Алексей Алексенко /

Значение размера и другие непристойности

Две недавние научные работы посвящены теме гениталий: научная редакция «Сноба» просто не могла обойти их своим вниманием.

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

В науке нет ничего особенного, она с неба звезд не хватает, а просто отвечает на вопросы. А именно на те вопросы, которые ей задает любознательное человечество. Если подумать, это совсем не мало — на любой вопрос честно пытаться дать ответ, никогда не срываясь на крик: «Да как вы можете такое спрашивать, как у вас только язык поворачивается?!» Впрочем, есть такие вопросы, на которые наука научилась правильно реагировать только недавно. Вот один простой пример.

Возможно, наши уважаемые читатели мужского пола, когда-то в юности начитавшись разных книжек для взрослых или наслушавшись нескромных анекдотов, заинтересовались вопросом: «А какого размера мой репродуктивный орган? Он скорее большой, или он скорее маленький, или средний? Стесняться ли мне или гордиться?» Тринадцатилетние мальчики чистосердечно изучают мир и свое место в нем, и если вы собираетесь обличать тех, кто задавался подобными вопросами, — вы омерзительный ханжа, прочь с этого сайта, разговор окончен.

Для оставшихся с нами продолжаем. Если у этих мальчиков была исследовательская жилка, они, возможно, изучили научную литературу по данной проблеме. И с изумлением обнаружили, что достоверных данных по антропометрии гениталий просто не существует. Вот данные о расстоянии от Солнца до Юпитера есть, причем дистанция измерена с точностью, заведомо превышающей любые практические потребности любознательного человечества, а вот о том, из-за чего глупые пацаны во всем мире предаются самоедским комплексам, отравляя себе лучшие годы жизни, ученые почему-то нам сообщить не удосужились. Только хиханьки да хаханьки, никаких точных данных.

Почему так? Догадайтесь сами. Вот я сейчас пишу развлекательный, популярный текст на эту скользкую тему, и то каждое слово проговариваю про себя несколько раз, чтобы ненароком не спошлить, а как бы ученые, скажем, написали заявку на исследовательский грант? Хотим, мол, узнать средний размер пениса, дайте нам денег и оборудования. Хи-хи-хи, экие затейники.

Недостаток данных «может отражать культурные табу на взаимодействие исследователей или врачей с мужчинами, находящимися в сексуально возбужденном состоянии», деликатно поясняют Николь Проз и Джеффри Миллер, психологи из США, чье недавнее исследование призвано было внести ясность в этот жгучий вопрос. Исследование, собственно, касается не среднего размера как такового: здесь вроде бы кое-какие данные наконец-то появились (если вам в вашем зрелом возрасте до сих пор неймется, то вот цифры: 14,1 ± 2,7 см при окружности 12,2 ± 2,2 см, что примерно на 1,2 см длиннее, чем в прошлом аналогичном исследовании: вот такая низкая точность; а теперь марш в ванную, мы вас подождем). Наших психологов — на то они и психологи — интересовал вопрос субъективного восприятия. То есть не сам размер, а вопрос о том, имеет ли он значение. А следовательно, исследование проводилось среди женщин.

У женщин, если вы не замечали, тоже есть свои заморочки, а потому вот так прямо подойти и спросить — путь для психолога тупиковый. Вместо этого семидесяти пяти испытуемым дамам было предложено тридцать три трехмерных модели того самого, о чем мы здесь толкуем. Модели выглядели довольно скромно, без лишнего натурализма: вот так.

Иллюстрация: Nicole Prause , Jaymie Park , Shannon Leung , Geoffrey Miller
Иллюстрация: Nicole Prause , Jaymie Park , Shannon Leung , Geoffrey Miller

Первым вопросом, стоящим перед психологами, был вот какой: способны ли девушки вообще трезво оценивать параметры этой штуковины, или глаз так туманится из-за эмоций, что и не вспомнишь, какое оно было? Чтобы убедиться в здравомыслии испытуемых, им были показаны некие модели, а потом — немедленно или через полчаса — предлагалось выбрать из нескольких вариантов модель, максимально схожую с продемонстрированной вначале. Дамы прекрасно справились с заданием, то есть без малейшей систематической погрешности: иногда чуть-чуть ошибались, но не завышали и не занижали размер злонамеренно.

Теперь можно было перейти собственно к опыту. Одной части дам предложили выбор моделей и задали вопрос: «Каков был бы идеальный размер для вашего мужа или серьезного, долговременного бойфренда?» У других спросили кое-что посложнее: «Представьте себе, что вы одиноки и пошли с подругами в ресторан. Вы знакомитесь с привлекательным мужчиной, он одинок, умен, доброжелателен, остроумен и имеет прекрасную работу. Он говорит, что прилетел в ваш город на конференцию и завтра улетает обратно. Вы можете провести с ним только одну ночь; каков был бы его идеальный размер?» Исследователи поясняют, что такая сложная формулировка была нужна для того, чтобы исключить влияние всяких посторонних соображений. Например, если женщина ощущала бы опасность насилия или дальнейших нежелательных домогательств, она могла бы выбрать размер заведомо меньше, чем в отсутствие таких опасений.

Итак, та-да-да-дам, результаты. Для постоянного партнера желательные параметры таковы: 16,0 см, окружность 12,2 см. Для случайного партнера — чуть больше: 16,3 см при окружности 12,7 см. Это небольшое отличие, разумеется, психологов не удивило: давно известно, что самки (не только человеческие) предпочитают в качестве постоянных партнеров особей с чуть более низкой маскулинностью — видимо, поскольку они надежнее в смысле заботы о потомстве. Интересно как раз другое: во-первых, отличие не так уж велико, прямо на грани статистической достоверности, а во-вторых, женский идеал длины прекрасно укладывается в среднее по популяции с учетом погрешности, хоть и тяготеет к верхней границе интервала. А что касается толщины, так и вовсе попадает точно в середину разброса.

То есть, уважаемые джентльмены, вот то, что вы хотели знать, но боялись спросить. Теперь вы знаете. И ведь ничего страшного, правда? И это облегчение наступило благодаря ученым, не стесняющимся задавать вопросы и честно на них отвечать. Так наука изменяет нашу жизнь к лучшему.

Чтобы два раза не возвращаться на нашем ресурсе к теме пениса, упомянем еще одну работу, рассматривающую другой аспект проблемы. Аспект вот какой: как известно, пенис есть далеко не у всех зверюшек. У голубей, например, его нету и в помине (о «гулькином уде» мы тут как-то писали). У уток, напротив, есть спиралевидные штуковины прихотливой формы. У змей есть причудливые двойные «хемипенисы», у большинства ящериц — опять ничего, включая древнюю примитивную ящерицу-туатару.

Фото: Tui De Roy/Minden Pictures/Corbis
Фото: Tui De Roy/Minden Pictures/Corbis

Такая пестрота животного мира настораживает. Неужели это полезное приспособление эволюционировало каждый раз заново — у уток, у змей, у млекопитающих? Или все же у наших общих предков что-то такое было, и лишь потом в ходе эволюции у некоторых потомков оно потерялось, а у других видоизменилось до причудливой неузнаваемости?

Работа, опубликованная на прошлой неделе в Biology Letters, склоняет нас ко второму варианту. Исследователи провели компьютерную реконструкцию зародышей этой самой туатары, у которой якобы ничего нет. Оказалось, что ничего нет только у взрослых туатар, а у зародыша как раз формируется в причинном месте весьма характерное вздутие. Это предполагает — цитируем исследователей — «единое эволюционное происхождение внешних половых органов у амниот».

На этой позитивной ноте, пожалуй, можно закончить наш краткий экскурс в довольно рискованные области современной науки.