Лера Грант

Ответ Е.Дебрянской

Я внимательно изучила материалы этого дела, переговорила с очевидцами, как в самом клубе, так и на Тверской и в ОВД Тверское. Картина следующая: эти бабы, находясь в уматину пьяные, просто в дрова, алкоголь вытекал у них изо рта, сами начали мочилово около барной стойки, что-то между собой не поделив (письменные свидетельства очевидцев). Сотрудники кафе, пытаясь утихомирить взбесившихся баб, вытащили их по одной на улицу, т.к. их дальнейшее нахождение внутри клуба представляло опасность для других посетителей. Но и на улице "девушки" никак не могли успокоиться. В этой куче мале , в этой безумной драке оказались два постоянных посетителя "12Вольт", (Ж., который ходит к нам в клуб на протяжении многих лет и никогда не был замечен в драках); (и Гана, экс-чемпионка мира по синхронному плаванию, которая вообще не употребляет спиртное), которые попытались урезонить взбесившихся (девушек), за что Ж получил страшнейший удар в спину и полетел с лестницы лицом вниз. Наконец, эта пьяная свора, оказалась на улице, и все вздохнули с облегчением. Но не тут то было. Вся эта свора догнала Ж и опять со спины огрела его бутылкой по голове (ему пришлось накладывать швы),одна из них, огромная пьяная жуткая бучиха, схватила его за горло, а другие две начали его мочить как боксерскую грушу!  Наконец, все оказались в милиции, где и было написано заявление от пострадавшей стороны. Все это зафиксировано в протоколах и других документах, находящихся в ОВД "Тверское". Я надеюсь, что после расследования эти девушки будут наказаны. Ко всему прочему, хотела бы напомнить, что все это происходило в Страстную пятницу!!! Ничего святого у них нет! Прошу заметить, что, как показывает опыт, инициаторы всех самых страшных драк - женщины, НЕ геи! Нужны ли мне такие посетители? Нет!  Всех С Пасхальной Неделей!!! Евгения Дебрянская.
0

Подробности об инциденте в гей-кафе "12 вольт"

22 апреля (ночь с 21 апреля) мы с Верой и еще тремя девушками оказались в гей-кафе «12 вольт», куда захотели пойти наши петербургские подружки. В кафе через какое-то время меня схватил за промежность неизвестный мне человек, стоявший в группе из девушек и мужчин, которых я не знаю. Я очень удивленно на них посмотрела. Мужчина (в дальнейшем Х), оттолкнул меня в сторону с оскорбительными словами гомофобного толка, я шлепнула его по рукам. Меня стали толкать девушки и мужчины из его компании. Все были пьяны и агрессивно настроены. Я взяла из пустого стакана лимон и швырнула его в лицо одному из зачинщиков потасовки. То, как меня толкают туда-сюда и оскорбляют, увидела Вера и попыталась вытащить меня оттуда. Я закричала: «Вызовите милицию!» Сама я вызвать ее не могла, не было телефона под рукой, да и сотовые телефоны там не ловят. Прибежал официант Сергей, который почему-то вместо того чтобы унять толпу или вызывать милицию, схватил меня и стал волочь на выход. Я была в платье без рукавов, мои телефон и деньги оставались в клубе. Официант Сергей и гардеробщица Настя заперли меня между двух дверей на лестнице, открыть которые может только персонал, продолжая бить меня. Таким образом, я вместе с ними оказалась как бы заблокированной между двумя дверями на небольшом лестничном пролете недалеко от входа в клуб. Туда же втолкнули Веру. Нас толкали и высказывали оскорбления. Вера включила диктофон в телефоне и стала все записывать. Я плакала, повторяя «вызовите милицию». Официант Сергей заорал: «Здесь тебе милиции не будет». Все это сопровождалось матом и толканием меня и Веры, нас забили в угол. Как-то в этот «предбанник» вошел Х, который и начал всю потасовку. Он стал выкрикивать оскорбления ( в том числе гомофобного толка) и бить Веру, так что она оказалась на полу. Я кричала: «Откройте двери! Помогите! Оставьте нас в покое!» Я забежала по ступенькам вперед и пнула ногой в спину (сверху) Х, который бил Веру. В какой то момент дверь открылась, и я, чтобы попросить о помощи, одна была вынуждена выбежать на улицу без верхней одежды и костыля, с которым я должна ходить после недавней серьезной травмы ноги. На Козицком переулке стоял таксист, которого я попросила вызвать полицию с его мобильного номера. Тут я увидела, что Х вместе с какой-то девушкой спокойно выходит из клуба и направляется в сторону Тверской. Я подбежала к нему и сказала, что я вызвала милицию, и просто так ему не сойдет с рук, то, что он сделал. Он сказал, что работает в правительстве, что я еще не знаю, с кем связалась, что он скажет, что я украла у него телефон и сам сдаст меня в милицию.  Он сбил меня с ног и лежащую стал избивать ногами и руками, так что я описалась от ужаса и страха. Тут прибежала Вера и со словами «Не тронь ее!» стала его оттаскивать от меня. Он повалил ее на землю и бил головой о стену дома. Сопровождающая Х девушка держала меня и не давала вмешаться. В какой-то момент я увернулась от нее, выхватила у таксиста зажжённую сигарету и стала вкручивать Х этот окурок в шею, чтобы он отстал от Веры, которая уже была в полуобморочном состоянии. Он оставил ее и пошел  в сторону Тверской. Я погналась за ним, потому что не могла отпустить обидчика, тем более что скоро должна была подъехать милиция. Я звала на помощь охранников ресторанов на Козицком, но они спрятались. В один из ресторанов, где минуту назад еще стоял на улице охранник и курил, я забежала. Я кричала «пожалуйста, помогите». Но никого не было. Я выбежала на Тверскую и увидела, что Х сел в такси, я открыла дверь и сказала таксисту, что это преступник и за ним едет милиция. Мне пришлось вытаскивать Х за его футболку из машины. Потом я увидела на противоположной стороне Тверской улицы сотрудников ППС и стала их звать: «Ребята! Милиция! Помогите!!!» Они поспешили на помощь. И тут Х заорал: «Это я вас звал! Вот эти твари!» «Твари» были одеты в белую одежду, и вся эта одежда была в крови. На одежде и руках у нас были видны отпечатки ботинок Х. Сотрудники ППС задержали его, тут я увидела наряд, заворачивающий на Тверскую, и подбежала к ним. Далее мы оказались в ОВД Тверское, где этот Х писал на меня встречное заявление, что мы на него напали и избили. Он демонстрировал свою голову в крови. Вера потеряла сознание. Я стала вызывать «скорую». Тогда и Х стал вызывать «скорую» себе. Приехали медики, Веру увезли в 67 больницу. Х от госпитализации отказался. Мы хотим извинений от владельцев клуба «12 вольт» за поведение персонала. Хотим, чтобы заблокировавшие нас сотрудники кафе, которые толкали и оскорбляли нас, были уволены с записью в трудовых книжках. Мы хотим, чтобы на Х было заведено уголовное дело. У нас многочисленные гематомы лица, рук, ног, спины, живота, груди и головы. У Веры сломан нос. Пока мы не делали анализы, чтобы проверить, нет ли внутренних повреждений. Вера работает диктором на иноязычном радио, я писатель и журналист. Мне все равно, из правительства тот человек или нет, я хочу, чтобы его наказали. Хотя бы потому, что другие женщины, которые столкнутся с этим «мужчиной» не должны пострадать. Так же как и не должны пострадать посетители гей-кафе «12 вольт» от противоправных действий и халатности сотрудников кафе.
30

Как на Кутузовском разминировали, эмоционально, да

В общем дело было вечером, ехала я к Наташе на Кутузовский в гости терки тереть, водитель не повернул на Студенческой, и пришлось выйти на Кутузовском и перейти по переходу. Выныриваю: тадам. Куча полицейских, МЧС, собаки, кинологи, скорые, пожарные, все оцеплено. Я такая (с костылем между прочим): — А че тут происходит? — Из телевизора узнаете, девушка! Думаю, ну уж хер, я в этот дом иду в гости, а дом между тем весь лентами огорожен, саперы шастают, кинологи с псами бегают, и куча полиции-милиции шастает. Хер я это по телевизору узнаю, раз я здесь и сейчас уже. Направляют они меня в обход. Прусь с старушечкой из этого дома, такой сухонькой еврейской тетушкой, она переживает, все про документы под нос бурчит. Вползаем во двор, а там, товарищи, куча народа с детьми, собаками, шмотками.  — У нас в доме БОМБА! — говорят. — Бля! Не может быть, — говорю я, — потому как иду в гости к Наташе, а у нее трое детей, двое котов и трешка. Наташа уже на улице меня встречает. Количество пожарных расчетов уже оценила, но всего трэша, что со стороны Кутузовского проспекта и во дворе, не видела. Зашли в дом. Наташа на стреме, в окно поглядывает. В какой-то момент Наташа видит, что Кутузовский и третье транспортное перекрыли.  — Странно, — говорит Наташа, — когда правительство едет, раньше перекрывают, из окон не видно этого. И тут сука взрыв. Тадам. А мы на балконе, в комнате детей.  — Вроде не взрывчатка, — говорит Наташа, а сама прямо видно как примеряется хватать троих детей и двоих котов, если что. Я соглашаюсь. Сваливаем на кухню, как назло в доме ноутбука нет рабочего, и интернета нет, и все наши друзья трубу не берут, чтоб нам рассказать, что у нас тут происходит. Короче, сидим. Тут до приятельницы Арины дозвонилась. Арина у ноута с интернетами, она давай шарить новости. — Лайфру пусть смотрит! Они первыми все узнают, — Наташа говорит. Посмотрела лайфру Арина и говорит, что у нас тут тачку со взрывчаткой нашли. Тут второй раз бабахнуло и та.... с эхом. Через пять минут Кутузовский и третье транспортное обратно включили, и мы с Наташей выпили коньяку. Ну а чего. Заслужили. У нас стресс был. И тут... проявились все, до кого мы за два часа не дозвонились. Вот все. Перезвонили: — А? Чего? Ты звонила? А? Ну? А? — Наташ, — говорю я, — а ведь прикинь, сколько людей не дозваниваются сразу, когда состояние не то что как у нас, ну а потяжелее. Когда дома рушатся, самолеты падают, корабли тонут... Наташа улыбнулась так, как она улыбается, и мы чокнулись. Я все это к чему. Решила приобрести новый телефон — не самсунг самый дешевый, как у меня сейчас, а на худой конец айфон, как у меня был два года назад. хотя бы с телефоном, с выходом в интернет. Новости узнавать буд,у, ну и сразу в фейсбук. там хоть трубку не снимают, но лайки ставят и типа вроде как с тобой. Сегодня в новостях выяснилось, что и дом рядом с домом мамы моей Веры разминировали. Дела.
15

МРТ в Склифе - ад как он есть

Эту историю я обещала написать всем врачам, медсестрам и санитарам, обслуживающих МРТ в институте скорой помощи Склифосовского.  Слово я свое сдержу, как сдерживаю все свои слова. Итак. После падения на улице мне в больнице №29 были поставлены под вопросами ряд необнадеживающих диагнозов и показано плановое МРТ. Рядом с моим домом находится институт скорой помощи имени Склифосовского, коротко "Склиф". В среду 9 марта утром я позвонила в отделение МРТ и записалась на МРТ 11 марта на 17:15. Мне сказали приходить в главный корпус. 11 марта я позвонила в отделение МРТ в Склифе за 10 минут до МРТ коленного сустава. Надо сказать, что в это время я ехала от травматолога из 137 поликлиники в гипсе от попы до пятки с несгибаемой ногой. При мне были костыли. - Могу опоздать на 5 минут! Агапова.Я записана на 17:15, - сказала я. - У нас тут задержка. Можете погулять немного. У нас были сложные пациенты из реанимации. - Как это "погулять". Я на костылях и в гипсе, - напряглась я. - Ладно, приходите. Главный корпус. Водитель, который вез меня из травмы, сказал, что он часто возит на МРТ пациентов и оплачивать МРТ нужно в Склифлабе, а не главном корпусе. Там у Склифлаба он меня и высадил. Я поплелась в Склифлаб, оплатила 4535 рубля, и с чеком пошла в главное здание. Еще порадовалась, что женщина по телефону мне не сказала про оплату в Склифлабе, а водитель умница сказал и поэтому мне не придется проделывать длинный лишний путь по аллее. Охранник меня пустил по служебному входу, видя, что мне тяжело идти и что при мне паспорт и чеки МРТ. Он вызвал сестру для сопровождения. Я назвала свою фамилию отдала ей паспорт направление врача и чеки. Она зашла в кабинет МРТ, после чего вышла и вернула мне паспорт и направление. Чеки остались у врачей. В коридоре была огромная очередь. На костылях была я и мужчина. Остальные сидели без признаков повреждений.  В кабинет МРТ проникали люди, которые не были записаны по времени. Спустя полтора часа ожидания на сквозняке я спросила у санитарки (или медсестры) Анны, когда меня позовут. Она ответила что через 2 часа. Я вышла из Склифа, оставив Анне свой телефон и пошла кушать в кафе Кокон напротив. Спустя два часа я вернулась. Зашла девушка, записанная на 16:30, то есть передо мной. Ее отец долго скандалил с персоналом и ее пустили по очереди. Меня же пустили...спустя 6,5 часов. Когда я уже свирепствуя на очередного пациента без записи и чека стала бить в двери кабинета костылями и рыдать. Я кричала что я журналист и просто так этого унижения не оставлю.  Так вот. После моих криков и слез вышла медсестра или санитарка Анна и сказала мне, что меня вообще нет в списках. Она принесла список. На 17:15 стояла чужая фамилия выкрашенная красным маркером. Моей фамилии не было. Тут я поняла, почему мне не сказали сразу про кассу в другом здании - хотели принять на лапу. Вместе со мной 6 часов ждали очереди пожилая пара. Они сказали что также просто так этой ситуации с левыми людьми и ожиданием за бешенные деньги процедуры МРТ они не оставят. Санитарка медсестра посоветовала мне не скандалить, а забрать чеки и на следующий день забрать свои деньги. И вообще, сообщила она, врач у нас беременная ей нервничать нельзя. А брать взятки, делать левак за счет моего времени и моих нервов можно? Приехала Вера. Она стала спрашивать у врача Нечаевой фамилии всех сотрудников, работавших на смене. Врач отказалась их назвать. В районе 00 я зашла в кабинет МРТ. Но официально для коммерческих пациентов кабинет закрыт в 20 часов. Молодой человек, пропихнувший в кабинет свою мать без очереди интересовался у меня лично сколько стоит процедура "по кассе". У него не было совести, когда он зная что я жду уже 6 часов МРТ в гипсе в котором сложно сидеть, заводил свою мать моложавую женщину без видимых травм. Она даже шубу поленилась снять и вошла в кабинет царицей. Прождав врачей 5 минут. Заводила всех без очереди санитарка и девушки работавшие на аппарате. Беременная врач в этом при мне не участвовала. Я допускаю что у жлоба с кобурой на поясе нет совести. Но у врачей? Которые видели как мне и пожилой паре тяжело сидеть и ждать? Это за гранью добра и зла.  Пара, которая как и я стала свидетелями этого вопиющего случая в истории Склифа написали мне письмо, которое они отправили в Склиф. Вот оно (я скрыла фамилии пациентов):   Господа,    в разделе Контакты на вашем сайте в интернете приводится целый ряд фамилий с указанием ваших должностей. Рискуя ошибиться и не зная, к кому из вас обращаться персонально, обращаюсь ко всем вам сразу, полагая, что вы коллективно сможете обсудить вопросы моего письма.    Итак, г-да Хубутия, Ермолов, Абакумов, Булава, Рогаль и Федин.    В пятницу 11 марта с.г. сопровождал свою жену, Б-у А.Я. в платную службу МРТ подведомственного вам института скорой помощи (все необходимые сведения о её регистрации можно найти в бухгалтерских документах).  За несколько дней до этого она внезапно потеряла возможность двигаться (отказала левая нога и левая рука). Лечащим врачом настоятельно было рекомендовано пройти срочное магнитно-резонансное обследование. Было подозрение на микроинсульт.  Как известно, аппаратов МРТ в нашем городе не так много, да и обследование на них – не из самых дешёвых. Оба мы пенсионеры, живём относительно недалеко от Института и, срочно собрав необходимую и немалую для нас сумму денег, отправились на обследование.  Обследование было назначено на 15.45.  Пришли мы на всякий случай заранее, за 20 минут до назначенного срока. Перед кабинетом сидела уже очередь. Мы выяснили, что ДО нас должны были пройти два (!) человека. Нам это показалось странным, поскольку обследование каждого – минут 50 (включая описание). Иными словами, обследование моей жены сдвигалось почти на два часа.  Случайно узнаём от медсестры отделения, что один из томографов сломан. Кстати, весь персонал отличается исключительной вежливостью, но эта вежливость, увы, ограничивалась признанием факта поломки и невозможностью чем-либо поправить положение.  Работник, принимавший деньги, ни словом не обмолвился об этой поломке. За всё время нашего пребывания в отделении с пацентами, пришедшими туда не с насморком или кашлем, а с очень серьёзными вопросами, не поговорил никто из руководства отделением. Никто. Возможно, такого руководителя нет и в природе?  Не прошло и двух часов, как моя жена прошла обследование. По ходу дела оказалось, что требуется дополнительное, контрастное усиление. Но врач не может работать без подтверждённого дополнительного оплаченного счёта!  Это – дополнительные деньги. Оплата – в другом здании. Темно, скользко. Поиски кассы, ожидание принимавшего деньги и выписывашего квитанцию, заняли не менее получаса. Было 18.40.  Когда я вернулся в отделение, оказалось, и что моя жена не имеет возможности продолжить ДООБСЛЕДОВАНИЕ в порядке своей очереди и должна снова включаться в очередь (назначение было, напомню, было на 15.45). Такого не найдёшь даже у Кафки и Гоголя!  Но, странное дело, в лабораторию МРТ на наших глазах приглашали людей, которые откуда-то внезапно возникали в зале для ожидающих и как-то быстро проникали при помощи сотрудников отделения внутрь, минуя нашу очередь.  Под недоуменные взгляды пациентов.  Никто из руководства отделением не удосужился поделиться с присутствующими тем, как, кого и когда пропускают на томограф.  И ведь в оплаченной очереди сидели люди, повторяю, не с насморком. «Слева» проводили людей, думаю, тоже не отличающихся спортивным здоровьем. Но пациенты с НАЗНАЧЕННЫМ ВРЕМЕНЕМ-то тут при чём? Часов в 20.00 нас с женой запустили в помещение перед томографом. Ожидание длилось около часа.  Верю, что в отделении МРТ работают классные профессионалы. Допускаю, они перегружены.  Вопрос об их перегруженности НИКАК не привязан к тому, что работают эти врачи в ПЛАТНОМ отделении. Напротив. Принимая на себя обязанность работать в платном отделении, они знали, что здесь с них спрос будет выше. Соответственно, и зарплата их будет выше.  Так оно и есть. Знаю, что их доходы никак не сопоставишь с «доходами» пенсионеров.  Советская власть приучала нас к бессовестному и трусливому молчанию. Но теперь-то вы, врачи, берёте деньги. А вот рыночные отношения вы понимаете примитивно по-базарному. Берёте немало, а вот отдача получается бессовестно-совковая. И работаете по-старому, мол, вас много, а я одна. Уверен, брать немалые деньги за обследование, ждать которого приходится часами, не уметь организовать ожидание очень встревоженных пациентов в лечебном учреждении (думаю, в ветеринарной клинике всё устроено человечнее), проводить на обследование «левых» людей, - для этого не стоило вашим специалистам когда-то учиться шесть лет, а по окончании давать известную клятву.  Не мне вам рассказывать, чем должен заниматься руководитель отделения. Он – как гиашник на сложном перекрёстке. А руководитель учреждения руководит работой своих подчинённых. Но не только уборщиц, но и руковоодителей отделов. Т.е. этот мой упрёк – вам, господа.  За руку никого не поймал, но УВЕРЕН, что вне очереди оплативших свои квитанции людей проходили как раз те, кто платил «в карман», дополнительно. А иначе чем можно объяснитиь хаос и беспорядок в вашем бесхозном отделении? Есть ли там ОТВЕТСТВЕННОЕ руководство? Средний медперсонал – не решает ничего. Буду рад, если ошибаюсь. Из Института мы вышли в 22.40.  Итак, сеанс затянулся с 15.45 до 22.40. В нашем случае – за наши пенсионные деньги. Не говоря уже о стрессе, весьма противопоказанном в состоянии моей жены.  Моя жена врач, и ей отвратительна практика, заведённая в этом отделении. Хочется надеяться, что это лишь недоразумение, не типичное для всего учреждения.  Господа, когда этот текст (если с вашей стороны не последует внятной реакции на описанные выше безобразия) попадёт в один из читаемых блогов, не думаю, что это станет вам хорошей рекламой   В.О.Б-в, пенсионер, ветеран труда. 12 марта 2011 г.   ТАК ВОТ, господа из института скорой помощи Склифосовского, особенно те, которым подчиняется служба МРТ я, Агапова Валерия Владимировна, требую проверки ваших сотрудников на предмет коррупции, профессионализма и соблюдения врачебной этики. Я хочу, чтобы мне принесли извинения, объяснения, а также чтобы были приняты дисциплинарные меры в отношении работников, дежуривших 11 марта. Я готова показать пальцем на всех, кто имел отношение к мучению меня и других пациентов в тот день.  Связаться со мной можно тут [email protected] Надеюсь ваша реакция будет раньше, прокурорского запроса и возбуждения уголовного дела в отношении врачей-коррупционеров.     
24

Дети Айтматова

Все началось с дивана. Мне его подарили, но при условии самовывоза. И так мне понадобились грузчики. За стеной, какой день подряд у соседа шли ремонтные работы. Я знала – помимо новой квартиры в историческом центре Москвы у него есть грузчики. У такого человека не может не быть грузчиков!Требовательно, мстя за последние несколько недель сверления и бурения, я позвонила в соседскую дверь. Мужчина с усиками и белоснежной майке стоял, обернувшись по пояс полиэтиленовой пленкой. В квартире царил хаос.- Здравствуйте, грузчики есть у вас?- Ооо, дорогая моя! Дорогая моя, - с интонацией Велюрова заговорил сосед, - грузчики есть! Да не у меня. У меня наши дворники местные.- Дорогие? Почем? Где искать их? – пытала я соседа.- Киргизы ж дворники у нас! Конечно дорогие. Живут в подвале, в нашем доме прямо. Ты им в дверь туда железную постучи. Но дорогие… Дорогая моя, очень дорогие грузчики эти киргизские дворники.
0