/ Москва

Как глаза пугают подкорку

Нейрофизиологи сделали открытие: оказывается, у нас непрерывно работает система бессознательного анализа периферической информации. Мы можем не понимать умом, что же мы увидели, но результаты доносятся до сознания в виде эмоций, например страха

Иллюстрация: GettyImages/Fotobank
Иллюстрация: GettyImages/Fotobank
+T -
Поделиться:

Разговариваете с кем-нибудь на улице, и тут вас охватывает безотчетная тревога, хотя, казалось бы, беседа самая безобидная, и ничего страшного вокруг вы не замечали. Нейрофизиологи из университета Лиона уверены: все дело в особенностях нашего периферического зрения. Замеченное краем глаза пугает нас куда сильней, чем то, с чем мы сталкиваемся лоб в лоб. Особенно это касается человеческих лиц. Если собеседник ни с того ни с сего начнет корчить страшные рожи, вы испугаетесь разве что за его психическое здоровье. Однако те же нелепые гримасы на краю поля зрения, как выясняется, запросто вгоняют нас в ужас.

На первый взгляд все это выглядит очередным выводом психологов-любителей, сочиненным на скорую руку. Сама собой рисуется картина: авторы исследования, доктора Байль, Хенафф и Кролак-Саймон по очереди садятся друг напротив друга и пытаются поразить визави изощренной мимикой. С тоской отмечают в лабораторном журнале: не испугались. Где-нибудь на пороге возникает их коллега и глядит на все это, раскрыв рот. Кто-нибудь из них замечает невольного свидетеля краем глаза и сам меняется в лице. «Испугались!» — восклицают остальные и немедля сочиняют статью для онлайн-журнала PLoS One.

Статья, впрочем, развеивает все опасения. Авторы как-никак не психологи, а нейрофизиологи и подходят к делу донельзя ответственно. Страх — вещь, конечно, субъективная, но его давным-давно научились фиксировать строгими инструментальными методами: страх в мозге хорошо локализован. Его «родина» — пара миндалевидных тел в левом и правом полушариях. Это куда более древняя, чем кора, структура мозга, где, как считают, формируются многие сильные эмоции — и страх в том числе.

Миндалевидное тело включается в критических ситуациях и отдает команды соседним структурам. Именно ему мы обязаны внезапным ощущением, что не можем сдвинуться с места, или участившимся пульсом. Ситуация взвешивается без участия рассудка, и принимается мгновенное решение, когда полезней не дергаться, а когда — бежать.

То, что здесь обрабатывается сенсорная информация, давно не секрет. Но в эксперименте Байля с соавторами выяснилась неожиданная деталь: зрительные сигналы от глаза легко добираются до миндалевидного тела в обход коры больших полушарий — то есть, по сути, не затрагивая рассудок. Здесь, в миндалевидном теле, они анализируются практически мгновенно. А сознательные выводы, к которым причастна кора, мы делаем заметно позже — если вообще делаем.

Свою гипотезу про периферическое зрение авторы статьи в PloS One проверяли на 11 добровольцах. Пять мужчин и шесть женщин усадили перед большими экранами. Всех предупредили: на экране будут появляться лица — без эмоций, счастливые или тревожные. Как часто бывает, суть эксперимента от добровольцев скрыли, а задачу сформулировали предельно просто: увидите счастливое лицо — жмите на кнопку. Картинки теста отделяла друг от друга заставка, на которую добровольцам велели не обращать внимание.

Что важнее всего, перед заставкой на 0,033 секунды вспыхивала картинка с тревожным лицом на краю поля зрения. Ни один из подопытных ее не вспомнил. Однако на магнетоэнцефалограмме уже через 0,1 секунды (на экране в это время была заставка) миндалевидные тела обоих полушарий вовсю проявляли активность — то есть реагировали на зрительный сигнал. Такой быстрый отклик объясняют «подкорковым каналом» передачи данных: из таламуса, который получает сигнал от зрительного нерва (и занимается его первичной обработкой), импульсы попадают прямо в миндалевидное тело. В этот момент мы и ощущаем беспричинный страх.

Отсюда простая рекомендация: если вам неуютно, чаще вертите головой по сторонам: тревожные детали окажутся в центре внимания и перестанут подсознательно угнетать. Это особенно полезно, когда вас вынуждают не сводить взгляда с какого-нибудь главного персонажа: возможно, он вовсе не стремится поразить своим обаянием, а приковывает ваше бессознательное внимание к лицам на периферии, которые и провоцируют тревогу. Если короля играет свита — то не в последнюю очередь благодаря этому.