, помнишь, а куда минуту назад очки положил - не помнишь

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Татьяна из СПб - Катерине Мурашовой"Есть и то, что называется "эйдетическими воспоминаниями". Прошла чертова туча лет, но кажется что вот оно прямо здесь, протяни только руку - со всеми запахами, звуками и чувствами."Пожалуй, у меня таких нет. Ощущения у меня довольно быстро исчезают. Остается картинка и  впечатление: что было тепло, холодно, приятно, мягко, жестко, страшно, больно, комфортно... Но вот воспроизвести это ощущение - уже никак.  Например, я помню острейшее физическое наслаждение, когда после нескольких дней грязной работы встала под горячий душ. Но я именно помню, что ЭТО было. А по памяти ощутить свое грязное, зудящее и озябшее тело и падающие на него струи обжигающей воды - это не могу.  Или жуткие воспоминания от медицинского вмешательства без наркоза, боль на грани шока и адское равнодушие персонала, обращающихся со мной не как с человеком или просто с живым существом, а как с препаратом, расходным материалом. Впечатление - помню. Боль, слава Богу, не возникает. А у кого-то именно воспроизводится по памяти телесное ощущение? Как интересно!

Да, при эйдетических воспоминаниях ты как будто на мгновение проваливаешься в то самое (во всяком случае тебе так кажется) мгновение что было когда-то. Замечала, что триггерами эйдетики чаще всего бывают запахи - самые древние рецепторы.

Джессика в рассказе как раз за эйдетику пытается ухватиться в своих попытках вспомнить родителей и когда режет овощи и зелень.

/триггерами эйдетики чаще всего бывают запахи - самые древние рецепторы./

каждое время года пахнет особо. Это ранняя весна, середина лета, конец осени, морозы зимой (конечно, можно разделить и каждый отрезок на более мелкие, но я сейчас не об этом).

Как только запахнет весной - я сразу вспоминаю весну моего детства, когда еще по большей части народ жил в "частном секторе" или в домах барачного типа (с сортиром и дровяником на улице, но  двухэтажных).

И так же с летом, осенью и зимой.

Другие случаи, не связанные с временами года, тоже, конечно.

Запах хлорки - школьный туалет.

Запах хлороформа - больница (в нынешних так не пахнет)

Запах тиосульфата натрия ("фиксаж") - фотолаборатория

Запах дрожжей - общежитие в Ленинграде на Дерптском переулке, дрожжами несло со стороны Балтийского вокзала.

Запах пригорелого молока - советский детсад :)

Татьяна из СПб - К.М."Джессика в рассказе как раз за эйдетику пытается ухватиться в своих попытках вспомнить родителей и когда режет овощи и зелень."Кмк, тут другое. Джессика в реальности манипулирует с овощами, т.е. ощущает запах, фактуру, получает ответ от рецепторов - и по этой цепочке вытаскивает картинку: "миска с ромашками по ободку, кружащаяся оса, чья-то рука замешивает сметану в салат, передник с тесьмой, отставленная чашка с малиной на десерт".  Не наоборот, чтобы увидела миску с ромашками и кончики пальцев ощутили прохладу и влажность овощей. Я вот это имела в виду: память воспроизводит только картинку или моторные навыки (сел через 30 лет на велосипед и криво-косо поехал), а не тактильные и прочие ощущения.

Бывает и наоборот: картинка - и всплывают запахи и звуки...

Но конечно, обычно что-то снаружи запускает.

Пишет Микола:

Ответ на комментарий Людмилы из Мариуполя - отрывок: "

Продление жизни возможно только за счет продления старости. И еслитело наверное можно научится апгрейдить (да здравствуют микробиологии специалисты по старению), то вот насчет мозга, душии сознания у меня есть очень большие сомнения. И особенно сознания."

   Это очень хороший пример как раз человека, которому не нужно бессмертие. Ведь, действительно, зачем жить долго, если можно за 10 минут прокрутить в своем сознании всё существование Вселенной и умереть, чтоб не страдать от скуки? :-)

Пишет Мария из Петербурга 

Рассказ про теплый мир произвел на меня сильное впечатление. Я думала об этом неоднократно, еще до короновируса. И чем дальше, тем больше понимала, насколько это ужасно. Искушение спокойствием и благополучием всегда было для меня одним их самых сильных. Такая жизнь, где вроде все есть и можно делать что хочешь — в определенных приделах. Но потом я поняла, что тут больше подойдет слово «существование», а жизни как раз маловато. Такое удобное, сосредоточенное на себе существование, в котором нет ни настоящего смысла, ни настоящей радости. Мне с детства казалось, что в мире вокруг как-то не хватает настоящего. Повзрослев, я поняла, что настоящее есть у тех, кто имеет обыкновение предпочитать его суррогатам. И что надо много храбрости, самоотверженности и дисциплины, чтобы так поступать, потому что все настоящее имеет свою цену, которая порой очень высока. С тех пор я учусь узнавать настоящее и выбирать его, преодолевая страх и инертность. Временами приходится приносить некоторые жертвы, но жизнь раз за разом убеждает меня, что оно того стоит.  Мне кажется, это для многих актуально. Дети и подростки читают героические истории, мечтая стать такими же сильными и смелыми. Но взрослые раз за разом объясняют им, что в реальной жизни это невозможно, в ней нет места героям. И дети однажды верят и забывают, о чем когда-то мечтали… Но не все. Я знаю и тех, и других. По-моему, вторые куда счастливее. Я думаю, подлинная радость невозможна без горя, и тот, кто слишком стремиться избежать страданий, в конечном счете лишается и счастья.  Когда началась эпидемия, я сначала перепугалась, как и многие, но мы говорили с друзьями и утешали друг друга.А потом я записалась в волонтеры и теперь очень счастлива. Конечно, я хочу, чтобы все это поскорее закончилось, но знаю, что жизнь моя не проходит зря. Святой Франциск сказал: «Отдавая, мы получаем, забывая о себе, находим себя, умирая — воскресаем к жизни вечной». Да, я хотела бы жить вечно, но знаю, что для этого сначала надо умереть. Это, конечно, очень страшно. Тем больше причин тренироваться быть храброй, а уж возможностей хватает.  Очень надеюсь, что когда придет время, я буду готова. 

Татьяна из СПб

Хочу поблагодарить Екатерину Вадимовну за предоставление площадки для таких разговоров.  О смысле жизни, о механизмах памяти, о своем месте в мире, о далеком будущем и способах преодоления обстоятельств сейчас… По-дилетантски, но со вкусом. Даже хорошо, что способ связи предполагает неспешность – есть время обкатать мысль, сформулировать, осмыслить другие точки зрения. Хорошо! Особенно в самоизоляции, когда остальное общение сильно просело.  А то как полистаешь со скуки какой-нибудь Дзен – от наплыва мелкотемья уже никакого бессмертия не захочешь :)

Здравствуйте, Катерина Вадимовна. Пишет Вам Михаил из Москвы, 57 лет.Большое спасибо за прелестный рассказ «Теплый мир». Меня вопросы продления жизни и бессмертия никогда особо не волновали, но я всегда интересовался сущностью власти. И когда я читал Ваш рассказ (который мне немного напомнил рассказ К.Саймака «Изгородь», хотя там речь идет совершенно не о бессмертии), я всё время думал о том, а кто же управляет этим миром? Не сами же эти "бессмертные", все такие милые, добрые, задумчивые --- и в большинстве своем такие наивные и жалкие, спящие в позе эмбриона, с жемчужным туманом перед глазами, время от времени полностью теряющие связь с реальностью (уходы Джессики из дома на поиски Жермена) --- "бессмертные" именно в кавычках, потому что потеря памяти равнозначна смерти. Кого, например, представлял куратор группы Розы? Роза говорила Джессике о роботах: "Один из них найдет меня, убьет, избавится от тела, потом принесет идентификатор своим людям-хозяевам", но кто эти хозяева? И когда Джессика говорила Лейле "Они, кто бы «они» ни были, боятся и имеют алгоритм для регулирования ситуации", то кто всё-таки эти «они»? «Они» радикально отличаются от всех остальных персонажей рассказа (кроме куратора).Для меня ответ в конце концов стал очевиден. «Они» --- это не бессмертные, но и не обычные люди (смертные властители не удержались бы и сделали бы себя бессмертными, после чего не могли бы уже больше править). «Они» --- это роботы (у Саймака это какие-то высшие существа, скорее всего, инопланетяне). Описанный в Вашем рассказе мир --- это результат захвата власти роботами! Логично предположить, что все обитатели этого мира делятся на пять категорий: 1) роботы-властители, 2) "рядовые" роботы, обеспечивающие производство и обслуживающие людей, 3) люди-"адъютанты" правителей (например, куратор), они смертны, и становиться бессмертными им запрещено (даже по выслуге лет --- они слишком много знают), 4) бессмертные (которых правители держат в качестве домашних животных), 5) дети (у которых три пути --- в бессмертные, в адъютанты и в отходы; о возможности стать адъютантом им раньше времени не сообщают). Так что Роза несколько ошиблась, говоря о людях-хозяевах. А ее судьба и судьба ее ребенка печальна --- никуда она не попадет, в том мире нет никакой колонии обычных людей, сами-то обычные люди есть, но это адъютанты владык-роботов.Между прочим, моя интерпретация дает исчерпывающий ответ на вопрос Анатолия из Москвы (пост от 28.04.2020). Он спрашивает, почему Ваш мир бессмертных стариков так бесчеловечен. Да потому что это мир вовсе не бессмертных стариков (эти старики --- питомцы зоопарка, и власть не у них), а мир роботов!Если исходить из такой трактовки Вашего рассказа, то он предоставляет пример криптократического общества, т.е. общества с анонимной властью. В реальной земной истории таких примеров, по-моему, практически не было (хотя идея тайного правительства очень популярна): в любом государстве, как бы оно ни было устроено, на самом деле все знали, кто стоит у власти (во всяком случае все, кто этим интересовались). Единственное известное мне исключение --- полпотовская Кампучия, где руководители кодировались «Брат № 1», «Брат № 2», «Брат № 3», «Брат № 4», «Брат № 5», а их имена держались в тайне (но и там такая система просуществовала очень недолго). Конечно, в истории на каждом шагу случалось так, что настоящим правителем был не тот, кто формально находился на высшем посту, но об этом опять-таки все знали! А вот в фантастике криптократии описывались не раз. Помимо упомянутого рассказа Саймака, могу назвать: Дж.Вэнс «Додкин при деле» (это абсолютная криптократия: личность диктатора не известна никому, даже ему самому!), Дж.Элби «Вершина», С.Лем «Эдем», В.Назаров «Силайское яблоко», К.Воннегут «Сирены Титана», Р.Силверберг «Прыгуны во времени», ну и, конечно, Дж.Оруэлл «1984».Извините за длинное письмо, мне было бы очень интересно узнать Ваше мнение о моей интерпретации Вашего рассказа (и спасибо еще раз!).

Михаил, спасибо за Ваше мнение. Мне трудно судить, я собственно вслед за своей лирической героиней Джессикой не знаю, как устроен "теплый мир" целиком, но думаю что Ваша трактовка вполне правомерна ;))

Пишет Ирина из Санкт-Петербурга.

Получилась одна из публикаций, когда комментарии читать не менее увлекательно, чем сам пост :)Рассказ мне очень откликнулся. В нем звучит какая-то хрестоматийная истина: невозможно получить что-то не отдав чего-то. Т.е. все эти "побочки" у героев - это, так сказать, цена вопроса.Я ужасно люблю помидоры, прямо слабость питаю, наедаюсь ими в сезон от души. В советское время их, представляете, не было зимой. А потом стали (о, чудо) появляться в любое время года, как говориться, "любого цвета, класса, формы и размера". Я так радовалась поначалу: "Вот здорово, буду помидоры круглый год есть!" И что? Вы, наверное и сами дальше знаете. Помидоры странным образом оказались со вкусом травы. Теперь-то мы все уже стреляные воробьи и знаем про восковую клубнику и прочие идентичные натуральным продукты из смеси нефти с силиконом. А по-первости у меня с помидорами этими прямо разочарование было. Как и раньше, наслаждаюсь ими только в соответствующий сезон.К чему это я? Да все к тому же, что с бессмертием или даже продлениями жизни и всякими омолаживаниями получается примерно также: Федот, да не тот.Но человечество уже такое взрослое, а как маленькие - все равно будет бесстыдным образом мечтать в ту сторону и искать философский камень, ну, или камушек, ну, хотя бы пока волшебную пилюлю. :)

--