Илья Колмановский

Илья упоминается в этом тексте

Делать ли прививку от коронавируса? Спорят научный журналист и молекулярный биолог

Илья Колмановский: У многих знакомых появились антитела после двух уколов российской вакцины «Спутник V». Я получил первый из уколов, и у меня была ощутимая побочка: меня сильно ломало два дня. И российская вакцина, и оксфордская AstraZeneca, которая станет скоро для нас актуальной, потому что в России строят завод по производству этой вакцины, — векторные вакцины. Это необычный новый вид вакцин, массово не применявшихся на людях для других инфекций. Мы получаем укол живого вируса, и в случае с российской вакциной — это человеческий аденовирус, в случае с британской — аденовирус шимпанзе. Потенциально он безопасен и способен доставить в организм какие-то куски уханьского вируса, который вызывает COVID-19, и показать иммунитету не просто эти куски, но и живые зараженные клетки человека. Клетки моего организма должны быть заражены, чтобы иммунитет как следует их запомнил и произвел стойкий ответ. Я еще не знаю, нарастил ли я антитела после первого укола, мне предстоит второй. Что ты по этому поводу думаешь? 
0
Илья упоминается в этом тексте

Сергей Николаевич: На разных поездах. Путеводитель по апрельскому номеру

Доподлинно известно, что  все человечество делится на тех, кто смотрит на проходящие мимо поезда, и на тех, кто в последний момент умудряется вскочить на подножку и укатить в неизвестном направлении. Вид транспорта при этом не так уж и важен, хотя лично я все же предпочитаю поезд. Он и приходит вовремя, и уходит по расписанию, и выглядит романтичнее. К тому же за ним богатая литературная традиция. Тут самое главное – успеть, не пропустить, не опоздать. Но при этом надо всегда помнить, что прощальный взгляд на оставленный дом или чьи-то заплаканные глаза может обойтись слишком дорого. Поэтому не следует повторять фатальную ошибку жены Лота. Не оглядывайтесь назад. Никогда не оглядывайтесь! Последнее, наверное, самое трудное для впечатлительных и привязчивых натур.[no_access]
0

Илья Колмановский: Чучело жизни

Я вскарабкался по крутой лестнице на третий этаж тесного дома, от подвала до чердака забитого антиквариатом, таксидермией, фоссилиями, гравюрами, племенными масками и статуями. Кунсткамера. Замер перед одним из тысяч предметов, которыми владеет хозяин дома – седой, скуластый, с кустистыми бровями и глубоко посаженными глазами. Эррол Фуллер – художник, писатель и знаменитый коллекционер. Он стоит рядом молча, немного пыхтя после подъема. На постаменте из красного дерева под огромным стеклянным колпаком размещается ветка, на ней – крупная райская птица. Чучело было сделано сто пятьдесят лет назад, но хранилось, всеми забытое, где-то на чердаке, в темноте, поэтому не утратило ни угольной черноты основного фона оперения, ни ослепительного, изумрудно-металлического блеска перьев на спине и крыльях. Тогда умели делать такие вещи, и поза токующего самца кажется исключительно жизнеподобной.
0

Илья Колмановский: Тайны пивной генетики

Лагер, который пьют миллионы и который приносит миллиарды (250 миллиардов долларов в год, если быть точным), — довольно необычный напиток. Дело в том, что все остальные сорта пива — и светлого, и темного — сбраживаются при комнатной температуре; лагер же получают при 10-12 °С — примерно такая температура выдерживается в подвалах, например, баварских монастырей. Именно там в XV веке монахи научились делать лагер. Технология производства лагера отличается так радикально, что консервативные цеховые правила, созданные, чтобы блюсти каноны профессии в чистоте, поначалу запрещали его варить в основных городах и селах, поэтому настоящая популярность пришла к лагеру только к XIX веку, зато сразу стала всеохватной: людям нравится легкость и прозрачность этого сорта пива.
0