Стас Жицкий

Стас упоминается в этом тексте

Стас Жицкий: Перепереиздания, или сейчас так не пишут

Константин СимоновТак называемая личная жизнь(«Астрель»,  «Харвест», 2012)Нынешний молодой и счастливый в своей непросвещенности читатель, скорее всего, не знает, что к Симонову, окруженному когда-то ореолом официальной советской славы, у современной ему интеллигенции отношение было, мягко говоря, скептическим (а жестко лучше не будем говорить каким). А сегодня, когда ореол бесследно рассосался, оказывается, что вот она – отличная, беспафосная и совершенно неполитизированная проза о войне. О том, как война меняет, запутывает и ломает личную жизнь человека, и без войны-то не особенно счастливого. С одной стороны, ломает, а с другой – очищает ее от ненужных колебаний, условностей, неопределенностей, делает ее жестче, проще и честнее. В этой книге три повести про фронтового журналиста Лопатина, который, несмотря на профессию, конечно, не Симонов. «Так называемая личная жизнь», безусловно, помогает понять негероическую, бытовую сторону войны, а понять, почему так просто и сильно нельзя сейчас писать, нет, не помогает.
0
Стас упоминается в этом тексте

Стас Жицкий: Вы не просто покупаете произведения искусства, но и жизни детей спасаете

Столы для торжественных приемов, сервированные мехом горностая, богемским хрусталем и фамильным серебром, как в Екатеринискую эпоху, столы для романтических свиданий, украшенные цветочными арками и лентами, экологические и свадебные столы — на выставке «Декор стола», организованной главным редактором журнала «Мезонин» Наташей Барбье, участники проекта «Сноб» увидели последние тенденции в искусстве сервировки.«Думаю, что в домашних условиях такое организовать достаточно сложно, но элементы вполне можно использовать», — отметила Ольга Сушкова, снявшая несколько выставочных экспонатов на камеру телефона.Предметы декора и авторские аксессуары, которые вполне можно использовать для создания интерьера дома, гости смогли приобрести на благотворительном аукционе, организованном совместно с фондом «Линия жизни». Перед началом торгов ведущий Стас Жицкий напомнил: «Вы не просто сможете купить офигенные произведения искусства, но и детям поможете».Очень быстро новых хозяев обрели художественная вышивка с пчелками и медом, ароматическая дизайнерская лампа с импринтом «Подсолнухов» Ван Гога, и корзина с пятьюдесятью игрушечными зайцами. Среди выставленных лотов особый интерес вызвало платье от Виктории Андреяновой — просторный темный балахон, которое Стас Жицкий описал так: «Платье "Скромное обаяние буржуазии" на вырост, на беременность и на все остальное, из новой коллекции, почти не ношенное, с незначительными следами чая». За 25 тысяч рублей платье обрело новую хозяйку.Стас Жицкий не только вел торги, но и был одним из авторов трех декоративных тарелок с веселыми картинками и пожеланиями счастья, здоровья и хорошего аппетита. Тарелки ушли с молотка за 15 тысяч рублей.А вот купить портреты военачальников Невского и Кутузова долго никто не решался, хотя история их создания интересна: картины были заказаны для дома приемов Минобороны, но сменился министр, и работы вернулись к автору. В итоге портреты приобрела мама двух сыновей, чтобы у мальчиков перед глазами были доблестные полководцы, а не «Человеки-пауки».Настоящая битва разгорелась за ковер ручной работы из Табасарана, называемый «сумах». «Эти ковры были известны еще во времена Плиния-младшего, один из них хранится в Золотом фонде Эрмитажа. Я лично вожу ковры из Табасарана, у меня дома таких три», — рассказала Наташа. После этих слов цена за раритетный лот скакнула с 15 до 70 тысяч рублей, и счастливый обладатель исторического ковра фактически закрыл своей покупкой аукцион: собранных денег как раз хватало на операцию девочке.«Самое главное для нас было показать, что помогать — просто», — отметила директор фонда «Линия жизни» Фаина Захарова. — Благотворительный вечер вместе с журналом «Мезонин» мы проводим третий год подряд, и каждый раз количество заинтересованных людей увеличивается».Традиционно вечер завершился концертом классической музыки. Трио в составе скрипачки Елены Ревич, пианиста Василия Холоденко и контрабасиста Григория Кротенко исполнили фрагменты композиций Дебюсси, Штрауса, Пьяцоллы.Юлия Ярославская, недавно познакомившая участников проекта «Сноб» с традиционными блюдами французской кухни и живущая больше во Франции, чем в России, сказала, что ради таких вечеров готова приезжать в Москву чаще.В завершении вечера Наташа Барбье поблагодарила всех, кто помог в организации и проведении аукциона, музыкантов, нашедших время в напряженном гастрольном графике, и гостей, активно участвовавших в торгах, благодаря чему и была собраны 332 700 рублей — сумма, почти в два раза большая той, что требовалась. Как заметила руководитель частных программ фонда Линия Жизни Ирен Рябушкина, это значит, что жизнь еще одного ребенка спасена.
0
Стас упоминается в этом тексте

Стас Жицкий: Попавшие в историю

«...И многие погибнут, а другие, и их будет еще больше, выживут телом, но погибнут душой...»Акунин-ЧхартишвилиАкунин-ЧхартишвилиАристономия(«Захаров», 2012)По заявлению автора, это его первый серьезный роман. Совершенно бесспорно, что все предыдущие (написанные под разными псевдонимами) книги были увлекательно-развлекательными и не всегда бездонно глубокими, да и сам автор когда-то сказал, что он не писатель, а беллетрист. Но (увы автору!) если видеть грань между литературой и «беллетристикой» в дилемме «можно оторваться / нельзя оторваться», то получается, что и этот роман недостаточно серь­езен. Оторваться-то почти нельзя – разве что ленивому читателю покажутся длинноватыми философские отступ­ления. Время действия – начало ХХ века, революция, гражданская война. Герой не может понять, на чьей стороне ему быть и за какие идеалы пожертвовать собой. Идеалы вроде и там, и там красивы, да вот только люди, которые за них воюют, ох как не идеальны... У Акунина получился новый тип героя: колеблющийся пассионарий, причем колеблющийся не в мыслях, а на деле. Фигур с такой амплитудой раскачки я в своей читательской практике что-то не припомню.[no_access]Владимир ЛидскийРусский садизм(«Лимбус Пресс», 2012)Не знаю, какие чувства испытывал автор, когда писал эту книгу: омерзение, ненависть, печаль или же острое желание поиграть на читательских нервах. То, что получилось, очень сложно переваривать – физиологический термин здесь мне кажется уместным. Сложно по двум причинам: много садизма и много языка. Описания кровавых кошмаров, творившихся в гражданскую войну, подробны и многочисленны настолько, что поневоле задумаешься: не перешел ли писатель грань между преднамеренным нагнетанием ужаса и извращенным смакованием?.. Тут, впрочем, все зависит от личного болевого порога читателя – уж кому как покажется... Разные главы романа написаны как бы разными людьми, и у каждого «автора» нарочито свой, очень характерный язык: суконно-казенный, уголовный, полуграмотный, архаичный... Это уже проблема вкусового порога: многие сочтут, что стилизация заходит далековато. Про такие книжки принято говорить: «Она не оставит вас равнодушными». Особенно если к проявлениям неравнодушия отнести и рвотные позывы.Наталья ГалкинаВилла Рено(«Коло», 2012)Элегантные дачники, беззаботно обитавшие на вилле Рено в поселке Келломяки, в результате революции оказываются на территории независимой Финляндии, но, будучи отрезанными от своего петербуржского прошлого, пытаются жить по-прежнему. И постепенно истончаются до мистически-призрачных субстанций, которые оказываются в межвременном коконе, периодически прорываясь в современный нам мир, где на этой самой вилле, снова получившей российский адрес, снимается то ли эксцентричное, то ли ностальгичное кино. И не очень понятно, что в романе достоверно, а что авторский домысел и вымысел. Даже академик Павлов – то подлинный, то прототипизированный – мерцает в сюжете романа. И вилла такая, если верить жителям Комарова (бывший Келломяки), была... Грустная романтическая сказка незаметно превращается в сюрреалистичный гротеск и обратно... Но хоровод событий, персонажей и жанров оказывается гармоничным, и, как ни странно, внутри этой драмы уютно и красиво. Как на вилле Рено в былые времена, наверное.С
0