Марина Олби

Марина Олби: Моя дочка предпочитает дачу Парижу

В Америке у людей обычно нет дач, у них есть одно основное место жительства — это либо квартира в городе, либо дом (или полдома) в пригороде. Вот такой дом — это нечто среднее между дачей и городской квартирой. Я до десяти лет жила в Кливленде, а потом мы переехали в Вермонт. Специально: мой папа хотел жить ближе к природе. Мы купили участок, построили там дом по собственному плану и завели большое хозяйство. Все, что мы ели, мы выращивали сами. Я очень рада, что у меня был такой опыт в жизни, теперь я понимаю, что надо учиться жить так, чтобы ценить прелести цивилизации. Потому что, если мы живем в городе и покупаем все в магазине, мы абстрагируемся от источника, мы не думаем, откуда все это берется. И для того, чтобы по-настоящему оценить все эти вещи, нужно видеть, как растут овощи, как растут животные, нужно вложить в это огромный труд.
0

Марина Олби: Я была такой наивной, что хотела помирить Америку и СССР

Марина Олби родилась и выросла в Америке,  но ее жизнь всегда была связана с Россией. В середине 80-х она решила помирить США и СССР. Начала она с того, что впервые показала американцам советское телевидение. Затем Марина открыла свою фирму Belka International, (названную в честь собаки-космонавта), которая занималась совместными российско-американскими культурными проектами, и организовывала первые телемосты между СССР и Америкой. В итоге 17 лет назад Марина уехала из США в Россию, где стала президентом телекоммуникационной корпорации Belcom. Через несколько лет Олби уволилась и переехала из Москвы в Питер, чтобы преподавать йогу, помогать матерям-одиночкам и бездомным детям. Сейчас Марина продолжает спасать мир, открыв вегетарианское кафе и пытаясь личным примером научить людей быть ответственными жителями планеты.
0