Александра Лаврентьева

Работа и водка в российской провинции

Моя мама 25 лет проработала на Ульяновском автомобильном заводе опертором ЭВМ. В прошлом году ее сократили, так как по заводу прошло массовое сокращение. Владельцы завода решили так- УАЗы не покупаются, модернизировать производство- долго, затратно и технически сложно. Легче- снизить производство и уменьшить количество рабочих мест. Благополучно количество рабочих мест снизили с 28 тысяч до семи. То есть оставили на работе — каждого четвертого, а остальных трех — отправили на биржу. Несложные подсчеты показывают, что на биржу этой акцией «ушло» 1/7 населения всего Ульяновска. (Уволена 21 тысяча человек, у каждого — семья — жена и хотя бы один ребенок, 21 тысяча умножаем на три, это — восемьдесят тысяч человек, включая самих рабочих. Численность Ульяновска 650-700 тысяч человек). И такое глобальное сокращение прошло не только на УАЗе, а на нескольких наших заводах. То есть самое популярное место работы сейчас в нашем городе- биржа труда. Что же делает работоспособный рабочий, привыкший с 7 часов утра каждый день идти на завод? Конечно, пьет! А вы спрашиваете, что нужно сделать для того, чтобы люди перестали пить... Был на заводе и профсоюз. Но профсоюзное движение оказалось бессильно перед собственниками.
0