Все записи
15:43  /  26.08.10

832просмотра

Моя детская фобия

В детстве я боялась атомной войны. Сейчас тоже, наверное, боюсь, но не спрашиваю знакомых постоянно «как ты считаешь, если атомная бомба упадёт на магазин – наш дом разрушится? Или мы успеем спастись? А если на школу? А если в озеро?»

+T -
Поделиться:

В детстве я боялась атомной войны.

Сейчас тоже, наверное, боюсь, но не спрашиваю знакомых постоянно  «как ты считаешь, если атомная бомба упадёт на магазин – наш дом разрушится? Или мы успеем спастись? А если на школу? А если в озеро?»

 А в детстве спрашивала.  И ещё  «как ты думаешь, если мы без противогаза побежим в бомбоубежеще и постоянно будем задерживать дыхание мы сильно пострадаем или не очень»? или « Вот, бомба из Америки летит 8 минут, если объявят воздушную тревогу, а я буду в школе мне маме или папе на работу звонить? И как мы потом всей семьёй встретимся»

 Это была настоящая детская фобия. Создали и без остановки подогревали её, умеючи,  школьные учителя.

 В школе нам постоянно показывали документальные фильмы о правилах поведения при атомной атаке. Мы постоянно примеряли противогазы и даже соревновались в скорости их одевания. Мы ходили с экскурсиями в ближайшие к школе бомбоубежища (это были 2 магазина в подвале жилых домов, и потом покупать там овощи и молоко было невозможно без проверки – крутится ли вентиль, герметично закрывающий дверь).

 Но главное – всем младшеклассникам нашего города показывали фильм про атомный удар по Хиросиме и Нагасаки.    Большую документалку с кадрами вырастающего атомного гриба, с мертвыми телами, лежащими на улицах, с врачами, которые на носилках кого-то куда-то несут, с ожогами крупным планом…

Первый мой фильм ужасов, собственно.

 

Я вспомнила о нем недавно.

 Когда вдруг узнала, что маленькая  свекровь моей подруги (маленькая – в прямом смысле этого слова. Свекровь – японка) из Хиросимы.

 Славная, жизнерадостная, бодрая, энергичная, благополучная старушка. Больше 40-ка лет гражданка Швейцарии. То, что она японка – собственно, ясно уже не первый год. А вот Хиросима… Название города прозвучало впервые.

  "Мне было 8 лет, когда моего отца срочно командировали на работу в другой город. Мы собрались и уехали за неделю. Мама плакала, очень не хотела переезжать. Мы - дети – тоже плакали и я и брат и сестра.   А через месяц после того, как мы уехали на Хиросиму бросили бомбу. Все, кого мы оставили там, погибли. Не осталось никого из родственников и друзей" - такую историю она вдруг рассказала.

 Ох! На секунду перехватило дух. И мурашки пробежали. И я вспомнила панику свою детскую. И вспомнила тот фильм документальный, и песню «журавлик-журавлик, японский журавлик» (про девочку которая умирала от лейкемии, кажется) .

"Знаете, Джунка,- говорю – когда я была маленькая, нам в школе очень много рассказывали про Хиросиму и Нагасаки. И я очень много о них думала."

"Я тоже – говорит она – много о них думала."

"У меня, - говорю, -  была привычка постоянно спрашивать "если бомба упадёт вот туда-то, мы уцелеем?"

"Вот это да! - говорит она – я тоже постоянно всех об этом спрашивала. Мне было 8 лет и я измучила родителей своими постоянными вопросами «что будет если атомная бомба упадёт неподалёку».

Вышла из комнаты. Вернулась с фотографией. Школьный класс. Одни девочки. Всем по 8 лет. Мы все, - говорит, - очень боялись.

 Удивительно! У меня и у маленькой японской свекрови моей подруги в 8 лет была одна и та же фобия! Мы боялись американской атомной бомбы.

Разница между тем моментом когда ей было 8 и когда 8 лет было мне - около 40-ка лет!

 

Комментировать Всего 5 комментариев

отличная песня))

а у нас - я вспомнила -  был Кобзон "солнечному миру - ДаДаДа! ядерному взрыву - НетНетНет". Эффект панический, пожалуй,  только усиливал!

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова, Михаил Калужский

Мария Маханова Комментарий удален

Точно. Но Кобзон был прямо скажем, позже этой песни Blind Boys. И правда, уверенности в будущем призыв сказать "да" солнечному миру не добавлял, что логично. Всё же советская культура был призвана поддерживать в нас готовность к катастрофам. Неизбежно вспоминается сцена учебной тревогои из "Золотого телёнка":

"Но в эту минуту набежала группа людей в таких же противогазах, и среди десятка одинаковых резиновых харь уженельзя было найти Корейко. Придерживая свою папку, Остап сразу же стал смотреть на ноги чудовищ, но едва ему показалось, что он различил вдовьи брюки Александра Ивановича, как его взяли под руки и молодецкий голос сказал:

-- Товарищ! Вы отравлены!

-- Кто отравлен? -- закричал Остап, вырываясь. - Пустите!

-- Товарищ, вы отравлены газом! - радостно повторил санитар. -- Вы попали в отравленную зону. Видите, газовая бомба. На мостовой действительно лежал ящичек, из которого поспешно выбирался густой дым. Подозрительные брюки были уже далеко. В последний раз они сверкнули между двух потоков дыма и пропали. Остап молча и яростно выдирался. Его держали уже шесть масок.

-- Кроме того, товарищ, вы ранены осколком в руку. Не сердитесь, товарищ! Будьте сознательны! Вы же знаете, что идут маневры. Сейчас мы вас перевяжем и отнесем в газоубежище."

Вот я думаю, мы тогдашние, измученные страхом перед ядерной войной, были бы лучше подготовлены к пожарам и жаре этого лета?

мы сейчашние и есть мы -тогдашние

:-) по-моему в случае  опасности у нас, рождённых в той стране, срабатывает спец.кнопка.

Мы зановесим окно мокрой тряпкой, закупим гречки и соли "на всякий случай", проведём срочную эвакуацию детей в Питер и  будем читать газеты и смотреть телерепортажи "между строк".

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Но мне кажется, что многие забыли, зачем на щитах противопожарной безопасности висят красные конические вёдра.

Эту реплику поддерживают: Мария Маханова