Людмила Алексеева

На Болотной родилась национальная идея

Я очень везучий человек. Вот я в свое время понимала, что Советский Союз – империя, в которой невозможна демократия, но я дожила до краха Советского Союза, хотя, честно вам скажу, не думала, что доживу. СССР казался незыблемым. А теперь я дожила и до 10 декабря. Сейчас сижу и читаю газеты, журналы, слушаю «Эхо Москвы» про митинг, на который я не пошла, потому что мне уже тяжело ходить, и думаю — это же праздник! Я дожила. В 1991 году люди защищали свободу, которая, они считали, у них уже была. Сейчас мы отстаиваем свободу, которую у нас отняли. Причем отстаивает ее в основном, что очень радостно, молодежь. Говоря по Герцену, “непоротое поколение” — их вывел на улицу не голод и не холод. Их привело на улицу попранное человеческое достоинство, гражданское достоинство. Они возмутились, что какие-то два человека 24 сентября нам сообщили: “А мы, ребята, уже все решили, теперь будет так, как мы хотим, и мы ставим вас об этом в известность, все, точка”. А мы что же, быдло? Это и привело людей на Болотную. Мне кажется, что именно на Болотной родилась та самая национальная идея, которую так долго и так безуспешно искали самые разные политики, интеллектуалы и просто граждане. На площади были не только либералы и люди демократических взглядов. Там были и националисты, и даже лимоновцы туда перебрались. Одним словом, самые разные люди. И все они говорили одно: не надо вбросов, нам нужны честные и справедливые выборы, чтобы мы сами решали, кто будет управлять страной. Народ понял, молодежь поняла, что она не хочет “валить за границу” — мы хотим в своей стране жить достойной людей жизнью! Это и есть национальная идея. Возможно, мы еще не осознали этого, но я ясно вижу рождение национальной идеи.
5

Заседание комиссии общественного совета при ГУВД

27 января состоялось заседание комиссии общественного совета при ГУВД Москвы по поводу задержаний участников митинга 31 декабря 2010 года. Комиссия была отобрана из членов совета и, как и сам совет, была очень неоднородна. Большинство членов совета это руководители СМИ и общественных организаций, так или иначе связанных с милицией и не расходящихся во мнениях с ее руководством. Но руководителем комиссии был Павел Гусев, главный редактор "МК", в комиссию вошли Алексей Венедиктов ("Эхо Москвы"), Дмитрий Муратов ("Новая газета"), из правозащитников - Валерий Васильевич Борщев и я. Вот мы и ставили вопросы, на которые трудно было ответить милицейскому руководству. БОльшую часть времени обсуждали задержание Немцова, я говорила и о других задержанных.
0